Сплавом по Карымчине-реке

Сплавом по Карымчине-реке

За свою многолетнюю рыболовную практику мне ни разу не доводилось пройти сплавом по некогда недоступной из-за отсутствия дороги рыбной реке Карымчине. Теперь этот пробел восполнен

Карымчина – это левый крупный приток реки Плотникова, которая, в свою очередь, начиная от устья, вместе с речками Гольцовка и Быстрая рождает реку Большую. С началом строительства в 1990-е годы Толмачевского каскада ГЭС речку в первую очередь оценили и освоили браконьеры. Приезжали даже из села Шаромы, чтобы попотрошить нерестилища чавычи, кижуча, нерки. А что делать, если свою реку Камчатку они по этой причине давно загубили? А тут – на тебе! – открылся такой икорный «клондайк»! Как же не воспользоваться? И никакой пост, выставленный энергетиками, для браконьеров не был преградой. В итоге если поначалу мы еще ездили не речку за микижой и гольцом, то впоследствии из-за его практического исчезновения от поездок сюда отказались.

В субботний день, 26 сентября, по приглашению знакомого Андрея из Усть-Большерецка я оказался в компании его друзей – любителей природы, которые ежегодно вместе отмечают закрытие летнего сезона сплавом по какой-нибудь реке. Приятно отметить, что все мужчины – со своими женами-рыбачками. На этот раз выбрана река Карымчина. Старт назначен в небольшом поселке Апача дорожно-ремонтной службы, где провел свое детство Андрей, а сейчас там проживают его родители.

До места сплава ехать порядка 30 километров. Лодки и рыболовное снаряжение разместились в грузовике, а рыболовы – в трех джипах. Довольно приличная грунтовая дорога позволяет быстро доехать до моста через Карымчину, чтобы на небольшой поляне в окружении кустов спелого шиповника начать подготовку к сплаву.

Вскоре еще одна машина высокой проходимости проехала мимо нас. Когда машина поднялась на взгорок, ее пассажиры вышли и внимательно стали наблюдать за нашими приготовлениями. Но поскольку проехать вдоль реки можно было еще с километр, они сели в машину и поехали дальше.

– По рожам видно, что это браконьеры, причем не наши, – сказал кто-то из апачинских рыболовов. Замечу, что в компании были рыбаки из районного центра Усть-Большерецк, поселка Апача и города Елизово.

Накаченные лодки спускаются на воду, опробованы лодочные моторы. Рассаживаемся в лодки – и в путь! Мне досталось место в пятиместном РАФе. За веслами опытный рыбак Сергей. На носу (понятие относительное) разместились я и Евгений, а на корме Светлана и Анастасия.

Спустившись километра на три, делаем на приглянувшемся плесе остановку. С первого заброса Константин поймал одного гольца, за ним отметилась на реке Светлана. Начало есть, можно и стол накрыть, отметиться на реке. Дальше предстоит еще долгий путь.

В это время нас догоняют три надувных лодки типа «Омега». За веслами – пассажиры той машины, которая проехала дальше за нашу стоянку. Идут без спиннингов, налегке.

Поскольку на протяжении многих лет таких лодок не видел на реке Большой, то думал, что с веком сплошной моторизации эти плавсредства канули в лето. Однако крепко ошибался.

Между тем легкая утренняя хмарь рассеялась, поднялось ласковое солнце, заметно потеплело. Мы снова в пути. Сергей не выпускает весел из рук. Он не первый раз в этих местах и знает, что нужно как можно больше пройти еще до обеда, чтобы не застала ночь на месте слияния Карымчины с рекой Плотниковой. Поэтому мы не делаем часто остановок, а на тех местах, где рыбачим, уловы не богаты, нет смысла задерживаться.

Удивительно, но на всем протяжении реки встретился лишь один табунок крохалей. Медведей тоже было не так уж много, всего видели пять. Одного из них застали за поеданием водорослей.

