Об инвестквотах и «экономическом собесе»

Об инвестквотах и «экономическом собесе»

17 ноября заместитель председателя правительства России — полномочный представитель президента в ДФО Юрий Трутнев провел во Владивостоке совещание, на котором обсудили будущее инвестквот.

Инвестиционные квоты – государственная программа ресурсной поддержки строительства рыболовецких судов и перерабатывающих заводов, инициированная Федеральным агентством по рыболовству (ФАР). Ее первый этап позволил построить на Дальнем Востоке 11 заводов, создано 2 590 рабочих мест. Что касается строительства флота, здесь итоги подводить рано: ни одно крупнотоннажное судно из заявленных в рамках инвестквот до сих пор не вышло на промысел на Дальнем Востоке (предполагается, что к 2025 году они создадут 1 835 рабочих мест). Береговая переработка, получив в шесть раз меньшее количество квот, чем рыбопромысловые суда, создала в полтора раза больше рабочих мест.

Чтобы сформировать инвестквоты, государство сначала изымает у рыболовецких компаний часть их ресурсной базы. Поэтому новость о втором раунде этой программы не у всех вызвала энтузиазм. Но рыбаки поставлены перед фактом, что продолжение в любом случае будет. Сейчас им остается только обсуждать, как использовать инвестквоты с наибольшей пользой. Именно об этом шла речь на совещании, которое провел Юрий Трутнев.

Как сказал на этой встрече глава ФАР Илья Шестаков, ведомство предлагает распределить инвестиционные квоты на втором этапе поровну между флотом и береговыми мощностями. «Необходимо соблюсти баланс распределения ресурса по объектам инвестиций с учетом эффективности всего рыбохозяйственного комплекса и специфики морского промысла», – отметил Илья Шестаков.

Часть рыбных предприятий считает, что приоритет должен быть отдан развитию береговых мощностей.

«В отличие от крупнотоннажных судов, которые способны работать только на минтае и сельди, и поэтому беззащитны при резком сокращении запасов минтая и сельди (а такое многократно происходило и будет происходить), береговые заводы могут перерабатывать почти все виды рыб, которые добывают в регионе. Поэтому они гораздо защищеннее от колебаний запасов рыбы. И гораздо защищеннее от колебаний рыночной конъюнктуры: при снижении цен на филе минтая (а при резком увеличении объема предложения филе минтая на мировом рынке корректировка цены будет неизбежна) такие заводы смогут переключиться на другие виды продукции и будут финансово устойчивее», – сказал президент ВАРПЭ Герман Зверев.

По его словам, вклад береговых заводов в бюджетную обеспеченность регионов существенно выше. Фонд оплаты труда береговых перерабатывающих комплексов, создаваемых в ходе второго этапа инвестиционных квот, составит 5,9 млрд рублей, а сумма отчислений в региональные и местные бюджеты и региональные отделения социальных фондов – около 2,5 млрд рублей ежегодно. Для сравнения: те же показатели десяти крупных рыбопромысловых судов составят порядка 2,2 млрд и 0,9 млрд рублей.

ВАРПЭ считает, что береговые комплексы могут обеспечить к 2025 году 3 840 новых рабочих мест (для сравнения: десять крупнотоннажных рыбопромысловых судов создают только 1 120 рабочих мест). Всего береговые заводы позволят создать до 2026 года 6 430 рабочих мест.

Кроме того, береговые заводы формируют спрос на мало – и среднетоннажный флот, а значит – на судоремонтные услуги. Крупнотоннажные суда могут ремонтироваться только за рубежом (по крайней мере, в горизонте ближайших 10 –15 лет).

Противоположной точки зрения придерживаются Ассоциация судовладельцев рыбопромыслового флота, в состав которой входят структуры Русской рыбопромышленной компании, а также группа компаний «Норебо».

«Для стимулирования инвестиций в рыбодобывающую отрасль и смежные отрасли необходимо предусматривать закрепление долей квот добычи (вылова) основных видов водных биоресурсов только под строительство судов рыбопромыслового флота», – считают в «Норебо».

Другой дискуссионный вопрос: есть ли необходимость защищать компании, принявшие участие в первом этапе программы инвестквот («донаделять» их квотами, возмещать им возможные потери)?

«Защита инвесторов не должна превращаться в гарантию со стороны государства полной окупаемости инвестиционного проекта, иначе это уже не инвестиции, а «экономический собес», – отметил Герман Зверев. – Кстати, предоставлять сейчас (до выхода рыбопромысловых судов на промысел) финансовую помощь инвесторам преждевременно. Вполне возможно, что фактическая квота, которая на построенные рыбопромысловые суда разверстается, окажется гораздо больше расчетной. Ведь инвесторы одновременно будут выводить из эксплуатации старый флот и облавливать новыми судами тот объем, которые прежде добывали старыми. Так что экономика может оказаться такой, что масштаб поддержки от государства понадобится меньше, чем сейчас называют инвесторы».

По мнению Германа Зверева, надо защищать инвесторов, которые купили на аукционе крабовые квоты и строят краболовы. Окупаемость их инвестиций построена на том, что помимо купленных в 2019 году на аукционе квот у предприятий имеются исторические квоты. Это создает запас прочности для строительства и обслуживания кредитов. Однако теперь, когда речь идет о продаже с аукционов всех оставшихся исторических крабовых квот, эти инвесторы могут попасть в трудное финансовое положение.

«Предприятиям нужно вести промысел, финансировать строительство и обслуживать кредиты. Экономика предприятия просто не выдержит уполовинивания их квот. Мы считаем, что в этом случае права инвесторов как раз и нужно защищать. Для этого рассмотреть возможность нового витка крабовых аукционов после истечения срока действия договоров – в 2033 году. Кстати, такую же позицию занимает и ФАС», – сказал Герман Зверев.

Помимо продолжения крабовых аукционов ФАР предлагает выставить на торги 100% общих допустимых уловов морских гребешков, ежей, трубачей, трепангов.

Предполагается, что эта дискуссия будет продолжена в 20-х числах ноября на самом высоком уровне, где, возможно, в ней и будет поставлена точка.

06:40
1450
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...