Первый серфер на деревне

Первый серфер на деревне

На встречу с новым героем нашей рубрики «Стиль жизни» я приезжаю на Халактырский пляж. В условленном месте не застаю своего собеседника и отправляюсь к воде. В это пятничное утро на берегу Тихого океана людно.

Неподалеку от меня молодые ребята в гидрокостюмах хватают доски для сёрфинга и с радостными криками бросаются в волны. Успеваю подойти к одному из них. «Антон «Пружина»? А вон он, на волнах», — показывает парень на одну из маленьких фигурок в воде, — «Корреспондент газеты? Ага, передадим».

Антон Морозов выходит на берег с огромной доской. Мы возвращаемся в лагерь «Snowave», который работает на Халактырском пляже вот уже пять лет. Все здесь сделано руками Антона и его друзей — людей, «болеющих» серфингом. Для него это второй дом. Или все-таки первый?

«После знакомства с Тихим океаном моя жизнь разделилась на «до» и «после». Даже когда у меня не было машины, я приезжал сюда на такси, забросив все свои дела. Я не знаю, есть ли такие чувства у ребят, которые катаются сейчас, но меня тянуло сюда с такой силой, что я не мог ей противостоять», — рассказывает Антон.

Любовь к воде появилась у него еще в детстве. Родоначальник и идеолог камчатского серф-движения родился в 20 километрах от поселка Октябрьский – там, где находился колхоз имени Октябрьской революции. Его родители прилетели сюда на заработки в 1980 году. Молодая семья жила в бараке, где не было отопления и горячей воды.

«Деревушка располагалась на косе между рекой Большая и Охотским морем, поэтому все наши детские игры были связаны с водой. Мы бегали от волн, бросали в них камни, играли в заброшенных кораблях на берегу, а возвращались домой всегда промокшие до нитки», — вспоминает Антон.

Когда мальчику исполнилось шесть лет, семья перебралась в Петропавловск-Камчатский. Забегая вперед, скажу, что Антон не только прекрасный серфер. Он хорошо катается на сноуборде и скейтборде. И к серфингу он пришел именно через эти увлечения. Как это ни странно, но первое спортивное увлечение Антона оказалось совсем не «досочным»: в средней школе он играл в баскетбол.

«Вместе с друзьями мы доставали где-то видеокассеты с записями американских игр, смотрели трансляции матчей по Второму каналу. Фанатели от каких-то игроков, старались им подражать. Мы стремились быть лучшими в этом. Это правильно нас развивало. Дело в том, что я жил на Садовой. Помню, как-то раз мы приехали на СРВ гулять к своим друзьям и наткнулись на местных взрослых парней, которые побили нас и забрали деньги. Всякое было. К счастью, мы не стали такими, как те парни», — рассказывает он.

Позже Антон занялся горными лыжами, а затем и сноубордингом. В первый раз он встал на доску летом на вулкане Козельский, где и в теплый сезон немало снега. В 2000-е годы силами увлеченных спортсменов на вулкане строили парк с разными фигурами для трюков: перилами, рампами, трубами. Как признается Антон, прыгать с доской у него получалось лучше, чем поворачивать на ней. Еще он постоянно смотрел все видеоролики профессиональных райдеров, которые только мог достать. Часто в них упоминалось и о серфинге. Но свое решающее влияние на него оказал фильм режиссера Залмана Кинга «В руках Божьих» 1980 года, в котором снимались лучшие серферы мира того времени. Это полудокументальное кино о людях, посвятивших себя океану. В нем звучит много философских диалогов, где главные герои пытаются показать свое отношение не только к этому виду спорта, но и к природе.

«Кассету с этим фильмом мне принес сосед. Отдал ее со словами: «Тут такие же придурки, как и ты, только на волнах катаются». Я так обрадовался этой кассете! Сразу побежал к видику. До сих пор помню это чувство от просмотра, меня как будто током прошибло. Я понимал смысл каждого слова, все это было мне очень близко», — говорит мой собеседник.

Только в 2005 году он, наконец, отправился на Тихий океан с доской для серфинга. Все необходимое взял у собратьев по сноуборду, которые пробовали себя на волнах в конце 1990-х, но быстро потеряли к этому интерес.

«Это было начало июня. Погода стояла плохая. Со мной было еще несколько ребят. Я надел гидрокостюм, зашел в воду. Мы плавали строго вдоль берега. Пытались отплывать дальше, но чуть под ногами терялось дно, возвращались обратно. Боялись, что океан утащит. Мы видели волны, но боялись их», — вспоминает мой собеседник.

Молодые люди не знали о серфинге практически ничего. На шесть человек имелось всего две доски и три гидрокостюма. Не у всех были перчатки и шапочки. Пока двое пробовали себя в воде, остальные смотрели на них с берега. Ребята приезжали на океан на все выходные, ставили палатки и несколько дней наслаждались катанием. В 2000-е на Халактырском пляже не было ни души. Это время Антон вспоминает с теплом.

«У меня долго не получалось встать на доску. И когда, наконец, удалось, я проехал всего пару метров. Сейчас на наших уроках люди встают с первого раза и едут 20-50 метров. А мы столько мучились, и эти секундные проезды тогда казались чем-то невероятным», — говорит он.

