Автостопом, самолётом... на палках и скотче

Автостопом, самолётом... на палках и скотче

«Из пункта А в пункт Б...» – помните такие школьные задачки? А можете представить, что есть маршруты, на обозначение пунктов в которых не хватит даже всех букв алфавита? И ответом на такую задачу будут не часы, дни и месяцы, а годы или, может быть, даже… вся жизнь. Большое приключение путешественника Павла Веро длится уже почти пять лет. Он объехал автостопом десятки стран, сотни городов и поселков. Сейчас Павел гостит в наших краях

Камчатка, конечно, слишком крута, чтобы попасть на нее автостопом. В этот раз страннику пришлось усмирить свою романтическую натуру и, как это делают тысячи обычных туристов, прилететь сюда на самолете. Однако он уже вовсю обдумывает нестандартные отходные пути с полуострова… Павел много раз доказывал, что невозможное невозможно только на первый взгляд.

Свой путь

Когда-то в прошлой жизни Павел Веро был вполне обычным гражданином. Родился в Брянске. Выучился на программиста и уехал покорять Москву. Устроился в банк. И, возможно, сейчас даже дослужился бы до начальника какого-нибудь важного отдела. Но 5 лет назад он нашел смелость признаться самому себе в том, что это не его путь.

– Я любил ходить на разные мероприятия, лекции, посещал площадку, которая называется «Академия вольных путешествий», – рассказывает Павел. – Я с большим интересом всегда слушал рассказы о дальних странствиях. Больше всего меня поразили истории двух людей. Одному на тот момент было 20, и он колесил по всему миру на своем велосипеде. Побывал он и в Африке, например, и в Якутии. Представляете, на велике в пятидесятиградусный мороз по снежным просторам?! А второму было 80 (!), он к тому времени путешествовал уже 20 лет. Вышел дедуля на пенсию, понял, что сидеть без дела очень скучно, и отправился автостопом – сначала в соседний город, потом в другие страны. Сейчас ему должно быть уже 85. Надеюсь, что с ним все о’кей и он по-прежнему в пути. Эти примеры вдохновили меня. Я понял, что надо заниматься тем, что любишь, и что большинство преград мы строим для себя сами. Тогда, еще находясь в Москве, я попробовал первый раз поймать попутку. Было неудобно, надо было преодолеть психологический барьер. Я поднял руку, остановился джип, водитель согласился подбросить меня до нужной остановки. А потом я с каждым разом убеждался, что в мире много добрых, хороших людей, которые не хотят скучать за рулем… И, если им по пути, с удовольствием подбросят тебя.

Сначала Павел уезжал на небольшие расстояния, по России. А когда прокачал свои пилигримские таланты, попрощался с Москвой, бросил работу и жилье и отправился в свое глобальное путешествие, которое длится до сих пор и, похоже, заканчиваться не собирается.

– Прошло всего 5 лет, а мне кажется, что прошло во много раз больше, – признается Веро. – Потому что за эти 5 лет со мной произошло столько всего, сколько не происходило за предыдущие 25. Эти годы пути очень насыщены открытиями, эмоциями, общением и опытом.

Первой главой этого большого многолетнего пути стала поездка в Индию. Само собой, автостопом, и только по земле – через Монголию, Китай, Вьетнам, Лаос, Таиланд, Мьянму, Сингапур, Тайвань, Южную Корею, с остановками в разных городах. В итоге индийское приключение растянулось на целых полгода. И по Европе Павел поездил, был в Польше, Словакии, Чехии, Австрии, Германии… Всего на данный момент в его багаже 23 страны. Обо всех странствиях Павел рассказывает в своем блоге, снабжая посты красивыми, яркими профессиональными фотографиями. В последнее время там все меньше заграничных картинок и все чаще появляются снимки, сделанные в разных уголках России. В этом году пандемия, конечно, изрядно откорректировала планы Веро, но подарила пусть и незапланированное заранее, но очень приятное и насыщенное турне по просторам Родины.

– По России очень интересно путешествовать, здесь столько всего сконцентрировано, – делится Павел. – Одна страна собрала в себе столько климатических зон, географических объектов, разнообразных удивительных мест! Здесь и океан, и моря, и острова, и степь, и леса, и тундра, и… даже пустыня. В этом году я побывал в самой северной пустыне мира, которая находится в Забайкальском крае, и называется Чарские пески. Уникальность ее в том, что она находится среди тайги. Представьте: песок, барханы… а на горизонте заснеженные горы и лес! Это выглядит очень необычно. И это чудо находится у нас в России. Но об этом, к сожалению, знают далеко не все россияне.

Самая захватывающая и экстремальная история за все его долгое странствование, по признанию Павла, произошла с ним тоже в России. По пути на Сахалин.

Не пытайтесь повторить! Опасно для жизни!

