С морем на ты

С морем на ты

Более полугода провели в плавании ребята и девчата, рискнувшие испытать себя на прочность морем. 3 июня завершилась кругосветная экспедиция сразу для двух учебно-парусных судов «Крузенштерн» (в Калиниграде) и «Паллада» (в порту г. Владивосток). Третий их товарищ – самый большой из парусников Росрыболовства барк «Седов» – скоро продолжит кругосветку. В середине июля он обещает предстать во всем своем великолепии в Авачинской губе.

В рамках уникальной кругосветной экспедиции «Паруса мира» курсанты стойко выдержали все испытания, тем самым отдав долг своим учебным заведениям, русским исследователям Беллинсгаузену и Лазареву, открывшим Антарктиду 200 лет назад, дедам и прадедам, ковавшим Победу на фронтах Великой Отечественной.

* * *

Позади десятки тысяч миль, нешуточные шторма, когда крен превышает 40 градусов, бесконечные авралы, вереница ярких солнечных портов, дважды пересеченный экватор, семь морей и целых три океана – Тихий, Индийский и Атлантический. А еще настоящая дружба, ранние подъемы, безусловная поддержка экипажа, концерты, постоянная работа и нереальная красота, открывающаяся с 40-метровой мачты.

Мы связались с курсантами КамчатГТУ, будущими: инженером-радистом Александрой Нистор (одна из 14 девушек барка «Седов»), судовыми электромеханиками Николаем Арефьевым («Седов») и Никитой Никитиным (УПС «Паллада») и судовым механиком Артёмом Глониным («Паллада»). Первое, что захотелось выяснить, – почему ребята выбрали морскую специальность.

Профессия моряка – это…

– Дело для настоящих мужчин, – уверен Николай Арефьев. – Находясь вдали от земли, приходится проявлять выдержку и твердость характера. Особенно при долгих переходах из порта в порт.

– Понимаю тех, кто после первого похода в море бросает затею стать моряком. Профессия эта очень сложная. Мне много рассказывали о тяжелой работе в море, о месте женщины на судне, – рассказывает Саша Нистор, которая выросла в морской семье, – поэтому и я решилась на такую профессию. И вуз выбрала неслучайно – он в родном крае, его окончил мой папа с той же специальностью. В море с самого рождения тянет. Мне кажется, родиться на Камчатке означает посвятить себя военному или рыбопромысловому флоту (я склоняюсь к первому варианту).

– Для меня профессия моряка – это возможность оторваться от городской суеты, заработать и посвятить свободное время творчеству, – считает Артём Глонин. – Почему мореходка? Отец ходит в море электромехаником. Выбирая профессию, я отдавал себе отчет, что есть человек, который мне все растолкует, чему-то научит. В КамчатГТУ пошел потому, что именно здесь отлично делают из детей курсантов, а из курсантов – моряков.

– Эта профессия всегда считалась статусной и престижной, – говорит Никита Никитин. – С самого детства бабушка рассказывала мне о том, что моряки – очень уважаемые и крутые люди. «Тебе нужно обязательно сходить в море, – говорила она. – Вот поступишь в мореходку, будешь хорошо учиться, тебя возьмут на «Палладу». Тогда я подарю тебе дедушкин кортик». Собственно, поэтому я здесь.

Практика: ожидание…

Им выпала не обычная практика – кругосветка, поистине историческое событие. Как курсанты восприняли такой подарок судьбы?

– Как и многие из нас, от практики я ожидал применения теоретических знаний, – рассказывает Коля Арефьев. – А когда узнал, что это кругосветка, конечно, обрадовался. Не каждый день выпадает такая возможность – путешествие по всему земному шару!

– А я ждала сплошной учебы, – говорит Саша Нистор. – Думала, что целыми днями будем сидеть в учебных классах и зубрить рангоут и такелаж, а на палубах слушать про судовые устройства. Но нет. Все оказалось далеко не так… Кругосветка? До сих пор никто из нас не осознает, насколько легендарна эта экспедиция для всего мира. Понимаю это, лишь когда звонит мама и рассказывает: все спрашивают о тебе и экспедиции. А для меня это просто практика, просто 7 месяцев лишений и испытаний морской службой.

