Дорогая моя икра

Дорогая моя икра

Красная икра – желанный гость на новогоднем столе россиян. У нас, камчатцев, шансов отведать свежий и качественный продукт гораздо больше, чем, скажем, у москвича, питерца или жителя Забайкалья. Но вот цены на любимое лакомство покусывают не меньше мороза, который стоял на прошлой неделе на полуострове.

«Вроде бы Камчатка в минувшую путину оказалась лидером по добыче лососевых на Дальнем Востоке! Откуда же такие цены?» – сетует народ.

Быть ли деликатесу на столе в новогоднюю ночь? На этот вопрос обыватели отвечают примерно следующее: «Вряд ли. Икру почти не покупаем, ибо дорого», «Да, будет. Друзья угостили прямо с завода», «Не-ет. Кто ее возьмет-то, по такой цене?», «Конечно. Муж (брат, сват) – рыбак, специально заморозили на праздник», «Ой, я вообще не фанат икры, да и год Собаки наступает, к чему она на столе?»

Вопрос роста цены на икру лосося «всплыл» осенью, когда стало ясно, куда рыба пришла, а куда, увы, нет. СМИ растиражировали полные оптимизма слова руководителя Росрыболовства Ильи Шестакова: «Икры достаточно, потому что объем добычи выше, чем в 2015 году, чуть ниже 2016-го, но в целом на среднем уровне за последние 10 лет. Икра будет и должна быть по той же цене, по которой она была в предыдущие годы с учетом уровня инфляции». На деле уровень инфляции составил более тысячи рублей за килограмм.

Специалисты утверждают: хоть как-то связывать цены на икру с результатами путины – неверно. Спрос населения, грамотная рекламная кампания, затраты на энергоносители, немереные запросы перекупщиков (ведь госрегулирования цен в стране, по сути, не существует, будем смотреть правде в глаза) и, наконец, количество товара на рынке – вот составляющие платы за продукт.

Единственный регион, который в этом году может предлагать икру, – Камчатка. Дефицит породил рост цен на всем Дальнем Востоке, но цены задирали отнюдь не рыбаки, как может подумать покупатель. У них был прогноз, а потом недолов 130 тысяч тонн (это около 3 тысяч тонн икры). О том, что рыба не пришла на Сахалин, стало известно после окончания нашей путины, когда икру уже произвели и, заключив контракты, начали продавать. Тут-то на сцену вышли перекупщики, на радостях погнали ценники вверх, заменив таким нехитрым способом недолов. Жажда наживы издавна в крови крупных и мелких предпринимателей нашей страны. Тем более скоро Новый год – ну грех не поднять. И Бог с ней, с совестью. Только вот покупательская способность не бесконечна, а икра – товар скоропортящийся, у баночки срок годности при определенном температурном режиме – всего полгода. На это стоит обращать внимание и не покупать залежалый товар (который, надо отдать должное, периодически «шерстит» Роспотребнадзор). Так что сейчас, как можно заметить, цены ниже. До праздников с ними еще поиграют и успокоятся. А с первого января камчатцу уже не икра будет важна, а соленый огурчик.

Дарья КОЖЕМЯКА

Комментарий Директора Дальневосточного центра региональных исследований Александра Тимофеева:

— Резкий рост цен на красную икру в этом году можно считать следствием совокупности нескольких факторов, в том числе высокого спроса на внешнем рынке. На самом деле о провале лососевой путины в этом году говорить не приходится: по данным Росрыболовства, в этом году на Дальнем Востоке было выловлено 350,8 тысячи тонн лосося, что всего на 3% меньше показателя 2015 года. Правда, в 2016 году вылов составил 432,7 тысячи тонн, но с этим показателем надо будет сравнивать уровень будущей добычи в 2018 году.

Исходя из этого, говорить о дефиците как лосося, так и икры не приходится, поэтому резкий рост оптовых и розничных цен на красную икру вроде бы можно считать необоснованным. Однако стоит обратить внимание на то, что сейчас произошло перераспределение потоков: уловы на Камчатке были очень хорошими, тогда как на Сахалине и в Хабаровском крае, напротив, отмечен значительный спад. При этом о провальной сахалинской путине в СМИ говорилось гораздо чаще, чем о росте добычи лосося на Камчатке. Соответственно, поставщики не преминули воспользоваться искусственно создаваемым ажиотажем, подняв отпускные цены. На ценах, впрочем, отчасти отразилась и необходимость изменения уже сложившихся логистических схем и цепочек поставок, многие из которых ранее ориентировались на Сахалин.

Дополнительным и немаловажным фактором стал и рост спроса на японском рынке, где на протяжении последних лет отмечается неуклонное снижение национального промысла осенней кеты и производства икры. В этих условиях состоявшиеся 30 октября в Южно-Сахалинске аукционы по продаже мороженой лососевой икры российского производства (в основном представленные икрой кеты) прошли по очень высоким ценам. Если в сентябре средний уровень цен на мороженую российскую икру составлял 35–36 долл./кг, то по итогам сахалинского аукциона цены на кетовую икру поднялись по отдельным партиям вплоть до 45 долларов за килограммна условиях CAF Пусан. Примечательно, что на предыдущем аукционе, который проходил в Пусане, цены на российскую мороженую икру горбуши также выросли до уровня 28 долл./кг. В условиях такого роста спроса и цен на внешнем рынке многие производители предпочитают продавать свою продукцию за рубеж, чтобы получить хорошую прибыль в твердой валюте. Соответственно, внутренние цены на российском рынке также вынужденно подтягиваются к этому уровню, хотя пока, к счастью для потребителей, не доходят до него. В частности, стоит заметить, что, по оценкам японских экспертов, исходя из нынешнего уровня цен (в районе 45 долл./кг), себестоимость пробойной кетовой икры в соевом соусе, произведенной из мороженого российского сырья, превысит 7 500 иен/кг (более 3 900 рублей).

13.12.2017 07:00
576

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...