Владимир Галицын: «С такой ситуацией, как сегодня, мы столкнулись впервые»

Владимир Галицын: «С такой ситуацией, как сегодня, мы столкнулись впервые»

Мы попросили председателя Ассоциации добытчиков лососей Камчатки Владимира Галицына прокомментировать итоги майского заседания Дальневосточного научно-промыслового совета и перспективы красной путины

– Владимир Михайлович, какой главный вывод можно сделать по итогам прошедшего заседания ДВНПС?

– Хотя Камчатка добывает наибольший объем лососей на Дальнем Востоке, наш регион вызывает на заседаниях ДВНПС наименьшее количество вопросов. Это лишний раз подтверждает, что организация лососевой путины в нашем крае и работа камчатской региональной комиссии по регулированию вылова анадромных видов рыб – самые эффективные на Дальнем Востоке. В 2020 году Камчатка первой согласовала стратегию лососевой путины, первой приняла решение о сроках промысла. Состояние лососевых запасов полуострова говорит о том, что у нас эффективно организованы не только вылов, но и пропуск производителей на нерест, рыбоохрана.

– Пандемия безусловно отразится на промысле. Когда-нибудь красная путина начиналась в столь тяжелых условиях?

– Если мы говорим о последних годах – то нет. Всегда были проблемы, но с такой ситуацией, как сегодня, мы столкнулись впервые. Сейчас самое главное – обеспечить предприятия необходимым количеством рабочей силы и начать промысел. Но это только первый вопрос, который надо решить. Как пандемия отразится на ценах, условиях сбыта, работе флота и смежной инфраструктуры (складов, холодильников), трудно прогнозировать.

Это испытание для рыбной и других отраслей, которые оказались «на передовой». Но его надо пройти, других вариантов у нас нет.

– Правда ли, что среди сезонников, приехавших на камчатскую путину, обнаружен человек с коронавирусом?

– Тест показал, что он инфицирован, хотя симптомов болезни не было. Этот работник находился на карантине в Елизовском районе перед отправкой в район промысла. Его поместили в условия изоляции. Второй тест дал противоположный результат. Специалисты говорят, что первый тест был ложно положительным. Были также протестированы те, с кем этот человек контактировал. Все они здоровы.

Подчеркну, что на карантин попадают не только приезжие, но и местные жители, если им предстоит ехать на путину в отдаленные районы Камчатки.

– Как мировой рынок лосося реагирует на коронавирус? Ожидаете ли вы проблем с поставками продукции за границу?

– Конечно, наша рыбная отрасль зависит от мирового рынка. Но с лососевым промыслом ситуация проще. Основной объект промысла – горбуша, а она в большей части традиционно идет на внутренний рынок. В 2020 году объем ее вылова будет относительно небольшим в сравнении с прошлыми годами. Это позволяет надеяться, что цены на нее будут оптимальными.

– Ваша ассоциация объединяет большинство добытчиков лосося. Но есть ряд компаний и родовых общин, добывающих лосося, которые в нее не входят. Вы уверены, что они будут нести те же расходы по карантину и тестированию приезжих работников, что и вы? Есть ли с их стороны угроза нечестной конкуренции?

– Постановление главы региона с требованиями к рыбацким организациям касается всех из них. Те, кто занимается добычей водных биоресурсов, должны понимать, к чему ведет несоблюдение этого документа. Если на предприятии найдут инфицированного работника, вся работа будет приостановлена. Даже неделя простоя – это экономическая катастрофа для компании, учитывая скоротечность путины.

Если вы говорите о тех, кто ведет нелегальный промысел, то этот вопрос имеет отношение не столько к коронавирусу, сколько к соблюдению законов. И его должны решать в том числе правоохранительные органы.

– На путине помимо коронавируса есть и другие проблемы. Например, удалось ли найти консенсус с сахалинскими соседями в вопросе промысла транзитных лососей на Северных Курилах?

– Наша цель – не ущемить сахалинских рыбаков, а найти баланс интересов нескольких регионов. Для Камчатки в приоритете вопросы обеспечения пропуска достаточного количества производителей лососей.

Наши предложения по этому вопросу, которые мы выдвинули на заседании ДВНПС осенью 2019-го, не нашли отражения в стратегии промысла Сахалинской области 2020 года. Планировалось вернуться к данной теме на майском заседании, но формат видеоконференции лишил нас этой возможности. Для такого разговора нужны очные встречи представителей двух регионов и отраслевой науки. Мы этот вопрос не оставим, будем к нему возвращаться, пока не найдем решения.

– На заседании ДВНПС было сказано, что этим летом на реке Камчатке будет закрыто промышленное рыболовство лососей. Это так?

– Это неверная формулировка. Промышленный лов лососей на реке Камчатке будет открыт 1 июня. Правила рыболовства не запрещают его вести. Но предприятия, у которых есть речные рыболовные участки на этом водоеме, добровольно отказались от промышленного лова на этих участках в 2020 году на территории Усть-Камчатского района. Исключение составят три участка, где в счет промышленного лова будут добывать лососей в научных целях для учета рыбы, пропущенной на нерест (в первую очередь речь о нерке ранней расы).

Два рыболовных участка на реке Камчатке, которые находятся в Мильковском районе, будут вести промышленный лов, как и раньше.

– Красная путина создает на Камчатке примерно 25 тысяч рабочих мест. По данным министерства рыбного хозяйства края, на лососевый промысел прибудут 10,5 тысячи вахтовиков из других регионов. То есть, процент местных и приезжих работников на путине – примерно 50 на 50. Реально ли изменить это соотношение в пользу камчатцев?

– Наш приоритет – дать работу землякам. Мы сами в этом заинтересованы экономически. Чтобы обеспечить приезжему работнику авиабилеты сюда и обратно, проживание и так далее, надо потратить до 200 тысяч рублей. Сегодня к этой сумме прибавляются траты, связанные с карантином (проживание с питанием, которые обходятся компании до 6 тысяч рублей на одного человека в сутки). Дешевле брать на работу камчатцев, в первую очередь жителей районов, где идут промысел и переработка улова.

Но полностью заполнить вакансии за счет местного населения невозможно. Прежде всего, речь идет о специалистах, которых на Камчатке не хватает. Приходится привлекать на работу иногородних. Да, они сезонники, но приезжают сюда из года в год. На многих местных предприятиях из них сформирован костяк сезонного коллектива. Они знают, как работать на путине, не хуже камчатцев. Они – такие же граждане России, как и мы. Никто не может лишить их права получить здесь работу.

Вопросы задавал Кирилл МАРЕНИН

09:15
371
RSS
Семён Семёнович
02:05

Ну и что греха таить — многие местные к сожалению горькие невольники зеленого змия. После первой получки сразу уходят в иные миры. Потому предприятия не хотят их нанимать.

Загрузка...