– От практики я получил все, чего ожидал: посмотрел мир, почувствовал настоящее море и познакомился с новыми людьми, – увлеченно говорит Никита Никитин. – Когда узнал, что это кругосветка, удивился вдвойне. Это действительно уникально!

– Что странно, не было переживаний, даже не думал, что могло случиться что-то плохое, – рассуждает Артём Глонин. – Кругосветке, пожалуй, был рад. Во-первых, это достижение! Далеко не каждому моряку дается шанс пройти вокруг шарика, да еще и на паруснике. Во-вторых, ценз 8 месяцев. Он мне нужен. Думаю, за «осенник» добью год, необходимый для получения диплома. От практики я хотел знаний по своей профессии, и правда много чего узнал, научился работать руками. Спасибо местному электрику Геннадию Михайловичу! Он помогал, отвечал на вопросы, не жалел своего времени на нас.

…и реальность

Одно дело мечтать о море, другое – столкнуться с ним лицом к лицу на долгие 7 месяцев.

Артём Глонин: «Поначалу были трудности в общении с коллективом, но так как я общительный, они быстро прошли. Постепенно нашел общий язык почти со всеми. Пришлось преодолевать себя в дисциплине, ну неуставной я человек, очень уж не люблю выполнять приказы. Но без этого судно не может остаться на плаву, поэтому делал все беспрекословно».

Никита Никитин: «Здесь режим, правила, которых нужно придерживаться раз за разом. Думаю, для каждого из нас это было тяжело, ведь даже сейчас не все привыкли к распорядку».

Александра Нистор: «Трудности были на каждом шагу. Руководители практики сразу же взялись за наше воспитание: шаг влево, шаг вправо – наряды, наказания, замечания, выговоры. Мы начали привыкать к этому еще до выхода в океан. Все, что было прежде, выбросили из головы. Как пишут в сказках, мы превозмогали порывистый ветер, жуткий холод, тропический зной, ветра, грозы, 9-балльные шторма, качку, ливни. Было очень тяжело. Постоянно хотелось есть и спать. Иногда руки просто не поднимались. Не хотелось вставать по утрам, идти работать на палубу (красить реи, циклевать планшири, драить палубу, натирать до блеска медь). И так каждый день на протяжении 7 месяцев без выходных в любую погоду и в любом состоянии. Приходилось преодолевать свою лень. Но, как только ты брался за какое-то дело, все получалось замечательно, даже если ты устал!»

Серьезным испытанием для курсантов оказался… нет, не шторм или качка (о ней забыли через пару дней). «Трудности заключались в том, что в связи с карантином из-за коронавируса порты (о. Маврикий, г. Сингапур, Бруней, Нагасаки) закрыли, – рассказывает Николай Арефьев, – увеличилась длительность многих переходов, мы оказались вдали от цивилизации. Отсюда и моральная усталость».

Медь! Трут! Паста ГОИ!

Зачастую круговорот учебы, вахт, авралов напоминал день сурка. Зато на этом фоне еще значительнее казались праздники. Ребятам не забыть тот «Бессмертный полк» на паруснике – маленьком кусочке Родины – посреди огромного Южно-Китайского моря. Еще больше ценились простые вещи вроде вкусных эклеров, рисования стенгазеты в судовой художке, бесед о художниках-маринистах, игры на гитаре соседа по кубрику, когда ты до невозможности устал. Не обходилось без курьезов. Иногда курсанту «срывало голову, человек врывался во все кубари и танцевал под громкую музыку». А парни из Владивостока однажды сделали брагу. Горе-«самогонщиков» незамедлительно списали. Такое здесь недопустимо. Те покаялись, исправились. Только через месяц упорной работы им удалось восстановиться…

– Мне понравился весь экипаж: штурмана, механики, буфетчики, повара – все профессиональные моряки, независимо от профессии, – делится Саша Нистор. – Каждый день я чувствовала их защиту. Знала, что всегда будет свет, потому что у нас профессиональные электромеханик и электрики. Была уверена, что в срок дойдем до суши благодаря машинной команде и помощникам капитана. Не сомневалась, что вовремя покормят повара и буфетчики. А главное – они всегда были спокойны и помогали с учебой на протяжении всей практики.

