С корабля – на... пожар

С корабля – на... пожар

В нашем рыбацком крае нештатные ситуации на воде – вещь обыденная. Без ЧП, к сожалению, не обошелся еще ни один навигационный сезон. Да и за его пределами работы спасателям хватает. Зачастую для спасенных они остаются безымянными героями.

Благодаря фестивалю «Созвездие мужества», на котором выбирают лучших из лучших сотрудников МЧС России, у нас есть возможность познакомиться с теми, кто совершает подвиги практически в ежедневном режиме

Наш земляк Алексей Щеглов – один из таких героев. В этом году на региональном этапе конкурса он стал лучшим спасателем-водолазом. Но пытаться вести с ним разговоры о героизме – дело бесполезное.

– Я рад, что мои знания и умения позволяют спасать людей, – делится Алексей. – Но это не героизм, это работа. Да, работа не самая простая, но ее должен кто-то делать. Вся моя жизнь связана с МЧС, и я ни разу не пожалел о выбранном пути.

О настоящей мужской профессии он, как и почти любой мальчишка, мечтал с детства. Тогда, правда, о спасателях еще ничего не знал. Заглядывался на большие красные машины и представлял, как вырастет и тоже вот так, с сиреной, промчится на пожар и обязательно спасет кого-нибудь из огня.

К тому времени, как Алексей Щеглов окончил школу, получил техническое образование и отслужил «срочку», в России появилось МЧС. Он подал туда документы, прошел через довольно жесткий отбор – тесты, нормативы, медкомиссию – и… почти годовое ожидание ответа.

– Честно, я уже почти отчаялся, – признается Алексей. – Стал думать, что простым парням туда вообще не попасть. Но потом все же дождался положительного решения.

В системе МЧС Щеглов служит с 2003-го. Начинал водителем, затем отучился на пожарного, потом на спасателя и на водолаза. Имеет горную подготовку и опыт десантирования с вертолета на сушу и воду. В общем, за эти годы Алексей превратился в универсального спасателя.

– И хоть в моей трудовой значится, что я водолаз, но мы ведь входим в структуру специализированной пожарной части МЧС, поэтому, когда на воде никаких ЧП, я тушу пожары и принимаю участие в различных спасательных операциях.

Одна из таких глобальных операций, которую Щеглов будет помнить всегда, – работа спасателей со всей страны на сильнейшем паводке 2013 года. Тогда в зоне подтопления оказалась значительная часть территории Китая и Дальнего Востока России. Режим ЧС федерального уровня был введен сразу в пяти субъектах. Камчатские спасатели отправились на помощь в один из самых пострадавших регионов – в Амурскую область.

– Наверное, именно там я в полной мере осознал всю важность нашей профессии, – рассказывает Алексей. – Тогда в Амурке было спасено из зоны подтопления около 120 тысяч человек. Отрадно, что в этом есть и наша лепта. Старались, не спали, мерзли, но делали свою работу. Месяц нам приходилось жить в вагонах поезда – больше просто негде было. В общей же сложности мы отработали там почти два месяца. А когда отправлялись в эту командировку, думали, что едем на пару недель максимум. Но это все равно позитивный опыт. Во-первых, это была очень слаженная работа, во-вторых, все, кому оказывали помощь, остались живы.

Это на курортных пляжах работники спасательных станций могут похвалиться большим процентом выживших среди тех, кого кидались спасать. Там помощь может прийти быстро. У нас же специфика такова, что в основном люди терпят бедствие далеко от берега. Нет возможности помочь моментально, а ведь счет часто идет на минуты. И наша неласковая водичка оставляет потерпевшим очень мало шансов на выживание. Каждая спасенная здесь на воде жизнь – это большая удача. И большая работа спасателей.

– Если катер сломался и вовремя успел подать сигнал о бедствии, у нас есть час или пара часов, чтобы не произошло страшного – чтобы катер не разбило о скалы, например, – рассказывает Алексей Щеглов. – Надо найти их, зацепить и притащить в порт. Некоторых выходящих на катерах и лодках в море губит незнание опасных участков акватории. Вот, например, летом 2018 года произошла такая история: девушка с молодым человеком отправились на морскую прогулку и уже недалеко от выхода из Авачинской губы их катер пошел по очень опасному пути. Все стараются обойти этот участок… а они, видимо, не знали этого, и катер перевернулся. Парень пропал без вести, а девушке удалось выбраться на берег в районе мыса Маячного. Три дня она отчаянно махала спасательным жилетом, привлекая внимание проходящих катеров. Наконец, ее заметили и сообщили нам. В район происшествия выдвинулись две группы: одна – по суше, другая на катере. Я был во второй группе. Сильная приливная волна и мелководье не дали нам возможности подойти с воды, и поэтому было принято решение эвакуировать девушку наверх с помощью альпинистского снаряжения. Мы снизу, с катера, корректировали действия наших коллег. Операция прошла успешно – девушку спасли. Из масштабных спасопераций вспоминается ситуация с иностранным сухогрузом «Айкишун», который наскочил на скалы в 2011 году все у того же мыса Маячного. На борту находилось более 20 граждан Китая, всех их мы благополучно эвакуировали и переправили на лодках в Петропавловск.

За плечами у водолаза Алексея Щеглова уже около 500 проведенных под водой часов. Наверное, такой весомый профессиональный багаж притупляет страх работы в морской пучине?

– Сказать, что совсем не страшно, не могу, – признается Алексей. – Есть некоторые не очень комфортные ситуации, в которых не по себе. Мне под водой неприятно лезть в какие-то закрытые конструкции. Там темно, там ограниченное количество воздуха, ограниченное пространство – можно застрять, зацепиться, заблудиться. Но свои страхи мы учимся трансформировать в более продуманную, выверенную работу.

Один – под водой не воин. Все водолазные работы проводятся в составе станции, в которую помимо работающего водолаза, непосредственно осуществляющего спуск, входят еще обеспечивающий и страхующий водолазы, а также командир спуска и руководитель водолазных работ.

Эту профессию по сумме различных факторов риска и угрозы здоровью называют самой тяжелой из всех существующих опасных профессий. Стать водолазом сможет далеко не каждый, а только тот, кто умеет правильно оценивать возникшие риски, не впадая при этом в панику.

Давит на водолазов не только ответственность, не только психологический груз, но и сама вода и очень тяжелое снаряжение. Оно, между прочим, весит более 50 (!) кг. И к этой «тяжести» у водолазов, кстати, особое отношение.

– Есть такая профессиональная традиция – относиться и на суше к своему снаряжению с уважением, – рассказывает Алексей Щеглов. – Оборудования у нас много, иногда бывает, чтобы пройти, вроде единственный выход – наступить на него. Но этого делать нельзя. Чтобы не подвело в работе. Чтобы количество погружений равнялось количеству всплытий.

Яна ЩЕГОЛИХИНА

10:30
2942
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...