Пусть никто не уйдёт обиженным

Пусть никто не уйдёт обиженным

В Петропавловске состоялся круглый стол, на котором обсуждались проблемы и перспективы традиционного рыболовства. Его участники высказали свои тревоги, мнения, инициативы. Но это было только началом долгого и трудного разговора.

Когда в 2020-м Владимир Солодов возглавил наш край, общественные обсуждения наболевших проблем и поиск решений с участием всех заинтересованных сторон стали обычной практикой. Тема традиционного рыболовства уже обсуждалась на одной из стратегических сессий, прошедших в прошлом году в Центре развития Камчатки, когда началась работа над новой стратегией развития края. На минувшей неделе Владимир Солодов вновь собрал за условным круглым столом представителей местной и федеральной власти, общин и сообществ коренных малочисленных народов Севера.

«Я вижу вещи, которые нужно менять. Приведу пример по Командорским островам. Основная часть участков для традиционного рыболовства там распределена не среди местных жителей, а между общинами, которые проживают в Елизовском районе. Из шести участков четыре не используются уже много лет. Это неразумное отношение к природным богатствам», – отметил глава региона.

Владимир Солодов так сформулировал свою цель: сделать правила традиционного лова, как и любого другого вида рыболовства, адекватными, понятными и удобными для жителей.

«Сложившийся конструктивный диалог с федеральными органами власти позволяет реализовать решения, которые мы примем. Может быть, это произойдет не мгновенно, но и не через пять лет. Нам нужно уже к следующей лососевой путине внести изменения, которые все мы считаем необходимыми», – подчеркнул губернатор.

«Надо разделять нужды потребления и традиционную хозяйственную деятельность. В первую очередь необходимо, чтобы люди были сыты. Хозяйственная деятельность общин – это уже вторая задача. Общины должны стать социальным инструментом для развития сообщества коренных народов, а не для обогащения конкретных лиц», – отметил председатель краевой ассоциации КМНС Андрей Метелица.

На первый взгляд коренные жители Камчатки получают значительный ресурс, которого должно хватить и на личное потребление, и на хозяйственные нужды. В этом году он составил почти 7,5 тысячи тонн только лосося, не считая белорыбицу. Если взять общий вылов общин и разделить на количество их членов, выйдет по пять тонн лососей на человека. Для сравнения: в Японии, которая считается лидером по потреблению морепродуктов, на душу населения приходится 60–70 кг рыбы в год. Однако речь только об общинах, которые по результатам конкурсов получили рыболовные участки. Для общин без участков и для физических лиц цифры в разы меньше. Как изменить существующий порядок, чтобы исключить неравенство?

На круглом столе прозвучали различные предложения. Например, разделить общий объем, выделяемый для традиционного рыболовства, поровну между всеми коренными жителями, независимо от того, являются они членами общин или нет. Другое предложение – предоставить общинам объемы для рыбалки, исходя из количества их членов: чем больше людей, тем больше рыбы. Кто-то считает, что надо перевести рыболовство общин в олимпийский режим: кто выловит больше остальных в рамках выделенных объемов, тот докажет свою эффективность. К слову, некоторые коренные рыболовы, не создавая общин, вовлекают в свою деятельность земляков, дают им работу. Можно было бы отнести таких людей к категории самозанятых.

Спорная тема – лимиты для нужд потребления, установленные постановлением Правительства Камчатского края № 190-п. Да, в разных районах – разные условия жизни. Но не сказать, что на юге полуострова жизнь сильно легче и проще, чем на севере. Справедливо ли, что дозволенные объемы добычи для личного потребления в Тигильском и Усть-Большерецком районах разнятся? Правильно ли, что объемы белорыбицы для физических лиц из числа КМНС проще получить в рамках спортивно-любительского рыболовства, в котором эти объемы не нормированы?

Губернатор обозначил еще один вопрос – необходимость доступа к водным биоресурсам тех камчатцев, которые не относятся к коренным малочисленным народам, но по сути являются коренными жителями полуострова. Как назвать эту категорию, еще обсуждается. Пока используется рабочий, но вполне приемлемый термин «старожильческое население».

Эта тема вызвала острую дискуссию в ходе круглого стола. Понятно, что представителей коренных малочисленных народов беспокоит, не оттянут ли старожилы на себя часть их ресурса. Поэтому в некоторых выступлениях звучало недовольство.