По словам Антона, он сразу понял, что серфинг – это не просто приятное времяпрепровождение, а часть его жизни. Ее большая часть. Но близкие считали иначе. Родители настаивали на том, что молодому человеку, в первую очередь, нужно получить образование и найти работу. По их настоянию Антон отучился на юриста, но твердо знал, что не станет офисным работником.

«Мы с мамой сильно ругались из-за этого. Но я все равно гнул свою линию. Сейчас родители временами живут в лагере вместе со мной, помогают его обустраивать, и мама счастлива, что у меня все получилось».

Не только родители, но даже друзья поначалу относились к идее развития серфинга на Камчатке скептически. Аргументов у них была масса: слишком маленькие волны, слишком холодно, слишком долгая зима и еще много других«слишком». А о том, что Халактырский пляж станет одним из лучших мест для серфинга в России, куда будут слетаться топовые спортсмены планеты, никто и подумать не мог. Но Антон был уверен в своей идее.

«Я много читал о том, как зарождался и развивался серфинг в других странах. Я понял, что все это сработает и здесь, даже с поправками на нашу специфику», — говорит он.

Антон еще больше убедился в этом после того, как провел два месяца на Бали. Там он работал помощником инструктора по серфингу, наблюдал, как функционирует система обучения этому спорту, перенимал опыт у профессионалов. Вернувшись домой, он начал активно действовать. Вместе с женой Мариной Морозовой они взяли грант в Фонде поддержки предпринимательства Камчатского края на 4 гидрокостюма и 2 доски. Первыми учениками школы стали их друзья и знакомые. Несмотря на неимоверные усилия Морозовых, люди неохотно воспринимали идею ловить океанские волны.

«Кризисный момент настал, когда я уволился с основной работы и полностью посвятил себя тренерской деятельности. И если зимой был ажиотаж, то летом – тишина. Хотелось все бросить и уехать за границу. На Бали я бы работал инструктором в местной серф-школе и зарабатывал неплохие деньги. Но это было слишком просто. Я понял, что мне нужно пройти свой путь, преодолеть все трудности. В некоторых ситуациях мы с Мариной не знали, как все организовать, где взять деньги, но все равно продолжали идти к намеченной цели», — рассказывает мой собеседник.

Со временем серф-лагерь стал обретать свои нынешние черты. Антон и его команда стали приезжать на Халактырский пляж, чтобы жить здесь, настраивать коммуникации. Позже на берегу Тихого океана прошел первый морской фестиваль, посетители которого с изумлением узнали о камчатском серфинге. Заработало сарафанное радио. Начало было положено.

Спортсмен признается, что со временем его отношение к океану изменилось. Но он до сих пор занимает особенное место в душе спортсмена. «Раньше мне просто хотелось залезть в воду. Без серфа. Это было сродни медитации. Я хотел чувствовать всем своим существом эту огромную энергию. Океан помогает справиться с переживаниями и страхами, разобраться в себе, найти решение своих проблем. Сейчас я больше нацелен на прогресс в тренировках. Когда ничего не получается, когда я раздражаюсь, я прошу у океана волн. Разговариваю с ним. Это живое существо. У каждой волны своя жизнь. Она рождается где-то далеко отсюда, проделывает свой путь, спотыкается о берег, превращается в какую-то отдельную и в то же время слитную с океаном часть, уходит в пену и возвращается обратно в океан. И вот когда ты выбираешь ее, ты уже участник этой крохотной жизни. Вместе с ней ты проживаешь все: от момента превращения до момента ее смерти», — говорит он.

«Серфинг – это не просто катание на волнах, это нечто большее. Он меняет отношение людей к природе, делает их сильными и телом и духом. Я видел, как это происходит в других странах. Мы можем вырастить совершенно иное поколение. Это будут люди, которые начнут мыслить созидательно. Когда школа только зарождалась, я уже думал о том, как сюда придут дети, мы будем их учить серфингу. И они будут лучше нас во всех смыслах», — рассказывает Антон.

Самому младшему ученику школы семь лет. Подрастают и будущие звезды камчатского серфинга – 17-летний Саша Шаповалов выиграл в своей номинации в городском чемпионате по серфингу «Kamchatka Republic», который прошел в конце июня. В нем приняли участие 19 спортсменов из нескольких регионов России, поэтому камчатским серферам было с кем посоревноваться.

У Антона и Марины подрастает сын Марк. Мальчику сейчас всего 2,5 года. Родители уверены, что он будет кататься на волнах лучше, чем они. И этому есть первые предпосылки: малыш научился стоять на доске для скейтбординга быстрее, чем ходить.

В планах Антона — создать официальную детско-юношескую спортивную школу. Для этого у него и его команды есть все необходимое: обустроенный лагерь, где проведены коммуникации, профессиональные тренеры, доски и экипировка.

«Сейчас мы стараемся сделать так, чтобы наша деятельность не превратилось в коммерцию. Лагерь, наши тренировки, бесплатные уроки и лекции, открытое общение – все это для того, чтобы научить людей любви к природе и океану».

Яна ГАПОНЮК

07.09.2017 07:00
224

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...