Мы здесь были!

Мы здесь были!

Авачинская губа прекрасна, просто рай для живописца. Особую прелесть ей придают красавцы-БАТМы компании «Океанрыбфлот», которые выстраиваются у причала, вернувшись из долгого рейса. Наверное, каждый порой мечтает побывать на таком пароходе. Ребятам Камчатского центра развития творчества детей и юношества «Рассветы Камчатки» представилась такая возможность, ведь накануне они стали участниками и призерами краевого заочного конкурса рисунка «Звезда рыбака».

Чудесным воскресным утром обучающиеся студии «Колибри» и студии «АРТ» собрались у проходной, ведущей к супертраулерам. До последнего дети толком не знают, что за экскурсия их ждет, немного волнуются, слушая наставления старших: «Это объект повышенной опасности, нужно быть предельно осторожным, внимательным, не бегать…» Впрочем, это лишь разжигает веселый огонек в глазах юных художников.

– Мы пришли сегодня в порт, мы стоим, разинув рот, – напевает мама одной из самых маленьких участниц конкурса Саши Итинсон (девочке едва исполнилось восемь). Мотивчик из советского детства теперь с нами на весь день.

Встречает шумную компанию начальник службы безопасности ПАО «Океанрыбфлот» Пётр Сковороднев. «Мы идем на БМРТ «XX Съезд ВЛКСМ» проекта «Пулковский меридиан». Здесь кипит работа: суда готовятся к выходу, надо быть очень аккуратными!» – строгий тон Петра Николаевича на время утихомирил пеструю щебечущую стайку, но дети быстро понимают, что начальник службы безопасности очень добрый и с удовольствием расскажет, для чего, к примеру, вон те железные штуковины на причале. А вот справа краболов «Сивинд». Тут старая подлодка: ее на металлолом порезали. Сейчас мы пройдем через судно «Анатолий Ларин», который доставляет из моря в порт готовую продукцию со всех наших пароходов. Не растягиваемся!

Над нами, будто космический пришелец, возвышается гигантский плавкран. А вот БМРТ «Московская Олимпиада», на нем капитаном ходил Евгений Кабанов, заместитель председателя СРПК – один из организаторов конкурса «Звезда рыбака». Накануне он как раз награждал ребят ценными призами.

У трапа ждет третий помощник капитана Владимир Лобко. В целях безопасности дети поднимаются по трое. Сверху выглядывают бывалый мореман – мохнатый дружелюбный Рекс. Идем по узким коридорам, поворачиваем, и все дружно ахают: в просторной кают-компании для художников накрыт стол. «Угощайтесь! Кто хорошо кушает, тот хорошо работает!» – шутят рыбаки. Ребятам дважды повторять не надо, и вот они уже уплетают вкусняшки, запивая компотом. Попутно изучают почти домашнюю обстановку кают-компании с цветами, картинами на стенах. Здесь трапезничает сам капитан-директор Владимир Васильев, который готов лично провести экскурсию по своему траулеру. Владимир Петрович в море без малого 40 лет. Работал в Новой Зеландии и Антарктиде, в Перу и Канаде – хорошо знает Мировой океан. Сейчас супертраулеры «Океанрыбфлота» бороздят отечественные моря.

– Смотрите внимательно, ребята, запоминайте, чтобы рисовать суда более профессионально! – говорит капитан. И мы узнаем, что на БАТМе трудится 98 членов экипажа самых разнообразных профессий. Взять, к примеру, механиков. Одни обеспечивают работу главного двигателя на 7 тысяч «лошадок» (для сравнения, в крутой легковой машине 200–250 л. с.). Есть электромеханики, рефмеханики, механики-наладчики самого лучшего в мире немецкого оборудования для разделки рыбы. Филе минтая в коробочках видели? Так это наш пароход и еще четыре БАТМа делают! 100–110 т мороженого филе выдает, консервы (печень минтая) катает и производит рыбную муку.

– А мой дед-механик рассказывал, что у судна по бокам отсеки, в которых вода… – обращается к товарищу капитану Дарина Пополитова (ее портрет деда занял II место в конкурсе). Всю экскурсию она ходит за капитаном с диктофоном и засыпает его вопросами (видимо, журналистам «Рыбака Камчатки» готовится смена). А Владимир Петрович доволен. Юные художники ему по душе: у самого внучка хорошо рисует, после школы собирается учиться на архитектора.

Подробно и с нескрываемой гордостью капитан дает характеристики судна: 104 метра – длина, 16 – ширина, осадка под водой 10 метров. И снова дружное «ва-а-ау» (так молодежь выражает свое восхищение). Капитану есть чем гордиться. Не так давно «XX Съезд ВЛКСМ» (и еще четыре БМРТ, «заточенных» под выпуск филе минтая) полностью обновили. Теперь здесь «интернационал»: лебедки испанские, поисковая аппаратура японская, завод корейский, а машины для производства филе минтая крупной, средней и мелкой расфасовки прибыли из Германии.

Подкрепившись, ребята спешат исследовать БАТМ. Нас провожает официантка Светлана, она же посудомойка и уборщица – накрывает завтрак, обед, чай и ужин на 24 человека комсостава. А борщи, супы и горячее приезжают сюда на лифте из камбуза с нижнего этажа. Экипаж кушает 6 раз в день: работа очень тяжелая, идет круглые сутки без выходных. Сама Светлана из Хабаровска, всю жизнь проработала в торговле, дети выросли. И вот впервые, набрав таблеток от морской болезни, женщина отважилась идти в море. Желаем ей удачи и отправляемся… конечно же, на капитанский мостик.

