Хоровод вокруг РРПК

Хоровод вокруг РРПК

Подготовка к IVСъезду работников рыбного хозяйства шла в тревожной атмосфере. Все яснее ощущалась угроза передела бизнеса. Съезд показал, что время дипломатии закончилось, пора идти в открытый бой

Если раньше рыбацкое сообщество обозначало своего главного оппонента лишь намеками, то теперь он назван по имени – Русская рыбопромышленная компания (РРПК).

Вот цитата из листовки, которую получили гости и делегаты съезда перед его началом: «Главная цель съезда – развеять мифы о рыбаках и рыбопромышленной отрасли, которые активно насаждаются определенной группой лиц, использующих возможность прямого доступа к первым лицам государства и лично президенту В.В. Путину. Речь идет о РРПК и ее двух основных акционерах Глебе Франке и Максиме Воробьеве. Вводя в заблуждение своих «старших» товарищей, молодые бизнесмены решили произвести «революцию» в отрасли».

По мнению многих, именно РРПК лоббирует через свои высочайшие связи пересмотр законодательства, чтобы «отжать» ресурс у других (например, через возврат к аукционам по продаже квот на добычу краба). В итоге рыбная промышленность оказалась в зависимости от этой недавно возникшей фирмы и ее 35-летнего босса. Как сказал один из делегатов съезда, «сотни предприятий целой отрасли вынуждены водить хоровод вокруг этого молодого человека». Очевидно, «хоровод» еще только начинается.

На рубеже

Сохранить исторический принцип (то есть, закрепление за компаниями долей квот, исходя из их промысловой истории), который был узаконен 10 лет назад как альтернатива аукционной продаже квот, – это стало главным девизом четвертого съезда.

«2018-й – рубежный год для отрасли. С 1 апреля в течение 170 дней будут перезаключены договоры о закреплении долей квот. Но многие предприятия считают реальной угрозу остаться за бортом, – сказал президент ВАРПЭ Герман Зверев. – Главная проблема в том, что крупная рыбопромышленная компания противопоставила себя всей остальной отрасли, пытается поменять под себя правила игры, используя свой административный ресурс».

«Уже более 3 месяцев идет активное обсуждение инициативы по отмене исторического принципа в отношении крабовых объектов, предлагается вернуться к аукционной системе предоставления права на вылов, – продолжил президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков. – Русская рыбопромышленная компания зашла в отрасль в 2012 году, когда краб еще не был таким ценным. До недавнего времени она им не интересовалась. Сейчас, когда крабовый сегмент стал очень привлекательным, РРПК предпринимает попытку изменить законодательство с целью получить крабовые квоты. Внезапно оказалось, что нет никакой гарантии исторического принципа. Это означает, что стабильно можно работать только до тех пор, пока очередной лоббист не решит, что ваш объект промысла представляет для него интерес».

«Дискуссия об аукционах закончилась 15 лет назад. Возобновлять ее рыбацкое сообщество считает нецелесообразным, – поддержал дальневосточных коллег гендиректор ООО «СЗРК-Мурманск» Владимир Журавлев. – Мы не хотим обратно в 1990-е. Это мнение всех профессиональных рыбаков, посвятивших жизнь отрасли, а не временщиков в лице РРПК».

Этот разговор продолжил заместитель председателя правительства Аркадий Дворкович, курирующий рыбную отрасль.

«Я ни с одной компанией никакие вопросы, касающиеся развития рыбохозяйственного комплекса, отдельно не обсуждаю. Все вопросы обсуждаются только в рамках правительственной комиссии, только публично, – так Аркадий Дворкович прокомментировал высказывания о кулуарном решении вопроса аукционов, удивившись тому, что эта тема стала на съезде самой острой. – Я уже дал указания Федеральному агентству по рыболовству, министерству сельского хозяйства представить расчеты и аргументы в отношении предложений, действительно скорее кулуарных, которые звучали по поводу аукционов. Мы на комиссии открыто их рассмотрим».

По словам главы Федерального агентства по рыболовству Ильи Шестакова, ломать существующую систему никто не планирует: «Нас и вас беспокоит кампания по перезаключению договоров на доли квот. Конечно, это непростая задача, но все будет сделано справедливо. Все будут допущены к перезаключению договоров в рамках тех отношений, которые уже есть. Нет поводов для сомнений». И все же сомнения остаются.

Что имел в виду Дворкович?

Хотя Аркадий Дворкович постарался успокоить рыбацкое сообщество, его слова не похожи на твердую гарантию.

«Мелкие аукционы в предыдущие годы были. Запрещать такую форму довольно глупо, но она не должна становиться сколь-нибудь значимой, главной для отрасли», – сказал зампред правительства.