Член президиума старейшин малочисленных народов Валентина Броневич призвала земляков не нагнетать рознь между камчатцами разных национальностей: «Корякский округ старожилы поднимали. Они учили нас грамоте, давали нам возможность получать образование. Сегодня в половине семей в национальных селах один из супругов не относится к коренным народам, но живет с ними одной жизнью, разделяет с ними их трудности».

По словам заместителя атамана Быстринского станичного казачьего общества Алексея Сметанина, старожилам не так уж много надо, чужого они не возьмут.

«В Быстринском районе проживают 1 180 представителей коренных малочисленных народов. Заявки подают 400 человек. Если считать вместе с лицами, которые не относятся к КМНС, то получится всего 40 тонн – по 100 кг на человека. Этот объем удовлетворяет потребности района», – сказал Алексей Сметанин.

Однако еще не факт, что все старожилы намерены придерживаться разрешенных объемов. Ведь и среди представителей КМНС есть такие, кто заходит за грань дозволенного. Так что здесь есть свои риски.

«Если будет принято решение распространить наши преференции на представителей из числа старожилов, предлагаю разрешать им такое рыболовство исключительно на участках родовых общин, так как, во-первых, они действительно будут осуществлять рыболовство традиционно, с соблюдением всех наших требований. Во-вторых, их добыча биоресурсов будет подконтрольной: община станет фиксировать объем выловленной рыбы», – предложил Андрей Метелица.

О том, к чему приводит бесконтрольный промысел, напомнила участникам круглого стола директор КамчатНИРО Нина Шпигальская. Хотя путина этого года считается удачной, ситуация на Камчатке не везде благополучна. На некоторых территориях, где ведется традиционное рыболовство, промысел может быть ограничен.

«На слуху сейчас прежде всего Елизовский район, Авачинская губа, Авачинский залив, «домашние» реки Авача и Паратунка, которые испытывают наибольшую антропогенную нагрузку, – отметила Нина Шпигальская. – В этом году нерестовые площади здесь слабо заполнены. В депрессивном состоянии стада нерки и чавычи. С 1990-х годов численность кеты в обеих реках снизилась примерно в три раза. Сократился срок хода кеты. С середины августа она практически не встречается в контрольных уловах, хотя раньше ее производители попадались до середины сентября. С 1990-х численность кижучей на реке Аваче снизилась в 10 раз, на реке Паратунке – в 4 раза. На наш взгляд, нужен мораторий на промысел в Аваче, Паратунке, Авачинской губе, Авачинском заливе. Прежде всего это касается промышленного рыболовства. Но существенные ограничения должны быть приняты и в отношении традиционного лова с использованием сетных орудий».

По словам Нины Шпигальской, другая проблема – низкий уровень отчетности о вылове со стороны коренных жителей, ведущих рыболовство.

«Так, в Карагинском заливе выделяются большие объемы корюшки по заявкам представителей КМНС, промышленники получают эту рыбу по остаточному принципу. Но, согласно отчетам, процент освоения корюшки минимальный. Значит, ресурс не востребован? Такая же ситуация была с мойвой в 2020-м. В этом году на Западной Камчатке промышленникам выделены 11 тонн мойвы, а представителям КМНС – несколько тысяч. Не повторится ли ситуация прошлого года? Если у нас нет адекватной, отражающей действительность статистики вылова, то и наши оценки состояния запасов будут искаженными», – сказала Нина Шпигальская.

Вот такие мнения и предложения были высказаны на круглом столе. Все они будут проработаны в краевом министерстве рыбного хозяйства. Часть из них может послужить основой изменений региональных законов либо инициатив, выдвинутых на федеральный уровень. Общественное обсуждение перспектив традиционного лова не закончено. Оно будет продолжаться.

Алексей ПЛАТОНОВ.

Справка

В лососевой путине 2021 года участвовала 121 община коренных народов. Объем лососей для традиционного рыболовства составил почти 7,5 тысячи тонн. Помимо общин правом на ведение лова в объеме от 50 до 200 килограммов в зависимости от района проживания воспользовалось более 10 тысяч человек.

Пусть никто не уйдёт обиженным 0Пусть никто не уйдёт обиженным 1Пусть никто не уйдёт обиженным 2Пусть никто не уйдёт обиженным 3Пусть никто не уйдёт обиженным 4
01:00
1805
RSS
Семён Семёнович
01:29

Этот разговор тянется уже лет 25, а завершения не видно.

Загрузка...