Экстренный вылет

Экстренный вылет

В августе на СРТМ «Пётр Ильин» («Акрос») был травмирован матрос. Обращение судовладельца за помощью в центр медицины катастроф вызвало конфликт, который не разрешился до сих пор. В чем причина? Насколько часты такие ситуации?

19 августа в 8:50 оперативному диспетчеру центра медицины катастроф поступил звонок с судна «Пётр Ильин», которое находилось в районе Курил. Члену экипажа требовалась эвакуация: на него наехала тележка, в результате ему отрубило фаланги больших пальцев на обеих ногах. Судовой доктор оказал первую медицинскую помощь, а отрубленные пальцы сразу положили в холод, в надежде, что врачам удастся их пришить.

Центр медицины катастроф выразил готовность предоставить своих специалистов для эвакуации пострадавшего в больницу, а расходы по аренде вертолета фирме было предложено взять на себя. Гендиректора «Акроса» такое предложение возмутило.

Он стал жаловаться в Министерство здравоохранения Камчатского края, в чьем ведении находится центр медицины катастроф. Время шло. Вопрос не решался, а пострадавший продолжал ждать эвакуации. В итоге центру все же пришлось взять транспортные расходы на себя.

Ситуация осложнялась тем, что «Пётр Ильин» стоял в 200 км от побережья. Ни один вертолет не летает в море на такое расстояние, поскольку это запрещено правилами техники безопасности. Экипажу было предложено подойти ближе к берегу.

«Я пыталась узнать, на каком траверзе стоит судно, но рыбаки только кричали, чтобы бригада врачей вылетела немедленно, – рассказывает руководитель центра медицины катастроф Галина Фещенко. – Все это время мы обзванивали МЧС, «Витязь-аэро», договаривались с министерством здравоохранения края, чтобы найти решение. Одним словом – мы не прекращали работу по вызову «Акроса».

Наконец, к часу дня «Пётр Ильин» подошел ближе к берегу. Когда он оказался в зоне доступа для вертолета, медицинская бригада вылетела на судно из с. Николаевка. Когда врачи эвакуировали пострадавшего, его состояние было удовлетворительным. Пульс, давление и насыщение кислородом находились в норме. Больной был в сознании и разговаривал.

В 17:00 пострадавшего доставили в краевую больницу. С ним работала врач-травматолог Ольга Ивашкова. Она постаралась пришить матросу отрубленные части больших пальцев, однако через неделю фаланги пришлось ампутировать: поскольку сосуды и капилляры были раздроблены, они не смогли прижиться.

Кто виноват в несчастном случае, было ли нарушение техники безопасности – в этом разбираются компетентные службы. Важно ответить и на другие вопросы. Кто должен оплачивать доставку врачей на судно, на котором случилось ЧП? Уместен ли торг в момент, когда человек нуждается в помощи?

«Акрос» возложил ответственность на центр медицины катастроф, подав соответствующее заявление в прокуратуру. Юристы компании ссылаются на федеральный закон об основах охраны здоровья граждан, где сказано, что «скорая» обязана оказывать бесплатную медицинскую помощь населению.

В центре медицины катастроф говорят, что эта организация не выполняет функции «скорой», а оказывает специализированную реанимационную помощь.

Когда речь идет о жизни и смерти, когда каждая минута на счету, вопрос о стоимости транспортировки врачей и эвакуации пострадавших не возникает. Центр, который получает финансирование из бюджета края, несет все расходы сам. В зависимости от дальности полета санитарные задания могут обходиться ему от 100 тысяч до более чем одного миллиона рублей. Когда угрозы жизни нет, то предприятие, которое просит оказать помощь своему работнику, должно нести собственную долю ответственности.

«Случай, который произошел на судне «Пётр Ильин», не попадал в категорию экстренных. Угрозы жизни человеку не было, а по характеру травмы мне сразу стало понятно, что матрос пальцы потеряет», – говорит Г. Фещенко.

Тем не менее центр был вынужден отправить врачей на судно за свой счет. Вызов «Акроса» обошелся учреждению в 409 тысяч рублей.

По словам Галины Григорьевны, подобное случается не впервые. Бывает, что работодатель перестраховывается, чтобы ускорить помощь, и сообщает об угрозе жизни, что позже не подтверждается. Если после транспортировки пострадавшего в больницу и медицинского осмотра становится ясно, что в экстренной помощи больной не нуждался, то его предприятие оплачивает расходы по аренде вертолета самостоятельно.

«Оно заключает договор и расплачивается. Как правило, компании, от которых поступали заявки, относятся с пониманием к нашим возможностям, поэтому конфликтов не возникает. В этом году у нас было уже три таких случая», – говорит Г. Фещенко.

Согласится ли «Акрос» компенсировать расходы центра медицины катастроф – это пока вопрос.

К слову, медицинская бригада центра вылетает в море на помощь пострадавшим морякам примерно 10 раз в год. Чаще всего это происходит зимой, когда закрыт сезон навигации и ледовая обстановка не позволяет эвакуировать больного морским транспортом. В среднем на вылеты учреждение тратит 105 миллионов рублей ежегодно, из них около 5 миллионов на оказание специализированной медицинской помощи членам экипажей морских судов.

Яна ГАПОНЮК

17.11.2015 04:00
721

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...