«Вирусная атака» в Охотском море

«Вирусная атака» в Охотском море

Охотоморская минтаевая путина – важное событие в экономической жизни Дальнего Востока, источник основных доходов многих рыбацких компаний. Этот год обещал рыбакам хорошие перспективы. Но вмешался коронавирус

Минтай по объему вылова занимает в мире второе место после перуанского анчоуса. А в России этот вид является промысловым объектом номер один, что делает его запас стратегическим ресурсом страны.

Охотоморская минтаевая экспедиция стартует 1 января и длится до начала апреля (сезон А). В ней задействованы колоссальные мощности. Число судов, добывающих минтая, в отдельные дни достигает 130 и больше. В этом году дальневосточным рыбакам разрешено поймать более 1,8 млн тонн минтая, из них в Охотском море – почти 1,2 млн тонн.

Но жизнь вносит свои коррективы. Вспышка коронавируса в странах АТР ударила и по рыбакам. Ситуация на мировых рынках теряет стабильность, цены на рыбную продукцию падают. Кроме того, меры по борьбе с эпидемией осложнили работу российского флота, как в зарубежных странах, куда часть нашего улова традиционно шла на экспорт, так и на Родине.

В конце февраля Федеральное агентство по рыболовству (ФАР) обязало добывающие и транспортные суда рыбопромышленного флота, которые побывали в Республике Корея и Китае, перед возвращением на промысел заходить в российские порты. Такое требование объясняется необходимостью ветеринарно-санитарного, эпидемиологического контроля.

По информации из районов минтаевой путины, отмечены случаи, когда пограничная служба отказывается осуществлять в море контроль за перегрузами улова и продукции, если речь идет о судах, побывавших в иностранных портах, но не выполнивших требование ФАР. А без контроля пограничников рыбаки не могут по закону производить перегрузы, иначе их признают нарушителями.

В условиях, когда уловы исчисляются сотнями тысяч тонн, флот должен работать как часы. Обязанность каждый раз после возвращения из иностранного порта идти на инфекционный контроль сбивает весь график работы минтаевой экспедиции, влечет потерю промыслового времени. Транспортные суда (а требование ФАР адресовано, прежде всего, именно им) не успевают забирать рыбу с добывающего флота.

«Это отразилось на динамике промысла, – сообщил президент Ассоциации добытчиков минтая Алексей Буглак. – Несколько добывающих судов были вынуждены сократить темпы вылова и выпуска продукции, чтобы «растянуть» свободные емкости в трюмах в ожидании перегруза. «Недолов» за неделю после введения ограничений (2–9 марта) составил порядка 5–6 тысяч тонн минтая по этим судам».

Не менее 7 единиц транспортно-рефрижераторного флота дрейфовали в районе промысла в ожидании окончания 14-дневного карантина. Простой транспортного флота, который не смог зайти в порт на санитарно-эпидемиологическую обработку, оценивается в 5–7 судо-суток на судно. Предприятия опасаются, что эти и последующие расходы лягут на рыбаков и отразятся на стоимости фрахта.

Стоит сказать, что главный государственный санитарный врач России издал постановление о дополнительных профилактических мероприятиях по недопущению распространения коронавирусной инфекции. Документ никак не ограничивает перегрузку водных биоресурсов. Нет таких ограничений и в соответствующих распоряжениях правительства. Рыбакам и пограничникам, ведущим в море контроль промысла, просто рекомендуется проявить осторожность, а также запастись средствами индивидуальной защиты и дезинфекции. Упомянутое требование ФАР – некое самодеятельное решение этого ведомства, которое, по мнению рыбаков, принято с превышением полномочий.

Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий (ВАРПЭ) предложила главе Роспотребнадзора Анне Поповой провести совещание для выработки решений, которые позволят рыбакам дальше работать в штатном режиме. ВАРПЭ также просит директора ФСБ Александра Бортникова возобновить в полном объеме контроль за морскими перегрузами. А пока идет эта переписка, промысловое время уходит.

Доля минтая в общем вылове России – 35 процентов. Причем основной вклад (около 24 процентов) принадлежит минтаю Охотского моря. Снижение вылова на Охотоморской путине приведет к падению всех основных показателей рыбной отрасли страны в целом и рыбацких регионов в частности. Одним из первых пострадает Камчатский край, где минтай занимает первое место в структуре улова (в 2019-м общий вылов в нашем регионе составил 1,5 млн тонн, из них 654 тысячи тонн обеспечил минтай).

Потери рыбацких компаний, для многих из которых улов минтая – это финансовый задел на весь год, при худшем сценарии будут катастрофическими.

Сергей НИКОЛАЕВ

P. S. «Рыбак Камчатки» обратился в Пограничное управление ФСБ по восточному арктическому району с просьбой пояснить ситуацию c перегрузами на минтаевой путине.

Вот какой ответ мы получили: «Согласно рекомендациям Федерального агентства по рыболовству в отношении экипажей всех судов, прибывающих в Российскую Федерацию из портов Китая и Южной Кореи, в первую очередь проводятся мероприятия ветеринарно-санитарного и эпидемиологического контроля.

За более подробной информацией по данному вопросу рекомендуем обратиться в управление Роспотребнадзора по Камчатскому краю или СВТУ ФАР.ПУ ФСБ России по восточному арктическому району никаких собственных мер по ограничению контроля промысла (перегрузов) в настоящее время не применяет».

Когда верстался номер, Северо-Восточное территориальное управление ФАР не было готово дать комментарий по этой проблеме.

10:55
373
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...