Павел давно хотел побывать на Сахалине. Там живут его родственники, которых он ни разу не видел. А в этом году он этой идеей прямо загорелся. Веро поделился своими планами с коллегой-странником Алексеем Чепуштановым, с которым познакомился в Хабаровске. Их пути сошлись. Оказалось, что Алексей давно вынашивал сумасшедшую идею – добраться до Сахалина на самодельном судне. Ребята изучали вопрос, и, по их сведениям, до них никто и никогда не переплывал Татарский пролив на средствах, сделанных своими руками. Попытки предпринимались, но все они закончились неудачей. Алексею и Павлу льстила мысль о том, что они могут стать первопроходцами. Но как и из чего сделать судно? Путешественники просматривали десятки роликов в YouTube в поисках подходящих примеров. Готового решения так и не нашли. Однако у одного умельца подглядели простую и очень дешевую конструкцию, на основе которой и смастерили свой катамаран. На это у них ушло полтора дня и около тысячи рублей. Не верите? Можете сами убедиться, посмотрев подробные видео на страничке @pavelvero в «Инстаграме».

Что потребовалось для этого экстремального плавания?

– Все свое ношу с собой, так как я постоянно нахожусь в пути, – объясняет Павел Веро. – У меня есть палатка, коврик, газовая горелка, теплые вещи и небольшой запас еды. А для строительства катамарана мы взяли с собой только два рулона стретч-пленки и скотч.

Странный набор для постройки судна, не правда ли? Но нашим путешественникам так не казалось. Взяв рюкзаки и свои нехитрые «стройматериалы», они отправились в путь. Из Хабаровска до поселка Лазарев – 750 километров, их Алексей с Павлом преодолели за 3 дня автостопом. Почему они решили плыть именно оттуда? Ответ можно легко разглядеть на карте: там находится самое узкое место Татарского пролива, от Лазарева до ближайшей точки Сахалина менее 10 километров пути.

– Когда мы прибыли в поселок, нас приютил у себя добрый человек – дядя Саша, – рассказывает Павел. – Там мы и начали строить наш катамаран. Из найденных в лесу веток мы сделали каркас и внутренние кольца – шпангоуты. Конструкцию обтянули пленкой. Получилось две закрытых гондолы, или, можно сказать, два баллона, к которым мы потом приделали несколько поплавков из пластиковых бутылок. Скрепили баллоны палубой, поставили мачту, натянули парус, сделали рулевую… Сейчас я уже понимаю, что мы совершили несколько важных ошибок: и кольца из веток надо было делать толще, и пленки намотать в два раза больше, обстругать все сучки, чтобы не могли повредить пленку. Да и строить катамаран лучше было бы на самом берегу. Когда мы тащили наше судно от поселка к воде, местами ободрали пленку, пришлось латать ее скотчем. Но это все нас не остановило. Впереди по прогнозу было несколько штормовых дней, надо было успеть дойти по хорошей погоде.

Когда Паша рассказывает об этом, я не могу скрыть удивление. Я уже знаю, что парням все-таки удалось на этом хлипком суденышке из палок, пленки и скотча перебраться на Сахалин. Я ведь вижу перед собой живого Павла… Но ужас меня не покидает. Неужели жажда приключений напрочь отключает инстинкт самосохранения?

– Мы осознавали, что это рискованное мероприятие, – объясняет Павел. – Но у Алексея уже был опыт сплава по рекам, и я доверился ему. Все поначалу шло хорошо, однако где-то в середине пути наш «корабль» дал течь и довольно сильно накренился вперед. Леша скомандовал отчерпывать воду. Он сам разгрыз пластиковую бутылку, сделал из нее черпак и принялся им очень быстро орудовать. Я, как ни старался, порвать бутылку не смог. Мне казалось, еще чуть-чуть и я сломаю зубы. Алексей сначала крикнул: хочешь жить – грызи! Потом кинул мне свой черпак, а новый сделал себе из другой бутылки. Вдвоем мы работали очень слаженно, и у нас стало получаться отчерпывать воду быстрее, чем она прибывала. Стало гораздо спокойнее от мысли, что все, более-менее, под контролем. Однако вычерпыванием воды нам пришлось заниматься до самого конца пути.

Течением и ветром легкое суденышко постоянно сносило от намеченной прямой траектории. В итоге вместо запланированных 7–10 километров «первопроходцы» прошли 15, затратив на это около 5 с половиной часов.

– Уже стемнело, и от этой механической работы по отчерпыванию воды я впал в какой-то ступор, – рассказывает Павел. – Я смотрел на огни маяка на той стороне и думал, почему они не приближаются… У меня было полное ощущение, что мы стоим на месте. Вдруг из этих мыслей меня вырвал Лёхин голос. Мне показалось, что он кричит: «Берегись, волна!». Я весь съежился и подумал, что этого еще не хватало. А потом, когда он крикнул во второй раз, я очень четко расслышал эти самые прекрасные на свете слова: «Паша, берег! Мы доплыли!» Наше судно уткнулось в землю. Я спрыгнул прямо в ледяную воду, весь вымок. На дворе уже стояла поздняя осень, было очень холодно. Но от радости я этих мелочей даже не заметил поначалу. Мы решили сжечь наш катамаран, чтобы не оставлять кучу пластикового мусора на берегу. Он горел очень долго… Мы успели хорошенько отогреться, попить чаю и высушить одежду. А потом – опять в путь. Ведь до цивилизации нам предстояло шагать еще несколько дней. Сейчас, когда я вспоминаю этот переход на Сахалин, у меня до сих пор холодеет внутри, я осознаю, что дело могло кончиться печально. Мы ведь, кроме дяди Саши, не предупредили больше никого о том, что выходим в плавание… Случись что, нас бы никто не спас. Но, как сказал Лёха, не надо сеять негатив, все же закончилось хорошо. А вот учесть эти ошибки необходимо, если вдруг в будущем сложится необходимость повторить этот опыт.