Понравилось, что у каждого океана свой характер. Атлантический – бирюзовый, спокойный. Мы находились здесь около 2 месяцев, но так и не застали шторм. Индийский океан – темно-синий и вечно волнуется. Нас постоянно сопровождали шторма и дожди, а ближе к экватору и островам Индонезии – знойная жара без ветров. Закаты и рассветы в море необычайно красивые. На берегу, даже на краю земли таких не встретишь…

– Впервые на мачту лезть не страшно, – вспоминает Николай Арефьев, – пока поднимаешься, высоты не замечаешь. Только наверху начинаешь осознавать: ты в бесконечных морских просторах, при этом судно находится в движении. Тогда охватывают необычные чувства. Но это далеко не страх, скорее эйфория и восторг.

– Пели и танцевали, занимались монтажом видеофильмов. Мне запомнились все наши акции и концерты, ведь удалось поучаствовать почти в каждом, – продолжает Александра. – Вот 1 Мая, демонстрация. Участвуют все члены экипажа. Плакаты рисовали в свободное время. Скажем, плакат «Мир! Труд! Свиридюк!» создан командой быта (повара, буфетчики, заведующие продовольствием, уборщики). Свиридюк – фамилия старшего штурмана, начальника этой команды, на нем все держится. «Медь! Трут! Паста ГОИ!» – то, чем ежедневно занимаются на палубе: натирают медные нактоузы, подставки, перила, украшения. Паста ГОИ – некая зеленая масса, которая хорошо убирает окись меди. Плакат «Соляры много не бывает. Долой питьевые танки». Тут все просто, из-за длительных переходов приходится экономить топливо, идти под парусами. Но так скорость ниже, поэтому механики выдвинули этот лозунг, чтобы запастись большим количеством соляры.

Мы все участники регаты!

О мемориальной гонке парусников в Атлантике курсанты говорят с особым чувством. Разве забудешь тот азарт, крепкое плечо друга, стойкость и смелость, с которым они шли путем первопроходцев?

Николай Арефьев: «В нынешнее время увидеть один парусник – уже большая редкость, а когда три крупнейших парусных судна встречаются на необъятных просторах открытого океана, при этом ты становишься участником кругосветной экспедиции… это незабываемые ощущения».

Александра Нистор: «Почти двое суток в 9-балльный шторм мы наперегонки преодолевали 200 морских миль». Первым к заданным координатам пришел «Крузенштерн».

Артём Глонин: «Мы, «Паллада», к сожалению, пришли последние. Но главное ведь – участие. Погодка нам не очень сопутствовала весь маршрут, зато было весело. Не знаю, как передать эмоции, когда тебя сносит волной с палубы, но в то же время все в порядке. Такое надо самому пережить».

Дальние страны – зовут за собой

Никита Никитин: «Каждая страна – новая вселенная. Архитектура, люди, ритм жизни уникальны и ни капли не походят на места, где был буквально месяц назад. Это запоминается. Допустим, город Апиа (Самоа) – по сути деревня, все дома маленькие. Ушел чуть за город – там лес, кокосы, бананы, ананасы. Просто бери и ешь. Больше всего понравилась Аргентина. Ушуайя – самый южный в мире крошечный, но изумительный, неимоверно крутой город-порт с очень дружелюбными жителями. Удивила буйная природа, зеленые горы, чем-то похожие на камчатские. Ты просто ходишь по улицам и глазеешь по сторонам, ведь интересно буквально все. Чили удивил бешеным ритмом жизни. Вышел из порта и попал в водоворот машин и людей. Архитектура интересная, хорошо сохранилась, поразили узкие улочки, в которых еле протискиваются прохожие и автомобили, но при этом двухполосные».

Артем Глонин: «Чили ­– просто муравейник со множеством серых коробок. Мы зависли в ТЦ, так как не имели понятия, куда вообще здесь можно сходить, да и потеряться-то не долго, хотя там это меньшее из зол».

