Море – мой чародей (часть 3)

Море – мой чародей (часть 3)

Что представляла собой работа и жизнь членов экипажей БМРТ в течение 5-6 месяцев промыслового рейса.

Я начал работать механиком в Управлении океанического рыболовства Камчатки в конце 1960-х годов. Это было время, когда на Камчатку перегнали с Николаевского судостроительного завода около десятка больших морозильных траулеров (БМРТ) проект 394 типа «Маяковский» (головное судно серии), которые начал строить этот завод. Они имели маломощный главный двигатель и могли заморозить в сутки всего 30-35 тонн рыбы. Уже в начале 1970-х рыбопромысловый флот страны стал пополняться БМРТ нового поколения типа «Мыс Орехова». Они имели более мощный двигатель по сравнению с судами типа «Маяковский» и могли заморозить в сутки до 85-90 тонн рыбы.

А в конце семидесятых годов для рыбопромыслового флота страны Николаевский судостроительный завод стал производить большие автономные морозильные тральщики (БАТМ) проекта «Пулковский меридиан». Эти суда по водоизмещению были в два раза больше прежних больших траулеров (до семи тысяч тонн), могли одновременно выбирать трал с моря и в тоже время осуществлять постановку нового трала, причем в их трюмах могло разместиться свыше тысячи тонн мороженной рыбной продукции. В это же время для флота стали поставлять мощные траулеры судоверфи германского города Штральзунд.

Кроме того, рыбопромысловый флот страны имел крупные плавучие базы, на которых в океане вырабатывались различные консервы. Мороженную рыбную продукцию с мест промысла в порты страны доставляли крупнотоннажные транспортные рефрижераторы. До начала девяностых годов прошлого века Советский Союз был мировым лидером по вылову морских ресурсов. В 1989 году СССР вышел на первое место в мире по вылову рыбы, добыв 11 миллионов тонн морепродуктов. Более 10% этого объема добывали экипажи УОР Камчатки.

Мне удивительно повезло, ибо каждый рейс — это не только работа и приключения, большие или малые, но и общение с уникальными людьми, многие из которых на долгие годы оставались моими добрыми товарищами. Каждый сделанный мною рейс оставлял в душе неизгладимый след.

Вот несколько событий, произошедших во время моей работы механиком на БМРТ «Союз-4». В июле 1970 года, когда траулер вел промысел возле Гавайских островов и намотал на винт куток трала, я, сделав 5 спусков под воду, освободил винт от кутка. В мае 1971 года на борту траулера в течение двух часов находились космонавты СССР В.Шаталов и А. Елисеев, которые в 1969 году совершили стыковку космических кораблей «Союз-4» и «Союз-5»! В этом же году по моим чертежам и под моим руководством на траулере было установлено технологическое оборудование и филетировочные станки для выпуска в сутки 20-25 тонн филе хека.

Работа на БМРТ «Мыс Обручева» – это дважды лучшие показатели года среди экипажей в Дальрыбе и один раз в Министерстве рыбного хозяйства СССР! На мои последние два рейса на БМРТ «Иван Малякин» пришлись ремонт судна в Перу и работа на промысле хека в Советско-американской компании возле берегов США и Канады.

Успешной работе в каждом из сделанных мною рейсов видимо способствовало то, что на этих судах были опытнейшие капитаны и старший командный состав, которые тщательно подбирали экипаж. Попасть на эти суда механику, штурману или траловому мастеру, не знающему и не любящему свою специальность, лентяю и выпивохе было просто невозможно. В результате тщательного подбора кадров в течение очень короткого времени экипаж становился мощным монолитом, который успешно совершал рейс, выполнял и перевыполнял рейсовые планы. На этих судах люди работали по принципу «один за всех и все за одного». Он был негласным правилом для всего экипажа.

Кто работал на БМРТ, хорошо знает, какой бедой для экипажа во время промысла была поломка главной шестерни лебедки выемки трала. В таком случае члены машинной команды делали все возможное и невозможное для исправления поломки (иногда сутки, а бывало — и двое). При этом члены машинной команды, отстоявшие вахту, приходили на кормовую палубу и помогали товарищам.

С того момента, когда траулер покидал порт и отправлялся в район предстоящего промысла, у всех членов экипажа начинался совершенно иной уклад жизни, который значительно отличался от режима людей, работавших на берегу. Во-первых, почти каждый член экипажа два раза в сутки стоял вахту на своем рабочем месте. Во-вторых, в течение пяти месяцев (иногда шести) ни у кого из членов экипажа не было ни выходных, ни праздников. Целью любого экипажа была добыча рыбы, и чем больше экипаж ее выловил, тем больше у каждого члена экипажа, соответственно, был заработок.

Но нередко на промысле бывали случаи, когда члены экипажа, узнав о том, что на палубе оказался очередной куток трала, в котором было 70 тонн рыбы, недовольно качали головами. Это происходило, когда на протяжении нескольких месяцев работы на борту судна постоянно находилось 90-100 тонн рыбы, которую нужно было день и ночь обрабатывать. Приходил в район промысла рефрижератор, мороженая продукция перегружалась на него в течение двух суток, а члены экипажа молили Всевышнего о том, чтобы на борту несколько дней отсутствовала рыба и можно было передохнуть. Но часто эти молитвы не действовали, и рыбная эпопея продолжалась.

По правилам техники безопасности осуществлять траление рыбы можно было при волнении моря не выше 4,5 баллов. Но нередко в районе промысла на протяжении месяца ежедневно был шторм силою в 6-7 баллов. И сама жизнь (природа) заставляла экипаж работать в этих условиях, при этом никто из членов экипажа не роптал.

Перед рейсом специализированное отделение областного кинопроката доставляло на борт судна 30-40 кинофильмов, которые только что появились в кинотеатрах. «Джентльмены удачи», «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука», «Белое солнце пустыни», «Трембита», «Иван Васильевич меняет профессию» были для моряков-рыбаков в течение десятилетия культовыми фильмами, каждый из членов экипажа смотрел их несчетное количество раз. Очень часто на промысле происходил обмен фильмами с экипажами других судов, а бывало, что обмен фильмов происходил между советскими, польскими и болгарскими экипажами.

Если экипаж судна работал на траверзе берегов Канады-США, то судовые радисты настраивали телевизоры на прием канадских и американских телеканалов. Для просмотров ковбойских фильмов, спортивных программ, передач о животном мире знание языка не было нужным. При длительном пребывании в иностранном порту представители зарубежных фирм, которые обслуживали советские команды (кратковременный ремонт, доставка продуктов питания, работа в совместных компаниях), организовывали для членов экипажа различные экскурсии.

Нужно сказать о том, что на флоте была четко организована доставка в район промысла почты (писем и газет), которую привозили суда, приходившие в район промысла.

Валентин ЧАРНИК.

Продолжение следует.

На фото: На марках конверта спецгашения — подписи космонавтов В.Шаталова и А.Елисеева, летавших на космическом корабле «Союз-4». В честь этого полета был назван БМРТ «Союз-4», на котором Валентин Чарник сделал пять рейсов.

23.08.2017 07:00
226

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...