Зимовка на Камчатке

Разглядывая в интернете чужие фотографии с Камчатки, Павел, конечно, мечтал о том, что тоже когда-нибудь окажется в этом уникальном месте.

– Но это действительно была мечта, где-то там жила она далеко, глубоко, и я даже не думал, что она станет реальностью так скоро, – рассказывает Павел. – Когда я все-таки попал на Сахалин, я понял, что еще никогда в своих путешествиях не был так близко к Камчатке. А значит… надо туда добираться. Сначала хотел из Корсакова поплыть морем, напросившись на грузовое судно. Но потом узнал, что в продаже есть дешевые билеты до Петропавловска, по акции, всего за пять тысяч рублей. И полетел.

На нашем полуострове для любителей экстрима – рай. Удалось ли Камчатке перебить сахалинские впечатления?

– Здесь очень красиво, и впечатлений у меня уже полный жесткий диск. Я фотографирую постоянно. Но впечатления эти все, к счастью, только позитивные. Идешь по городу, заворачиваешь за угол дома, а там… вулкан. Я до сих пор не могу привыкнуть к этому! Я успел побывать в разных классных местах в окрестностях города: на Мишенной сопке, на Камчатском камне, полюбовался сивучами на берегу Авачинской бухты. И чуть дальше выбрался: на океане был, съездил на разные дикие термальные источники – Верхнепаратунские, «ЭМЖО» и в Малку. Побывал у подножья Авачинского и Корякского вулканов, на Вилючинском вулкане. А самая экстремальная моя вылазка на Камчатке – это Ключевская Сопка. Я знал, что этот вулкан извергается, и решил во что бы то ни стало добраться до него. Автостопом доехал до Ключей. А дальше там тоже есть дорога до базы Апахончич, что стоит у подножья сопки. Но по этой трассе машины ездят раз в сто лет, почти в буквальном смысле! Я сказал себе: плевать, если нет машины, идем пешком. Предстояло мне преодолеть 70 километров. Но через 15 километров моего похода случилось невероятное чудо! Автомобиль! Меня подкинули охотники прямо к подножию Ключевской. И я увидел своими глазами извержение вулкана. Это незабываемо! Хотелось бы еще на гейзеры посмотреть, но 60 тысяч рублей за вертолетный тур до Долины гейзеров для меня – нереальная сумма… Говорят, здесь гораздо ближе есть мини-Долина гейзеров, может, получится хотя бы туда добраться…

У Павла, как вы догадываетесь, нет постоянного места работы, он живет за счет продажи фотографий на стоках в интернете и каких-то подработок, которые находит в пути. Пока на Камчатке с трудоустройством ему не повезло, и путешественнику приходится жить в режиме жесткой экономии. Как же так? Неужели, забравшись так далеко, Павел не попробовал камчатских крабов, красной рыбы и икры?

– Я уже очень давно не ем мяса, рыбы и морепродуктов, а так было бы досадно, конечно, – смеется Павел. – Но мне легко. Я питаюсь крупой, хлебом и овощами. А камчатский колорит я исследую с других сторон! Мне хватает того, что я вижу вокруг.

Павел находится у нас, на Камчатке, уже почти три месяца. Интересуюсь, обычное ли это дело для путешественника – делать такие долгие остановки в пути?

– В России везде сейчас довольно холодно, не самое подходящее время, чтобы идти пешком или ехать автостопом. Когда я понял, что еду на Камчатку, сразу решил здесь остаться на зимовку, а ближе к весне продолжить движение. Мне повезло, я познакомился с таким же любителем путешествий, и он пустил меня пожить к себе. Теперь я уже через интернет зазываю сюда своих знакомых. В феврале ко мне приедет друг, я ему покажу все самое красивое, что увидел здесь. А в марте мы, скорее всего, двинемся на север полуострова, будем думать, как там добраться до Магадана по морю. Пока готового решения у нас нет, но маршрут – на стадии разработки! На катамаране обещаю в этот раз не плыть… Там расстояние очень большое.

Яна ЩЕГОЛИХИНА.

Фото из архива Павла ВЕРО

Автостопом, самолётом... на палках и скотче 0Автостопом, самолётом... на палках и скотче 1Автостопом, самолётом... на палках и скотче 2Автостопом, самолётом... на палках и скотче 3Автостопом, самолётом... на палках и скотче 4Автостопом, самолётом... на палках и скотче 5
22:05
3394
RSS
Артур
04:59

Просто невероятно! Павел ты красавчик!

Загрузка...