Саша Нистор: «Больше всего запомнились Канарские острова – наш первый порт с заходом на 4 дня. Из холодного декабрьского Калининграда мы пришли в теплый солнечный Лас-Пальмас, очень гостеприимный, улыбающийся, добрый город. Отпраздновали там Новый год».

Николай Арефьев: «Каждая страна хороша по-своему. Чистый и уютный г. Брест во Франции понравился гостеприимством и необычной архитектурой, чего не скажешь о Монтевидео (Уругвай). На улицах грязь, бедствующее население. Вроде на одной улице все довольно сносно, а на соседней – множество бездомных… Кейптаун (ЮАР) – замечательный город с кучей развлечений в шаговой доступности, огромный торговый центр, неописуемая африканская природа в сочетании со строениями мегаполиса и видом на Столовую гору. Смотровая на мыс Доброй Надежды, где соединяются два океана и пляж. Здесь мы видели королевских пингвинов».

Кругосветка – это…

«…то, что дает незабываемые эмоции и безграничный опыт во владении английским языком, – считает Николай Арефьев. – Когда заходишь в порты разных стран, расширяется кругозор, прибавляются географические знания. То, что раньше видел только по телевизору, теперь чувствуешь вживую. Непередаваемые ощущения».

Никита Никитин: «Это возможность измениться, закалить свой характер. Уверен, со мной это случилось, – я вырос и получил много полезных навыков. Рад, что пошел в кругосветку».

Александра Нистор: «Это шанс, он выпадает лишь однажды. Выдержать все, что было с нами, стоило огромных усилий. За это время ты роднишься с судном и его экипажем, становишься частью одной большой семьи, заботишься обо всех и выручаешь. А океан проверяет, насколько ты силен и готов помочь товарищу».

Артём Глонин: «Кругосветное путешествие – это часть истории. Да, мы вошли в историю как минимум своего учебного заведения. Пусть этот фрагмент не будут изучать в школе, но все же мы оставили свой след».

Практика мне показала…

Николай Арефьев: «Не зря я выбрал профессию электромеханика. Как в теории, так и на практике она оказалась по-настоящему интересной. Изменился ли я? Разве что стал более дисциплинированным».

Никита Никитин:«Есть несколько путей, по которым я мог бы пойти, один из них – море».

Артём Глонин: «Морская профессия – это оторванность от дома. Одно дело говорить о ней, другое – испытать ее самому. Это тяжело, не каждый способен достойно это переносить. Стал ценить свободное время, прям очень. Нет времени лучше того, которым распоряжаешься сам. Стал проще относиться к каким-то бытовым проблемам: многое, из-за чего раньше переживал, сейчас мне абсолютно неважно. Надо просто брать и исправлять, а если не можешь – смысл плакаться?»

Саша Нистор:«Насколько человек силен, когда он в надежном коллективе. Как коллектив сплочен, когда в нем сильные и добрые люди, знающие свое дело, профессию. Практика сделала меня сильнее и мудрее, больше разожгла желание быть в море, жить им».

Опасное и увлекательное приключение подошло к концу. Кто-то воплотил свою детскую мечту, кто-то понял, нужна ли ему профессия моряка, а кого-то навсегда покорила морская романтика. Каждый из них вернется домой немного другим человеком, но точно никогда не забудет «Паруса мира».

Дарья КОЖЕМЯКА.

Фото из архива Н. АРЕФЬЕВА, А. НИСТОР, Н. НИКИТИНА, А. ГЛОНИНА

Справка

Кругосветная экспедиция 2019–2020 годов «Паруса мира» учебных кораблей Росрыболовства посвящена 200-летию открытия Антарктиды и 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. «Паллада» отправилась в поход 1 ноября 2019-го из Владивостока, «Седов» и «Крузенштерн» – 8 декабря из Калининграда. Экспедиция охватила Северную и Южную Америки, Африку, Европу, Океанию. 

С морем на ты 0С морем на ты 1С морем на ты 2С морем на ты 3С морем на ты 4
10:40
605
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...