Но ведь РРПК вроде и не настаивает на введении аукционов повсеместно. В последние годы эта компания скупала предприятия, за которыми закреплены доли квот по историческому принципу. Стало быть, она тоже заинтересована сохранить этот принцип в общем и целом. Аукцион же на крабовые квоты (60 тысяч тонн) вряд ли можно признать главным для отрасли, которая в 2017-м добыла почти 5 млн тонн водных биоресурсов. Может, Аркадий Дворкович подразумевал именно это?

Внедрение инвестиционных квот уже показало, что сохранение исторического принципа для одних не означает сохранение ресурса для других. Скоро из общего допустимого улова будет изъято 600 тысяч водных биоресурсов, и самая ценная часть этого объема перейдет в виде инвестквот шести компаниям, учрежденным структурами РРПК. При этом исторический принцип и доли квот других предприятий де-юре остались нетронутыми. Оказывается, так тоже можно.

Прощай, «прибрежка»

Помимо угрозы перетасовки ресурсов в пользу РРПК есть и другие проблемы, которые беспокоят рыбаков. У каждого региона свой набор нерешенных вопросов.

Министр рыбного хозяйства Камчатского края Владимир Галицын посвятил доклад перспективам «прибрежки». Для Камчатки прибрежное рыболовство – это порядка 300 тысяч тонн улова, 105 предприятий, 70 процентов занятости населения в отдаленных районах. С 1 января 2019-го везти рыбу на свой берег станет не обязанностью, а добровольным выбором. Но выбор в пользу берега слабо мотивирован.

«Реальной остается перспектива понижения доли прибрежного рыболовства с 1 января 2019 года, – сказал Владимир Галицын. – Для Камчатки мы оцениваем эту перспективу – минус 70 процентов прибрежных квот. Выходом из ситуации могло бы стать снятие административных барьеров, осложняющих работу прибрежных компаний».

Речь идет об обязанности капитана учитывать улов по объему и видам рыбы во время промысла, что крайне сложно. Когда он доставляет рыбу на берег, она вновь пересчитывается в присутствии контролеров. При малейшем расхождении между «морскими» и «береговыми» цифрами рыбакам грозит «административка». Не проще ли разрешить однократный учет только при сдаче улова на берег? Кроме того, нет смысла в требовании выбрасывать за борт случайный прилов, ведь 90 процентов выпущенной в море рыбы гибнут. Надо везти на береговую переработку все уловы. От этого больше работы, продукции, налогов.

Соответствующие предложения были год назад подготовлены, поддержаны погранслужбой и научно-промысловым советом. Увы, дело не сдвинулось дальше слов.

На съезде Илья Шестаков сказал, что его ведомство поддерживает предложения Камчатки, но не в полном объеме (что равносильно отказу).

Что касается административных барьеров, Аркадий Дворкович признал, что в нашей стране «не просто многолетние, а вековые традиции государственного давления на бизнес» и менять систему тяжело.

Видимо, только для таких компаний, как РРПК, административных барьеров не существует. Предприятиям прибрежного рыболовства эта перспектива пока не светит.

Ответ клевретам

В день съезда в фойе Центра международной торговли, где проходило это мероприятие, кто-то подкинул пачку газет с очередной статьей, обвиняющей рыбаков в завышении цен на продукцию. Делегаты не могли обойти вниманием эти обвинения.

«Отпускные цены на основные объекты российского промысла сохранялись практически на одном уровне в 2008–2014 годах, хотя в целом цены на продовольствие в эти годы выросли почти в 2 раза. В конце 2014 года отпускные цены на важнейшие виды водных биоресурсов выросли, это произошло в самый неблагоприятный момент, когда реальная зарплата населения сократилась. С 2016 года оптовые цены на ряд основных видов промысла начал снижаться. Но рядовой потребитель этого не видит, потому что снижение цены заглушается в товаропроводящей цепочке действиями других ее участников», – сказал Герман Зверев.

Другой упрек, который часто слышат в свой адрес рыбацкие компании, состоит в том, что экспорт водных биоресурсов – не в интересах страны, вывезенная рыба перерабатывается за рубежом и продается нам же.

«Мы не понимаем, почему рекордный экспорт зерна – это хорошо, а экспорт рыбопродукции – нет. 15 процентов экспортируемого зерна возвращается в нашу страну в виде другой продукции (комбикормов, например). Что касается рыбы, в Россию возвращается менее 4 процентов», – отметил Герман Зверев.

По этому поводу высказался и Аркадий Дворкович: «Я не считаю, что экспорт сырой продукции это плохо. Это абсолютно нормально. Мы не боремся с экспортом нефти или газа, мы просто стараемся сделать так, чтобы была оптимальная доля переработки внутри страны, и создаем для этого условия».

