Продразвёрстка XXI века: ни хрена, ни икры

Продразвёрстка XXI века: ни хрена, ни икры

Административное дело общины «Ючгив» заставляет вспомнить продразверстку. Правда, в эпоху военного коммунизма принудительная сдача продуктов объяснялась благой целью – накормить голодных. Цель продразверстки XXI века – оставить голодными всех?

Операция «Изъятие»

Родовая община «Ючгив» была создана в 2008 году в Карагинском районе. В 2014-м ее члены переехали в Елизовский район, но община продолжает вести хозяйственную деятельность в Карагинском районе, где у нее остался рыбопромысловый участок.

12 октября этого года судно «Рысь» должно было вывезти из Оссоры контейнер, в котором находилось имущество «Ючгива»: личные вещи, ягода, соленая рыба, икра. Но икорная продукция вызвала подозрения у пограничников и полицейских. Вся икра (меньше тонны) была изъята.

За 10 дней, пока шло дознание, ни пограничники, ни полиция не нашли в икре криминала. Они убедились, что у общины есть участок, есть разрешение на промысел, есть лимиты. Фактов незаконного лова не установлено.

22 октября полиция вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. Но икру общине не вернули, а передали «материал» в Россельхознадзор, который возбудил административное дело по факту перевозки продукции без ветеринарных документов.

6 ноября председателя общины Светлану Нагорную вызвал инспектор этой федеральной службы на составление протокола. Она пыталась выяснить у него, куда делась изъятая икра. По словам инспектора, он эту продукцию не видел, где она находится, не знает. Согласно материалам, поступившим из полиции, икра все еще хранится в Оссоре.

Во время этого разговора Светлана позвонила в отдел полиции, который произвел изъятие. Там ей сообщили, что икра давно отправлена вертолетом в Петропавловск для передачи Россельхознадзору. Кто ее получил и где искать это должностное лицо, ей пояснить затруднились, посоветовав звонить по… «ноль два».

По словам Светланы Нагорной, члены общины изготовили икорную продукцию для личного потребления. Часть 2 статьи 10.8 КоАП допускает перевозку без ветеринарных документов продуктов для личного пользования. Приказ минсельхоза № 281 также позволяет обходиться без этих документов при производстве, хранении и транспортировке продукции для личного потребления.

«Мы не браконьеры. Мы не понимаем, почему у нас отняли продукцию», – говорит председатель общины «Ючгив».

Между тем дальнейшая судьба икры, скорее всего, уже решена: в таких случаях изъятое обычно уничтожают.

Юрлицо и личное потребление – вещи несовместимые?

За комментарием я обратился в Россельхознадзор. На мои вопросы ответил руководитель камчатского межрайонного отдела по ветеринарному и фитосанитарному надзору Олег Плэнгэу.

– Ваше управление возбудило административное дело в отношении общины «Ючгив» за отсутствие сопроводительных документов продукции. При этом известно, что икра добыта законно. У общины есть договор на пользование рыбопромысловым участком, есть разрешение на промысел. Этих документов вам недостаточно?

– Мы не проверяем законность вылова. Это задача полиции, пограничников. Можно добыть рыбу законно, но на этапе ее переработки нарушить множество законов, норм и правил.

Община «Ючгив» до сих пор не предоставила документов, которые необходимы для идентификации икорной продукции. Нам неизвестно, кто, где, в каких условиях ее изготовил. Неизвестны условия хранения, срок годности. По закону мы обязаны направить продукцию на уничтожение либо утилизацию, если невозможно установить ее происхождение.

– Эти требования касаются продуктов, произведенных для продажи. «Ючгив» утверждает, что изъятая икра предназначалась только для личного потребления.

– Начнем с того, что такое продукция для личного потребления. Согласно техническому регламенту Таможенного союза о безопасности пищевой продукции, это продукция, производимая гражданами в домашних условиях, в личных подсобных хозяйствах либо гражданами, которые занимаются садоводством, огородничеством, животноводством, если она не предназначена для выпуска в обращение. Вы как гражданин имеете право свободно выращивать на своей даче овощи для себя, но если вы повезли их продавать, то обязаны получить карантинный сертификат.

