Универсальные солдаты

Универсальные солдаты

До начала красной путины остается около недели. Но пока законопослушные рыбаки ждут официального старта, где-то уже кипит промысел. Испокон веку наступление «браконьерских войск» идет с применением оружия и военной техники.

В 2016 году в камчатское отделение Общественной комиссии по борьбе с коррупцией обратился бывший военнослужащий войсковой части 52020 подполковник К., сообщивший неприглядные факты из жизни войск и сил на северо-востоке России. По словам подполковника, из его сослуживцев были организованы браконьерские бригады, которые вели незаконный промысел лосося с использованием военной техники.

Комиссия направила эти сведения в военную прокуратуру. Прокуратура переадресовала их в военный следственный отдел по гарнизону Петропавловск-Камчатский. Тот, в свою очередь, отправил материалы в военный следственный отдел по гарнизону Вилючинск. А оттуда они отправились обратно. Так бы все и ходило по кругу, если бы не упорство председателя упомянутой общественной организации Сергея Мылова.

После его многочисленных жалоб правоохранительные органы были вынуждены признать факт браконьерства. Из материалов проверки следует, что несколько военнослужащих получили указание от своего командира убыть в район мыса Толстого (о. Беринга) для вылова рыбы и заготовки икры под предлогом служебной командировки. Попутно всплывали и другие события, которые требовали расследования.

Наконец, в мае 2017-го военная прокуратура известила Сергея Мылова о том, что по его заявлению возбуждено уголовное дело. Дело возбудили в отношении командира войсковой части 52020-2 по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 («Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере») и ч. 1 ст. 285 («Злоупотребление должностными полномочиями») УК РФ.

Командующему войсками и силами на северо-востоке России внесено прокурорское представление об устранении нарушений закона. Информация об организации военнослужащими незаконного промысла направлена в северо-восточное территориальное управление Росрыболовства «для принятия возможных мер к недопущению подобных фактов в путину 2017 года».

И все бы хорошо, да что-то нехорошо. Есть сильное подозрение, что в путину нынешнего и последующих годов отдельные недобросовестные военнослужащие продолжат незаконное рыболовство. Ведь этой «традиции» уже много-много лет, и так просто с ней не покончить.

«Во время работы в Камчатрыбводе самой «любимой» категорией браконьеров для меня были военные, – вспоминает о советском прошлом ветеран рыбоохраны Александр Кужим. – В зоне ответственности инспекции была масса воинских частей. Они были экипированы и оснащены технически нам на зависть. Это свое оснащение они частенько использовали для браконьерства».

Мой собеседник сохранил на память несколько старых рыбводовских документов. Некоторые из них, напечатанных еще на машинке, имеют отношение к теме нашего разговора. Вот, к примеру, письмо начальника Камчатрыбвода Бориса Селиванова командиру одной из воинских частей: «28 июня 1987 года при проведении рыбоохранных работ инспекторской группой на восточном побережье Камчатки на берегу б. Русская произошел конфликт между членами инспекторской группы и пограничным нарядом погранзаставы «б. Русская», пытавшимся охранять браконьерскую сеть с рыбой. При этом пограничный наряд, препятствуя законным действиям инспекторов и работника милиции, угрожал применением огнестрельного оружия… Только выдержка и хладнокровие членов инспекторской группы позволили погасить конфликт».

«Взять с поличным военных, которые занимались браконьерством, для нас было делом чести. При этом военная прокуратура, не мытьем, так катаньем, уводила их от уголовной ответственности, – продолжает Александр Кужим. – В моей практике была пара случаев, которые разрешились так: пока мы оформляли дела, направляли их в прокуратуру, а там «проводили проверку», оказывалось, что командир уже переведен на новое место службы за пределы области. Это давало прокуратуре возможность отказывать в возбуждении уголовного дела или прекращать возбужденное «в связи с изменением обстановки». Была такая норма в УПК. За все время моей работы нам удалось довести до скамьи подсудимых лишь одного «бойца». Это был командир взвода или роты, который выводил с летних лагерей свое подразделение и устроил гонки по пересеченной местности на ГТТ, забитом рыбой и сетями, угнав его аж под Козельский вулкан. Пришлось догонять, высаживаться на тягач практически на ходу, ночью, с риском для жизни и вырубать механика-водителя ударом рукоятки пистолета. Триллер».

С тех пор мало что изменилось. Только масштабы выросли. Сегодня никого не удивят новости о том, что с Камчатки уходят военные самолеты, груженные икрой. Вот недавний пример, который широко освещался в центральных СМИ. 11 октября 2014 года в Левашове (отдельный транспортный авиационный полк ЗВО) приземлился военно-транспортный Ил-76, пунктом отправления которого значился один из аэродромов Камчатки. На его борту находилось 1,1 тонны кетовой икры и почти два центнера красной рыбы. Груз был перевезен на военный холодильник, где его обнаружила военная контрразведка. Началась проверка. Возникло подозрение, что деликатес готовился к реализации через розничные сети Петербурга. Однако доказать это следствие не смогло. Оно остановилось на версии, что владелец икры (командир авиаполка ЗВО, который до перевода в Левашово служил на Камчатке) привез ее, чтобы угостить родных и друзей. В возбуждении уголовного дела было отказано.

Может, пора на военных аэродромах ставить посты Россельхознадзора, чтобы проверять качество икорной продукции, вывозимой с полуострова?

Кирилл МАРЕНИН

26.05.2017 07:00
975

2 комментария

777
30.05.2017 22:46
777
30.05.2017 22:49
Что за беспредел творится на Камчатке
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...