На протяжении пути встретились три примечательных места. Одно из них – «Мраморный». Река делает правый поворот, на дне реки, покрытой темной зеленью водорослей, пестреют белые каменные плиты. Такое впечатление, что это дно выложено мрамором. С этого места открывается вид на вулкан Опала, синеющий правильным конусом на белесом небе. Второе место носит название «Горелый». Здесь когда-то бушевал лесной пожар и на берегу остались корявые сухие ветви кедрача. Такое впечатление, что они продолжают тянуться к воде, чтобы утолить жажду и спастись от пожара.

Неподалеку от «Горелого» находится третье примечательное место – «Сыпучка». Высокий правый берег, сложенный их осадочных пород желтого цвета, обрывом упирается в воду. Редкий клочок травы или кустик может удержаться на этой осыпи.

Было уже два часа по полудню, когда остановились на обед. Широкий и протяженный плес обещал одарить нас поклевками. Дров на галечниковой косе было предостаточно. Уху наряду с гольцом и микижей решили разнообразить самкой кижуча. Нет, мы не поймали ни одной. А двух, вынесенных течением на мелководье, извлекли из воды еще живыми, но со вспоротыми животами. Без всякого сомнения, это была работа браконьеров, которые периодически то отставали, то обгоняли нас, когда мы останавливались, чтобы порыбачить.

У последней самки еще билось сердце, и она изгибалась в предсмертных судорогах. Казалось бы, карающие меры усилены, штрафы отрезвляющие, но… складывается такое впечатление, что покровители браконьеров дали зеленый свет на «стерилизацию» рыбьего поголовья среди бела дня. Можно было бы понять тех, кто, пусть незаконно, рыбу ловит для себя и несет домой. А пороть на икру ради наживы?

Мы заканчивали обед, когда эта банда, выскочив из-за поворота, начала сплавлять сеть на «нашем» плесе. Возмущению моих товарищей не было предела: «Видели всякое, сами не безгрешные в прошлом, но чтобы на виду у туристов сетями…»

С испорченным настроением собираемся в дорогу. До устья осталось не так далеко, но и солнце уже низко и скоро совсем спрячется за деревьями, а впереди самый опасный участок. Карымчина в устье разбивается на несколько закоряженных рукавов. Сколько лодок здесь было перевернуто и пропорото, одному богу известно. Вот и нам, влетевшим не в ту протоку, пришлось продираться сквозь заломы. Но все обошлось, хотя Сергей все же набрал воды в сапоги.

Остаток пути по широкой Плотниковой прошел без приключений, и мы в глубоких сумерках причалили к берегу.

Итак, наш сплав успешно завершен. Мы полюбовались в роскошном осеннем убранстве природой, поели ухи, хорошо отдохнули на свежем воздухе.

В этом месте автодорога, которая идет от развилки на Мильково до поселка Октябрьского, подходит близко к берегу реки. Когда-то, в 1980-е годы, здесь стояли мелиораторы, сейчас стоит лагерь рыбоохраны. Мы причалили метрах в трехстах выше от него. Сетуем в адрес инспекторов: почему бы не поставить наблюдателей на устье Карымчины и не брать браконьеров «тепленькими»?

Разгрузив лодки, вытаскиваем их на берег и спускаем воздух. Укладываем в грузовик. Сажусь в первый отъезжающий до Апачи джип. Ночую у родителей Андрея в ДРП Апача.

Андрей вернулся поздно. Утром узнаю, что после моего отъезда, по-видимому, услыхав лодочный мотор Андрея и Кости, подъехали на лодке рыбинспекторы. Пока они разговаривали с моими товарищами, бесшумно причалили и наши «герои-бракоши». Вот, оказывается, зачем нужны «Омеги», «уфики» и «нырки»!

Кто эти «герои»? Залетные ли бракоши или «профессионалы» (судя по их наглости на реке)? Хотелось бы получить официальный ответ от Росрыболовства.

Александр ТЕРЕЩЕНКО.

Фотографии автора

Сплавом по Карымчине-реке 0Сплавом по Карымчине-реке 1Сплавом по Карымчине-реке 2
01:15
673
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...