Некий орган

Некий орган

Комиссию по анадромным можно считать штабом лососевой путины. Такие штабы действуют в регионах уже почти 10 лет. Но их статус и статус их решений – все еще предмет юридических споров.

Порядок деятельности комиссии по регулированию добычи анадромных видов рыб (в разговорной речи ее обычно называют комиссией по анадромным) утвержден минсельхозом в 2013 году. Такие комиссии были созданы во всех регионах, где ведется промысел анадромных, прежде всего лосося. Они правомочны определять сроки промысла, объемы вылова по районам, проходные дни для пропуска рыбы к нерестилищам и т. д. Это позволяет управлять путиной оперативно на месте, а не ждать месяцами важных решений из Москвы, как это бывало когда-то.

Однако в ситуации с комиссией есть свои подводные камни. Так, формально ее возглавляет губернатор, однако решение комиссии не считается действительным, пока его не утвердит руководитель территориального управления Федерального агентства по рыболовству (на Камчатке – северо-восточного теруправления, СВТУ). В 2015 году начальник СВТУ по неизвестной причине 10 дней не подписывал июньский протокол комиссии, из-за этого рыбаки 10 дней не могли подавать заявки для выписки разрешений на добычу лососей, не вели промысел, не получили ожидаемый доход. Другой вопрос – состав комиссии. Из 30 ее членов на сегодня – только трое представляют рыбаков. Только пятеро – представители региональной власти – исполнительной и законодательной. Все остальные – «федералы». Среди них, например, представитель министерства обороны. Хотя нелегко вспомнить случаи, когда он присутствовал на заседаниях комиссии.

Эти нюансы неоднократно обсуждались на разных уровнях. В свое время Камчатский край предлагал изменить состав комиссии, чтобы повысить ее компетентность, а также уравновесить в ней голоса региона и федерального центра. Но ничего не менялось. И вот впервые эта тема дискутируется в суде.

Спор инициирован рыболовецкой артелью «Колхоз Красный труженик». Предприятие оспаривает три решения комиссии, принятые в мае и августе 2020 года. Сами эти решения и их последствия – отдельный разговор, к которому мы вернемся в других публикациях. Сейчас речь пойдет о том, что затрагивает интересы всех предприятий, а не только одной артели.

Итак, в ходе рассмотрения этого дела устоявшиеся представления о статусе и правах комиссии несколько пошатнулись. Открытия начались еще на этапе подачи заявлений в суд.

Как рассказал представитель «Красного труженика» Игорь Копытов, первоначально заявления были поданы в Арбитражный суд Камчатского края. Однако тот их вернул, указав, что оспариваемые решения являются нормативными правовыми актами, комиссия – государственным органом, а это не относится к компетенции арбитража.

Тогда компания обратилась в краевой суд общей юрисдикции, но и тот посчитал, что это не его епархия. По мнению краевого суда, обжалуемые решения не относятся к нормативным правовым актам, а комиссия по анадромным представляет собой некий межведомственный орган, не являющийся органом исполнительной власти Камчатского края.

При этом ни тот, ни другой суд не указал, чья же это подсудность.

Вот так, комиссия работает уже почти 10 лет, а, оказывается, никто не знает, что это за орган и как назвать его решения.

«Красный труженик» был вынужден обжаловать оба определения – и арбитражного суда, и краевого. В итоге арбитражный суд края все-таки принял жалобы компании к рассмотрению.

Когда стороны стали представлять в суде свои мнения, прозвучало еще много любопытного о работе краевой комиссии по анадромным. Вот, к примеру, снова обратим внимание на ее состав. Как сказано выше, большинство голосов в ней – у федеральных органов власти. Но теперь надо уточнить, что решающее слово остается только за одним из них – СВТУ. Мало того, что без подписи руководителя СВТУ протоколы комиссии не действуют, но еще именно это управление представлено в комиссии наибольшим количеством человек. Сейчас их там девять. К ним можно прибавить еще трех членов комиссии – представителей местных филиалов ВНИРО и Главрыбвода, которые, как и СВТУ, входят в структуру Федерального агентства по рыболовству. Все эти люди подчиняются одному ведомству (а если точнее, то одному должностному лицу), зависят от него, а значит, всегда будут голосовать одинаково, отклоняя любое неугодное мнение количеством своих голосов.

В соответствии с пунктом 11 порядка деятельности комиссии все ее члены обладают равными правами. Но разве можно в данном случае говорить о соблюдении принципа равенства, который является конституционным, о свободе голосования, о коллегиальности решений?

Дальше – больше. Согласно части 2 статьи 29.1 федерального закона о рыболовстве, участие представителей федерального органа исполнительной власти в области рыболовства (в том числе его территориальных управлений) в работе комиссии по анадромным вообще не предусмотрено. И это логично, ведь закон предусмотрел для данного государственного органа иную роль – роль контролера, который проверяет законность решений комиссии и утверждает их. Разве правильно, когда представители одного федерального агентства принимают участие в выработке решений межведомственной комиссии, а потом представитель того же агентства решает, законно оно или нет? Тем более в нашей ситуации, это был один и тот же человек. В комиссию он был включен как заместитель руководителя СВТУ, а ее решение утверждал как врио руководителя.

Кстати, о количестве представителей. Возможно, в статье 29.1 закона о рыболовстве не хватает четкости формулировок. Но из него со всей очевидностью следует, что каждый из перечисленных в нем государственных органов должен направить в комиссию одного представителя, а не шесть или девять. А если на заседании комиссии присутствует несколько представителей одного учреждения или организации, то от них может быть зачтен только один голос. Ведь закон говорит о представительстве органов, а не о самостоятельном участии в работе комиссии должностных лиц, занимающих в одном ведомстве различные должности.

Интересно, правда? Увы, суд не стал вникать в эти тонкости, а нашел формальные причины, чтобы отказать в удовлетворении заявленных требований. Но это было лишь первое заявление «Красного труженика». Принять аналогичное решение по остальным заявлениям предприятия, которые будут рассмотрены позже, суду будет труднее. Ему все же придется дать оценку всем доводам заявителя. И это даст полезную пищу для размышления тем, кто, как и «Красный труженик», захочет оспорить решения комиссии по анадромным.

Кирилл МАРЕНИН

23:40
1602
RSS
Вячеслав
02:07

Ну, наконец-то! Я уж было думал, что никто не посягнет на «священную корову».

Одно время я вел статистику посещений заседаний комиссии, но затем просто плюнул. Смысла нет — к каждому протоколу приложены несколько заявлений, в которых отсутствующие согласны со всеми решениями комиссии, хотя как правило никто не знает о чем будет идти речь. Точнее, повестку-то члены комиссии знают, но никаких рекомендаций от науки или ещё от кого-либо ни разу не видели. Автором правильно акцентировано внимание на представительство одного органа. Это специально сделано чтобы не допустить лишних. Мы, организация рыболовов-любителей, не единожды пытались добиться включения своего представителя в этот орган, но нам отказывали. Ну а теперь, когда стало очевидным, что этот орган не более чем фикция, то и стало незачем в нем находиться. Только испачкаешься... 

Загрузка...