Камчатский краб: сделано в Китае

Камчатский краб: сделано в Китае

Оставшись без главных рынков сбыта, российские браконьеры ищут новые возможности. Теперь их взоры обращены к Поднебесной, которая может стать новым центром притяжения браконьерского улова.

Однако в Ассоциации добытчиков краба уверены: незаконный промысел уже не вернется к прежним масштабам.

Хитовые членистоногие

Краб – главный хит дальневосточных браконьеров. Именно его мы подразумеваем в первую очередь, когда говорим о нелегальном морском промысле.

На протяжении последних лет объемы браконьерской добычи вычислялись разницей между официальным выловом краба в России и его импортом, который был задекларирован в зарубежных портах. В отдельные годы контрабандные поставки краба из нашей страны в четыре и более раз превышали законный вылов. Так, по данным ТИНРО-центра, в 2007 году официальный вылов этого ценного ресурса на Дальнем Востоке и в Северном бассейне составил 46,5 тысячи тонн. А по факту в порты Японии, Южной Кореи, США поступило 186,8 тысячи тонн крабовой продукции, добытой в наших водах.

Когда в 2007-м в Москве были арестованы владельцы крупнейшего в России краболовного холдинга, «браконьерская» кривая пошла вниз. И хотя наш самый гуманный суд оправдал арестантов, выводы из этой уголовной истории были сделаны правильные. Поэтому нелегальный промысел не вернулся к прежнему уровню, а продолжал падать.

В 2010 году фактический вывоз краба из страны превысил легальный вылов «всего лишь» в два раза. В 2014-м – в 1,5. Свою роль сыграли соглашения о совместной борьбе с незаконным промыслом, которые в 2010–2014 годах Россия подписала со странами АТР, чьи порты принимали браконьерскую продукцию.

«Сейчас нелегальные поставки в Южную Корею невозможны. Рынок Японии для них тоже практически закрыт», – говорит президент Ассоциации добытчиков краба (АДК) Александр Дупляков.

Но преступный бизнес не стоит на месте. Он меняет тактику, ищет новые возможности. Сбыт браконьерского краба становится более изощренным. Нишу, которую в этом процессе занимали Южная Корея и Япония, пытаются занять другие страны. Прежде всего, Китай.

Китайцы «подсели» на клешни

Китайцев «подсадили» на российских крабов южнокорейские коммерсанты, которые у себя на родине занимались оборотом браконьерского улова, а теперь вынуждены работать за границей.

«Китайский рынок очень динамично развивается. Нация стремительно богатеет. Распробовав российского краба, она от него не откажется», – говорит А. Дупляков.

По данным АДК, в Китай контрабандой поступает ежемесячно до 150 тонн живого краба и 50 тонн мороженой крабопродукции. Поставки идут в основном по трем каналам.

Первый из них – китайская провинция Шаньдонг (порты Вэйхай, Шидао, Циндао). Эти поставки здесь контролируют бизнесмены из Южной Кореи, используя старые налаженные связи с браконьерами. Работа строится так. Браконьерский краболов, добывший улов в наших водах, доставляет его в нейтральную акваторию. Там его ждет китайское судно, котороеоборудовано для транспортировки биоресурса в живом виде. Происходит перегруз, после чего транспортник доставляет товар в один из портов Шаньдонга.

Второй канал поставки – через северокорейский порт Раджин. По разным оценкам, с января по май 2015-го сюда было доставлено около 400 тонн краба, который вывозили из порта машинами в Китай.

Третий канал – Япония. Хотя доставлять браконьерского краба в японский порт для продажи стало трудно, но использовать тот же порт в качестве транзитного для нелегальной продукции все еще возможно. Происходит это по отработанной схеме. Браконьерское судно выгружает в порту улов. Здесь продукцию обеспечивают фиктивными документами, после чего на машинах или в контейнерах краб уходит паромом в КНР.

«Есть опасность организации в Китае нового центра притяжения браконьерского краба, хотя с КНР два года назад тоже подписано соглашение о борьбе с незаконным промыслом, – говорит президент АДК. – Представители ФАР регулярно встречаются с китайскими коллегами для обсуждения реализации этого документа. АДК также проводит встречи с крупнейшими китайскими ассоциациями. Они косвенно признают, что проблема есть. Но пока решения не найдено».

От ОПГ остались ПГ

Несмотря на китайский фактор, А. Дупляков считает, что к концу этого года иностранный импорт российского краба и его отчетный вылов будут иметь минимальное расхождение.

«Меры регулирования промысла, которые существуют в России сегодня, практически исключают массовое браконьерство», – уверен президент АДК.

Еще недавно существенную долю нелегального промысла составляли компании, которые были зарегистрированы в России, имели пусть небольшие, но легальные квоты. Это позволяло им держать свой флот в море длительное время на законных основаниях и при отсутствии должного контроля вылавливать намного больше выделенных лимитов.

С тех времен прошло не так уж много лет. Но многое изменилось. Организованные преступные группы теряют организованность. Мелкие фирмы уходят с этого промысла, продают бизнес. Их квоты концентрируются в руках крупных предприятий, для которых нарушение закона – слишком большой риск. 10 лет назад добычей краба на Дальнем Востоке занималось около 140 компаний. Сегодня их порядка 70. К 2018-му останется не более 50.

По словам А. Дуплякова, в 2015-м предстоит нанести по браконьерам еще один удар – подписать соглашение о борьбе с незаконным промыслом с США. Хотя уже и сейчас очень сложно поставить в Штаты крабовую продукцию, добытую нелегально.

«Браконьерский промысел не искоренишь полностью, – говорит А. Дупляков. – Но он станет уделом только откровенных бандитов, использующих суда под иностранными флагами. А их остались единицы, и рынки сбыта для такой продукции постепенно закрываются».

Кирилл МАРЕНИН

22.07.2015 05:15
444

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...