– А если я выращиваю овощи не только для себя лично, а для всей семьи, это тоже личные цели. Родовая община – семья. Она создается, чтобы обеспечить пропитанием не одного человека, а многих.

– Но вы не регистрируете свою семью как юрлицо, а родовая община получает разрешение на лов как юридическое лицо. Согласно единому государственному реестру юридических лиц, община осуществляет следующий вид деятельности – вылов рыбы в водоемах сельскохозяйственными производителями.

Федеральный закон о сельском хозяйстве определяет сельскохозяйственного производителя так: организации и индивидуальные предприниматели, которые производят сельскохозяйственную продукцию, осуществляют ее переработку и реализацию. Юрлицо не может добывать рыбу и производить икру в личных целях.

– Если член общины ведет лов как физическое лицо, он имеет право использовать рыбу для личных целей?

– Федеральный закон о рыболовстве предусматривает вылов водных биоресурсов для личного потребления только в рамках спортивного и любительского рыболовства. Любой гражданин вправе приобрести именную разовую лицензию, пойти на реку и выловить в личных целях определенное количество рыбы.

– Когда ваше управление привлекает к ответственности граждан, которые как частные лица продают рыбу или крабов без ветсанэкспертизы, вы не изымаете и не уничтожаете продукцию. В протоколе вы пишите: «изъять из оборота и направить на цели, не связанные с передачей иным лицам». Почему нельзя так же поступить с продукцией общины «Ючгив»? Обязательно ее уничтожать?

– Предназначение продукции общины так или иначе связано с передачей иным лицам: будь то распределение между членами общины или обмен.А это оборот, который законен, только если качество и безопасность продукции подтверждены документами. Если документов нет, оборот – вне закона. В данной ситуации вернуть общине продукцию значит способствовать нарушению закона.

– Тогда почему изъята только икра, а соленая рыба, которая находилась в том же контейнере, отправлена в пункт назначения без ветеринарных сопроводительных документов?

– Это вопрос не к нам, а к тем, кто проводил изъятие.

– Закон о качестве и безопасности пищевых продуктов очень широко трактует оборот пищевых продуктов: это их купля-продажа, иные способы передачи, хранение и перевозка. Допустим, я засолил банку огурцов и храню ее дома либо повез угостить друзей. Это считается оборотом пищевых продуктов?

– Данный закон не оговаривает, предназначается продукция для личного потребления или нет. Это уже решает должностное лицо исходя из совокупности сведений.

Этим летом правоохранительные органы нашли в частном доме в Елизове 10 тонн икры без упаковки и маркировки. Хозяин дома сообщил, что приобрел икру для личного потребления, но отказался сообщить, у кого она куплена. Наши сотрудники приняли решение об изъятии и уничтожении икры. Гражданин жаловался в суд. Наши действия признаны законными.

Камчатцы часто перевозят с собой икру и другую рыбную продукцию, уезжая в отпуск или командировку. Достаточно иметь с собой документ, подтверждающий происхождение этого товара, чтобы не возникло проблем в аэропорту. Например, рыбные предприятия часто расплачиваются со своими работниками продукцией и выдают им соответствующие справки.

– У коренных народов Севера есть популярный продукт – юкола. Она готовится в большом количестве без соблюдения каких-либо санитарных норм. Ее производят, хранят и перевозят без ветеринарных документов. Ей угощают друг друга. Является ли это административным правонарушением? Подлежит ли юкола изъятию и уничтожению?

– Мне неизвестны случаи, когда бы у людей, которые производят или хранят юколу, возникали проблемы с нашей службой. Если они производят ее не для реализации, то могут свободно ей распоряжаться.

Понятия «юкола» нет в классификаторе продукции, в перечне комиссии Таможенного союза, кодах товарной номенклатуры. Если кто-то решит продавать юколу, он должен пройти сертификацию этого продукта: привезти образцы, разработать технические условия. После этого она может попасть на прилавок.

Я бы допустил неправоту с нашей стороны, если бы был вал таких дел и жалоб на нас. Но жалуются единицы, остальные общины давно сертифицировали продукцию и работают по закону, – так завершил наш разговор Олег Плэнгэу.

