«Что поделать, не берут за рубежом российские рыбные котлеты»

Об инициативах и заявлениях, которые прозвучали 19 октября на заседании президиума Госсовета по вопросам рыбной отрасли, мы говорим с исполнительным директором Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки Сергеем Красильниковым

– Сергей Юрьевич, открывая заседание, Владимир Путин сказал: «Наши рыбопромышленники платят всего 15 процентов ставки сбора за пользование биоресурсами, имеют и другие преференции. В результате рыбопромышленный сектор набрал солидный вес. Но эти достижения мало повлияли на укрепление продовольственной безопасности страны, развитие прибрежных территорий». Вы бы поспорили с президентом, будь у вас такая возможность?

– Неблагодарное занятие – споры с президентом, даже гипотетические. Однако кто-то ведь готовил текст и цифры, которые В.В. Путин озвучил, предваряя заседание Госсовета. Вот с этим «неведомым героем» и попробуем полемизировать.

Уже только ленивый не попрекнул рыбаков этой 15-процентной льготой. Напомню, что возможность оплаты 15 процентов от установленной ставки сбора за добычу водных биоресурсов появилась в декабре 2007 года в результате принятия закона, который назывался «О внесении изменений в главу 25.1 части второй Налогового кодекса Российской Федерации (в части создания стимулов для более эффективного использования водных биологических ресурсов)». Так он обозначен в информационной базе Государственной Думы.

Такая возможность дана рыбохозяйственным организациям, осуществляющим добычу водных биологических ресурсов и (или) их первичную и последующую переработку, в том числе на арендованных основных средствах, и реализующим эту продукцию при условии, что в общем доходе от реализации доля дохода от реализации добытых объектов водных биоресурсов и (или) произведенной рыбной продукции составляет не менее 70 процентов.

К сожалению, в пояснительной записке не отражено впрямую обоснований принятого решения. Депутатов, если кто-то из них читает пояснительные записки, больше интересовали корректировки сбора по отдельным видам промысла (на ликвидные виды увеличение, на массовые, низколиквидные – уменьшение, и т. д.).

Поэтому согласимся с законодателем и будем вслед за ним считать, что «предлагаемое законопроектом изменение ставок сбора за объекты водных биологических ресурсов вызвано необходимостью установления уровня ставок сбора, обеспечивающего эффективную работу судов на промысле водных биоресурсов при условии обеспечения максимально возможных поступлений средств в бюджеты различных уровней за счет полного освоения выделяемых квот на вылов».

Что стоит за словами «эффективная работа судов на промысле»? В первую очередь, конечно же, снабжение топливом. Но уже за первое полугодие 2008 года цены на судовое топливо выросли в три с половиной раза, и только благодаря пониманию и поддержке вице-премьера В.А. Зубкова не был принят законопроект минфина об отмене льготы. К сожалению, так же не было принято решение и о 50-процентной компенсации расходов на топливо для рыбопромышленников.

В настоящее время в сравнении с 2008 годом цены на судовое топливо выросли в 2,6 раза, с 14 400 до 38 000 за тонну, а с учетом того, что рубль похудел вдвое, – реально и того больше.

В августе 2008 года Союз рыбопромышленников Камчатки обращался в адрес председателя Правительства России, подчеркивая: «...50-процентная компенсация расходов на топливо, право применения единого сельскохозяйственного налога, вкупе с правом рыбаков применять пониженную ставку сбора за пользование водными биоресурсами, определяет некоторый неустойчивый паритет между ростом цен на топливо и компенсирующими усилиями власти, позволяющий рыбодобывающей отрасли функционировать...»

– Я приведу несколько цифр, которые прозвучали на заседании. Можете их прокомментировать? «Износ отечественных судов приближается к критическим 90 процентам».

– Охотно верю, люди же считали! Но вот насчет критического износа – сомнительный вывод. Не припомню ни одного кораблекрушения из-за технического состояния судна. Из-за «человеческого фактора» – сколько угодно, это и пустые баки вместе с повышенной парусностью и обледенением «Аметиста», и два кутка на палубе «Дальнего Востока», считавшегося непотопляемым. Чтобы корпус развалился – такого не помню. Суда ремонтируются, корпуса перевариваются, «умная» начинка обновляется, модернизируется. Впрочем, я не специалист и не претендую на знание статистики по стране.

С другой стороны, это сигнал всей стране и всем отраслям народного хозяйства.

«И чем дальше затягивать практическое решение этого вопроса (модернизации средств производства, основных фондов. – С. К.), тем больше шансов на то, что неизбежная модернизация будет проведена по образцу сталинской индустриализации, т. е. путем жесточайшей политической и экономической централизации...» («Износ оборудования как угроза национальной безопасности России», Ю. Московский, 2010 г.)

