С чего начиналась продажа Родины

С чего начиналась продажа Родины

35 лет назад журналист «Камчатской правды» Юрий Егин опубликовал серию статей «Золотой краб». Тогда в нашей стране узнали сенсационную новость: у берегов Камчатки процветает браконьерский промысел краба, да еще с элементами коррупции! «Героев» той истории вывели на чистую воду и заклеймили позором. Казалось, в ней поставлена жирная точка. Но все только начиналось…

Основные события, описанные в «Золотом крабе», развернулись в конце 1970-х и начале 1980-х в Олюторско-Наваринском районе Берингова моря. Именно здесь – у берегов Камчатки – работала советско-японская экспедиция, которая добывала краба в рамках контракта между Соврыбфлотом и рядом частных японских фирм. Как оказалось, отдельные фирмы вели нечестную игру: ловчили при взвешивании сырца, губили молодь ради крупных экземпляров краба, подменяли краба-стригуна более дорогим синим крабом и так далее. Но обделывать такие делишки в присутствии советских наблюдателей (инспекторов Камчатрыбвода) и других специалистов было рискованно. Требовалось их расположение, а порой – и молчание. Для этого была сплетена целая паутина обмана и коррупции.

Моральным разложением наших соотечественников занимались профессионалы, такие как Цурутани Кадзумии, которые, судя по всему, представляли не только японский бизнес, но и спецслужбы. Вот как Юрий Егин описывал этого «искусителя»: «Служащий фирмы «Хокко-Суйсан»; окончил факультет русско-английского языка в частном университете Тэкри, высокого роста, хорошего сложения, увлекается борьбой дзюдо; на крабовом промысле исполняет обязанности переводчика. В 1979 году Цурутани, работая на плавбазе «Эйрю Мару», вдруг зачастил в каюты советских представителей, интересуясь буквально всем: взглядами, семейным положением, пристрастиями. Он фотографировал каждого, объясняя это тем, что хотел бы иметь память о встрече. При нем постоянно был карманный магнитофон. Собирать досье на каждого советского специалиста вряд ли входит в обязанности скромного переводчика, но Цурутани занимался именно этим. Уже через год-другой он превратился в заведующего базой по общим вопросам, имел право посещать с контрольной функцией любое судно японской экспедиции, общаться с нашими наблюдателями на всех судах».

Цурутани вел психологическую обработку советских людей, попутно расспрашивая их о количестве и планировке населенных пунктов на Камчатке, промышленных объектах, характеристиках аэродромов. Военный Морской флот СССР также был одной из постоянных тем его «дружеских» бесед с камчатцами.

Но главной «миссией» Цурутани и других подобных «фирмачей» были подкуп и шантаж. Сегодня смешно читать, чем японцы соблазняли наблюдателей Камчатрыбвода, капитанов, их помощников, работавших в контакте с японскими краболовами: джинсами, трусами, спортивными костюмами, калькуляторами, зонтиками, одноразовыми зажигалками. Когда ставки росли, росла и цена «вознаграждения»: подкупленные должностные лица забивали свои каюты магнитолами, радиоприемниками, фотоаппаратами, часами. Взамен японские фирмы получали несравнимо больше – сотни тысяч долларов от неучтенного улова в советской экономзоне.

«По сравнению с этой суммой чего стоят их жалкие магнитофоны, зажигалки, часы, жевательная резинка и прочая дребедень! Но именно эта дребедень для некоторых людей оказалась куда как дороже и личного достоинства, и государственных интересов, – писал Юрий Егин. – Хочу обратить внимание на психологическую изощренность, на тончайшее издевательство, которые отличают японскую режиссуру. Приходил перегрузчик из Японии – с товарами. На мостике японцы торжественно распаковывали ящики. Улыбались. Демонстрировали каждую вещицу, как на ярмарке. Наши наблюдатели стояли с натянутыми улыбками. Демонстрация заканчивалась, и японцы просто оставляли вещи на мостике без всяких доставок в каюту. Теперь как? Хватать все в охапку и нести? Неловко. Вещи некоторое время стоят на мостике. Наши наблюдатели похаживают вокруг с независимым видом. А затем приступают к челночным рейсам по доставке добра в свою каюту. С мостика – в каюту. С мостика – в каюту. Под японскими улыбками. Советские люди».

Но получить «хабар» в море – полдела. Надо еще привезти его на советский берег. А привезти такое количество товара можно было только контрабандой. И тут нужны сообщники – члены экипажей рыболовецких либо инспекторских судов, которые согласились бы доставить мешки с добычей в Петропавловск. Одни соглашались помочь по дружбе, другие – за мзду. Для обмана таможни в ход шли телеграммы с кодовыми словами, выдуманные имена в радиоэфирах, переодевание.

Но в итоге все «герои» этой истории, начиная со старшего группы советских наблюдателей, работавших в советско-японской крабовой экспедиции, были разоблачены. Всех как следует «пропесочили»: в том числе в статьях Юрия Егина в «Камчатской правде». Каждый понес свою меру наказания.

Надо сказать, что для Камчатрыбвода произошедшее было скорее исключением из правил. Его конвенционный отдел, отвечавший за контроль над иностранным промыслом, считался одним из лучших подразделений этой системы в стране. Большинство инспекторов работали честно. Но «Золотой краб» стал ударом по репутации всей рыбоохраны. Впрочем, тогда казалось, что подобное больше не повторится. Однако все только начиналось. Близились перестроечные времена, а за ними – 1990-е и 2000-е. Водоворот коррупции затягивал все больше людей, и каких людей! Теперь во время обысков у них находят миллиарды в разной валюте. Брать вещичками они тоже не брезгуют. Правда, берут уже не джинсами и трусами, а дорогостоящими автомобилями, элитными часами, бриллиантовыми ручками.

Юрий Егин завершил серию статей «Золотой краб» высказыванием французского философа Лабрюйера: «Богатству иных людей не стоит завидовать: они приобрели его такой ценой, которая нам с вами не по карману, – они пожертвовали ради него покоем, здоровьем, честью, совестью». Похоже, эти слова никогда не потеряют актуальности.

Сергей НИКОЛАЕВ

Полностью статья Юрия Егина «Золотой краб» опубликована здесь

09:35
890
RSS
Аlex
09:46

факультет русско-японского языка  - это сильно

Семён Семёнович
01:31

Настоящий шпион должен знать и русский язык и английский, чтобы писать докладные своим кураторам из ЦРУ

Загрузка...