Доказательств нет. Есть полномочия

С позицией Россельхознадзора не согласен юрист Александр Кужим, который оказывает правовую помощь родовым общинам, попавшим в жернова административного расследования.

«Икра изготовлена из законно выловленной рыбы на месте вылова традиционными для КМНС способами, предназначена для личного потребления членами общины. Все эти сведения есть в материалах дела. Происхождение икры известно. В каких условиях она выпущена, в Россельхознадзоре обязаны знать лишь в случае, если товар предназначен для продажи. Доказательств того, что реализации икры не предполагалось, достаточно. Но в ведомстве просто не верят, что эта икра для личного потребления. Доказательств для своего недоверия у них нет, зато есть властные полномочия изымать, уничтожать и т. д.», – такую оценку дает А. Кужим административному делу общины «Ючгив».

Он уверен: регистрация общины как юрлица не ограничивает ее прав свободно распоряжаться своей продукцией.

«Регистрация объединений КМНС в качестве юридических лиц осуществляется в добровольно-принудительном порядке. Самим аборигенам это совершенно не нужно. Но закон о рыболовстве установил, что рыбопромысловые участки и разрешения на вылов могут получать только ИП и юрлица. Вот и регистрируйся, иначе не получишь ни того ни другого.

А кто запретил юридическому лицу, образованному представителями КМНС, вылавливать рыбу и производить икру для личного потребления? – продолжает А. Кужим. – По закону о рыболовстве (ст. 10) юрлицо, осуществившее рыболовство в порядке, установленном законом, приобретает право собственностина выловленные водные биоресурсы. По Гражданскому кодексу (ст. 209) собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом.Лишь собственник может решать, что и для каких целей производить из выловленной им рыбы, как использовать продукцию из нее. Можно продать, а можно и оставить для личного потребления.

Приказ минсельхоза № 281, который в части оформления документов предусматривает исключение из общих правил для продукции, произведенной в целях личного потребления, не делает различий между юридическими и физическими лицами», – подчеркивает мой собеседник.

Он оспаривает утверждение о том, что закон о рыболовстве позволяет вылов для личного потребления только в рамках спортивного и любительского рыболовства.

«Этот федеральный закон содержит ст. 25 «Рыболовство в целях обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности», в рамках которого и осуществляет свою деятельность община. Стоит напомнить чиновникам от Россельхознадзора, что традиционное питание является неотъемлемой составляющей традиционного образа жизни КМНС», – говорит А. Кужим.

Найти и уничтожить

В интервью с Олегом Плэнгэу высказана интересная мысль: закон о качестве и безопасности пищевых продуктов не оговаривает, предназначена продукция для личного потребления или нет. Это должно решать должностное лицо. Видимо, закон предполагает, что должностные лица честны, объективны, рациональны. Но мы-то знаем, что они бывают такими не всегда. Между тем упомянутый закон фактически дает им власть изымать не только икру у родовых общин, но и любое продовольствие у физических лиц, что может завести нас очень далеко, учитывая тенденции с уничтожением продуктов.

Уничтожение санкционных продуктов понять можно. Это политика. Уничтожение продукции, изъятой у браконьеров, даже если она отвечает стандартам качества, понять труднее. Реквизиция и уничтожение законно добытой продукции пониманию не поддается совершенно. Тем более в наши кризисные времена, когда цены на еду растут как на дрожжах.

Если с точки зрения закона изъятие икры у общины «Ючгив» оправдано, значит с законом в нашей стране что-то явно не так.

Кирилл МАРЕНИН

P. S. Осенью 2014 года в Левашово (отдельный транспортный авиационный полк Западного военного округа) с Камчатки прибыл военно-транспортный самолет. На нем обнаружилось более тонны икры и почти два центнера красной рыбы. Получателем груза был командир авиаполка ЗВО в звании полковника, ранее служивший в нашем крае. Полковник пояснил «особистам», изъявшим груз, что продукция предназначена для личного потребления: для семьи и сослуживцев. Изъятое было возвращено полковнику без вопросов. Значит, тонна икры для личного потребления – не так уж и много?

17.11.2015 04:00
590

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...