Миф о том, что исторический принцип существует только в рыбной отрасли, развенчал член комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Игорь Зубарев: «Принцип долгосрочного закрепления ресурсов, гарантирующий окупаемость промышленных инвестиций, является основополагающим для многих входящих в агропромышленный сектор отраслей. Долгосрочный доступ к ресурсам гарантирован в лесном и сельском хозяйстве. Когда мы говорим о закладке садов, посадке сельхозкультур, всегда предполагается, что земля под пашни и леса будет гарантирована на долгий срок».

Резолютивная часть

По итогам съезда принята резолюция. Необходимость сохранить исторический принцип идет в этом документе одним из первых пунктов. Делегаты также поддержали обращение к главе государства с просьбой лично принять группу представителей рыбохозяйственного комплекса, чтобы услышать от них объективную информацию о ситуации в отрасли.

К слову, в резолюцию прошлого, третьего съезда, который состоялся в 2012 году, было включено предложение повысить статус Федерального агентства по рыболовству до уровня министерства. За пять лет эта инициатива так и не была реализована, но не потеряла актуальности. Однако на четвертом съезде подобных предложений уже не звучало. Значит ли это, что рыбаки не доверили бы министерский портфель нынешнему руководству ФАР?

Совпадение или нет, но в день съезда стало известно, что один из основателей РРПК Максим Воробьев продает свою долю деловому партнеру Глебу Франку. По мнению столичных СМИ, это произошло из-за разногласий во взглядах на будущее их бизнеса. Кто-то надеется, что теперь компания умерит аппетиты. Как бы там ни было, но инвестиционные квоты никто уже не отменит и РРПК не откажется от этого ресурса.

Кирилл МАРЕНИН

Справка

IV Съезд работников рыбохозяйственного комплекса состоялся 26 февраля в Москве в Центре международной торговли. В нем приняли участие более 500 делегатов, представителей 38 регионов страны от Калининграда до Камчатки, от Мурманска до Крыма.

В рамках съезда ВАРПЭ и Российский профессиональный союз работников рыбного хозяйства договорились о заключении отраслевого соглашения. Работа над ним должна быть завершена до конца 2018 года.

07.03.2018 07:00
379

5 комментариев

Павел
07.03.2018 11:40
Я — думаю, что «передел» в квотах рыбной промышленности происходит связи перевыборном президента.
— Каждый хочет урвать лакомый кусок.
А Камчатка и ее развитие ифоакструктуры, их вовсе не интересует. С Ув., ПК
SeaWolf
07.03.2018 21:10
Время дипломатии закончилось, пора идти в бой? — чё, раз бой, то тепереча стрельба начнется?, а ежели они в ответку?, оставшегося вагнера с сирии притартанят и привет историческому прынцыпу.
Да и кому что этот съезд показал?, сырьевым монополистам заинтересованным в сохранении своего статус-кво?
Грядет передел бизнеса?, да грядет и чё?, а вы чё, думали, ежели этих людей отрезали санкциями от мировой финансовой системы, то они утрутся и уйдут? Неее, они резервы внутри страны будут искать. Кому то платон, кому то гос.подряды на строительство, кому то рыбу, кому еще какой природный ресурс.
И вообще, кто больше всех суетится за прынцып, думается тот кого скорее всего попрут в первую голову. Ежели в крупной сырьевой шарашке поменяются владельцы, то работягам от этого думаю ну никак хуже не станет. Может действительно суда обновят, а то ваши «красавцы» 37и лет от роду…
Мазурик
07.03.2018 21:51
Хуже может и не станет. Только боюсь что рыболовством они будут заниматься так же, как они развивали аквакультуру в Мурманске. То есть похерят все на хрен. Они же быстрой отдачи ждут. А тут по быстрому не получается
SeaWolf
10.03.2018 11:53
А я и не говорил, что это достойный вариант замены. Он абсолютно равноценный. Как говорил гр. джугашвили — оба хуже. И рыболовством они наверное будут заниматься ровно настолько насколько и известный лоббист исторического принципа. И вообще, все эти танцы с бубнами вокруг этого пресловутого исторического принципа могут быть выражены в двух словах: Не пустить посторонних! Всё! Эта наша корова и мы её доим. Эти люди ведь понимают, что при свободной экономической конкуренции их предприятию настанет карачун в течении года.
Семён Семёнович Горбунков
12.03.2018 10:45
А почему вы решили, что в этот бизнес не пускают посторонних? РРПК, Абрамович и другие покупают компании с квотами и спокойно заходят в этот бизнес. Никто им не мешает. И вам никто не мешает договориться с Пономарёвым и купить у него Океанрыбфлот. Другое дело, если вы решили зайти в этот бизнес с кондачка на шару. В этом случае не обижайтесь, но вам рады не будут. Это не только в России так. Попробуйте дуриком зайти в минтаевый бизнес США, тоже пинка дадут.
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...