– Здесь мы зарабатываем деньги, – смеется третий помощник капитана Владимир Лобко. На самом деле мостик – это два просторных помещения, напичканных разнообразной сложнейшей аппаратурой. Локаторы и эхолоты – системы, которые позволяют видеть суда над водой, показывают в цвете изобаты в пучине морской, сканируют пространство на 3 км вокруг. Даже подводную лодку найти можно.

– Это нужно для защиты? – спрашивают из зала.

– Мы никого не боимся, – отвечает капитан. – Мы мирные рыбаки, но, если надо, вас защитим. Траулер предназначен и для военных действий, может ставить мины.

Тысячи кнопок, рычагов, экраны. Один из них будто исчерчен детской рукой – это след швартовки к пароходу «Герои Даманского», который стоит недалеко. На другом – разные помещения парохода: машинное отделение, цех, а вот и наш «муравейник» копошится. Улыбаемся и машем!

Сейчас мы на высоте 4 этажа. В промысловой части рубки управляют постановкой и выборкой трала. Хорошо видно, как на палубе готовят промвооружение к предстоящей рыбалке. А вот оттуда ползет то-олстая кишка, полная рыбы (100–120 т). Ее вытаскивает 30-миллиметровый стальной трос. Да-да, кивают некоторые «знатоки», мы это рисовали! И только сейчас, вспоминая фото и видео, которое изучали перед конкурсом, ребята осознают, какого размера волны встречаются на пути рыбака. Метров по десять.

– Это коробка-автомат, – продолжает третий помощник капитана, – управление пера руля, размер которого (только представьте!) 16 кв. метров. Это больше, чем площадь обычной комнаты. Тут и барометры, и часы необычной конфигурации – такие только на флоте встретишь. И обилие циркулей на столе штурмана. Дети вспоминают уроки географии над широкими картами, где отмечены изгибы берега и каждый маячок. И хотя мореходы давно пользуются электронными, бумажные карты в 120-дневном рейсе надежнее.

То и дело из динамиков хрипят чьи-то голоса. Выходим на палубу. Надо же, как высоко!.. Отсюда открывается потрясающий вид на город, непривычный для сухопутного зайца.

– Не будет рыбы, рыбаков, не будет и Камчатки, – справедливо замечает Владимир Васильев. И правда, очень важно понимать с детства: без рыбака, главного налогоплательщика казны края и страны, не строятся дороги, дома, и вот тот прекрасный храм на вершине сопки в память о погибших моряках…

– А что это? Зачем? – снова вступает в беседу любопытная Дарина, рассматривая очередную непонятную штуковину.

– Это бульба, она увеличивает скорость парохода на полтора узла, – с готовностью отвечает капитан. – А тут буй, который светится, если попадает в воду. Здесь нет пола, зато есть палуба, не потолок, а подволок, не стенки, а переборки.

В вышине маячит антенна радиолокационной станции, во время работы туда нельзя – слишком опасное излучение. Внизу трюмы вместимостью 1 млн 325 тысяч килограммов. «Можно накормить весь город!» – восхищается Слава Кочетов. Кстати, он уже узнал, что вот те палки здесь неслучайно. Если на них натянуть веревку, чайки не сядут и, следовательно, не испортят цвет палубы. Мы вспоминаем рисунок Славы: там рыбаки струей воды выгоняют с парохода непрошеного гостя – сивуча.

– Такое часто бывает, – рассказывает Владимир Петрович. – Сивучей всегда много при выборке трала. Голодные акулы тоже тут как тут, готовы напасть. Сивучи жмутся к пароходу, спасаясь от хищников. Бывает, что попадают в сети. Когда работаем в Олюторском районе на сельди, встречаем много китов. Они для нас как ориентир, где киты – там и рыба.

На обратном пути ребята одним глазком заглядывают в уютную двухкомнатную каюту капитана, его второй дом. С интересом озираются в крохотном кабинете морского доктора, приехавшего из Крыма. «Здесь даже есть операционный стол, на котором можно делать операции в море! – восхищенно делятся друг с другом дети. – Нет, пускай не будет здесь никаких операций». Хихикают, представляя, что находится за дверью комнаты с табличкой «Вентиляторная». Ох, как не хочется прощаться, ведь еще столько секретов таится в недрах траулера размером в два футбольных поля. Гигантский двигатель, чудо-завод, баня, камбуз, в конце концов!

У трапа рядом с провожающими топчутся приветливые собаки, виляют хвостами. Уже снизу художники дружно кричат спасибо всему экипажу, долго машут и оглядываются, чтобы лучше запомнить каждую деталь… Кто знает, побывают ли они еще раз на величественном БАТМе? Свяжет ли кто-то свою судьбу с морем? Но, знаете, эти дети уже не посмотрят на пароходы прежними глазами, а про «XX Съезд ВЛКСМ» скажут: так вот же он, наш, вернулся. И гордо добавят: мы там были!

Дарья КОЖЕМЯКА

Для справки:

Заочный конкурс рисунка «Звезда рыбака» прошел при поддержке Министерства рыбного хозяйства и Министерства образования и науки Камчатского края. Его организаторы — газета «Рыбак Камчатки», центр художественного творчества детей и юношества «Рассветы Камчатки», Союз рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки. Список победителей опубликован на сайте нашей газеты.

24.05.2017 07:00
380

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...