Основные фонды изношены по всей стране и во всех отраслях. Рыбаки могут гордиться: обновление началось с них.

– Следующая цифра с заседания Госсовета – около 90 процентов рыбопродукции поставляется за рубеж с низкой степенью переработки.

– Что поделать, не берут за рубежом российские рыбные котлеты. И филе берут по цене ниже, чем «безголовку». Это грамотное регулирование с их стороны. Полагаю, новые владельцы ресурса тоже будут экспортировать то, что покупают в первую очередь. Рыболовство ведь достаточно дорогостоящее занятие для маркетологических экспериментов, и пробиваться на рынок с новой продукцией достаточно сложно.

– Удельная стоимость одной тонны экспорта из стран со схожей ресурсной базой превышает российскую примерно на одну треть.

– Охотно верю. «Страны со схожей ресурсной базой», экспортируя, не платят две пошлины – вывозную и ввозную. Российские экспортеры вынуждены снижать цену, чтобы продать свою продукцию, тогда как «страны со схожей ресурсной базой» работают в рамках соглашений ВТО.

– Объем инвестиций в основной капитал за 2014 год составил всего 12,7 млрд рублей. Это лишь 7,5 процента от оборота.

– Всегда становлюсь в тупик: это много или мало? Какой процент от оборота считать достаточным? Как относиться на этом фоне к камчатским 13,5 миллиарда инвестиций и 16 новым, современным рыбоперерабатывающим заводам, построенным за последние пять лет?

– По словам Владимира Путина, главной целью заседания было «определить меры, которые будут способствовать наполнению российского рынка качественной и доступной по цене отечественной рыбной продукцией». Как вы считаете, удалось ли такие меры определить? Сколько потребуется времени, чтобы качественная и доступная рыбная продукция появилась, к примеру, в Оссоре, где сегодня килограмм сельди в магазине стоит 270 рублей?

– Сегодня Минвостокразвития разрабатывает меры «понуждения» для снабжения регионов «доступной рыбой». Методика такая: берется 5–7 компаний и определяется оптовая цена 15–20 тонн, затем просят поставить в проект по этой цене 3–7 тонн. Ключевое слово пока – «просят». Учитывая недвусмысленный сигнал, который прозвучал в речи В.В. Путина («… есть такие люди, которым очень хорошо. Теперь нужно распределить это «очень хорошо» на все население страны. И задачи, которые государство обязано решать при использовании своих биоресурсов, с него не снимаются...»), скоро просить перестанут.

Вместе со всей страной надеюсь, что решение «распределить это «очень хорошо» на все население страны» коснется также и, например, нефтяников, которые сделают в стране «доступный бензин», и разномастных высокопоставленных крадунов и взяточников.

А сельдь в Оссоре – не водится. Вопрос о цене сельди – не к рыбакам, а к тем предпринимателям, которые купили мороженую сельдь в Петропавловске-Камчатском (кстати, а почем?), привезли ее в Оссору, устроили куда-то на хранение и торгуют. Естественно, все это стоит денег. В вашем вопросе подтекст таков, что в ответе за розничную цену сельди в Оссоре – рыбаки, а это не так.

– Перед заседанием президиума Госсовета представители рыбацкой общественности в многочисленных обращениях, интервью выступали против квот господдержки. Мы знаем, что и рабочая группа по подготовке заседания в большинстве была против них. Однако на самом заседании никто из рыбаков не озвучил эти возражения. Более того, о необходимости забрать 20 процентов квот для строительства судов первым там сказал не Шестаков, а председатель рабочей группы Олег Кожемяко. Почему?

– Предлагаю ваш вопрос переадресовать Олегу Николаевичу.

– Можно считать, что изъятие 20 процентов из общего объема квот – вопрос решенный. На ваш взгляд, как события будут развиваться дальше?

– Предлагаю все же дождаться протокольных поручений президента. Только увидев поручения, можно будет понять, куда двигаться дальше. Прежде всего, по той причине, что ни один законопроект, представленный общественности, не выдерживает сколько-нибудь серьезной критики. В законопроекте от Минвостокразвития забыли о целых направлениях рыболовства (в пресноводных водных объектах, по международным соглашениям) и полностью исключили «прибрежку», что восторга не вызывает. Законопроект от Росрыболовства, в свою очередь, тоже позитивных оценок от рыбаков не получил: пронизан коррупционной составляющей в пользу одной рыбопромышленной компании, со множеством отсылочных и дискреционных норм и т. д.

Давайте дождемся поручений президента.

Вопросы задавал Кирилл МАРЕНИН

03.11.2015 04:00
387

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...