«Пока другие отдыхали, мы разделывали, солили и коптили»

«Пока другие отдыхали, мы разделывали, солили и коптили»

Многим из вас герой рубрики «Стиль жизни» этого номера знаком не понаслышке. Ветеран рыбной промышленности Владимир Рязанов начинал свою карьеру на Петропавловск-Камчатском рыбоконсервном заводе и учился у самого Петра Карповича Кривошеева. Он рассказал о том, как работалось в золотой век рыбной промышленности Камчатки, как пришел в рыболовецкую артель «Пенжинская», и одну студенческую шутку своего времени

Владимир Николаевич родился в 1950 году в Петропавловске. Его отец был строителем, а мама работала рыбообработчиком на знаменитом Петропавловск-Камчатском рыбоконсервном заводе. Семья жила на Моховой, поэтому все детство Владимир Рязанов провел на местных пирсах с удочкой в руках. И пока другие ребята гоняли во дворе мяч, он с друзьями мастерил самодельные грузики.

Будущий технолог постоянно наблюдал за тем, как живет рыбоконсервный завод, как работает мама, и знал, что со временем тоже станет частью этой трудовой жизни.

«Нас воспитывали так, что даже рыбообработчики были в почете, они имели высокую квалификацию, а место работы передавалось по наследству. Я жил в то время, когда традиции значили очень много», – говорит Рязанов.

Поэтому после окончания школы юноша, не раздумывая, подал документы в Петропавловск-Камчатский морской техникум на специальность технолога рыбной промышленности.

«Помню, первые два года было много химии. Очень много химии. Потом рыба, потом практика. Но все было интересно. Нас учили прекрасные преподаватели. Шутили даже, что студенты рыбопромышленного техникума сильнее, чем студенты тогда только открывшегося Дальрыбвтуза. Это была очень правдивая шутка», – вспоминает мой собеседник.

Первая практика прошла в Озерновском на рыбоконсервном заводе № 55. Часть студентов отправили в поселок самолетом, а часть, и нашего героя в том числе, пароходом. В долгой дороге юноши познакомились с попутчиками. Многие ехали в поселок на рыбалку, кто-то был из местных и возвращался домой.

«После солнечного Петропавловска оказаться в Озерновском удовольствие не из приятных. Шел мелкий моросящий дождь, стояла низкая облачность. Но со временем в работе мы перестали замечать погоду», – говорит он.

На заводе ребят провели по многим цехам, начиная с цеха приема, заканчивая консервным и цехом заморозки. Молодые специалисты увидели все процессы работы с рыбой.

В 1970 году Владимир Рязанов окончил техникум. На распределении ему выдают направление на работу в престижный по тем временам Петропавловск-Камчатский рыбоконсервный завод, куда было невозможно попасть просто так. Удачное стечение обстоятельств или судьба? Мой собеседник утверждает, что в этом ему помог отточенный до совершенства навык забивания мяча в ворота противника.

«Я хорошо играл в футбол, а тогда на каждом предприятии была своя футбольная команда. И у нас была своя – «Чайка». Одно время мы даже были обладателями кубка Петропавловска», – говорит Владимир Николаевич.

Сказать, что нашему герою повезло попасть в главный рыбопромышленный цех страны, продукция которого была знаменита на весь Советский Союз, значит не сказать ничего. Он учился у таких мастеров своего дела, как АлексейМефодьевич Лагоза, Аркадий Кузьмич Вершинин, Игорь Анатольевич Велицкий, Майя Александровна Куличёва и, конечно, Пётр Карпович Кривошеев.

«Он любил работать с молодежью. Он всегда был внимателен и очень требователен к нам, но при этом мы не боялись подойти к нему за советом. Спустя время, когда я работал мастером в коптильно-посольном цехе, после института ко мне пришла учиться его дочь Марина», – вспоминает мой собеседник.

Работа технолога – одна из тех, которой нужно отдаваться полностью. Часто в коптильном цехе, где долгое время работал наш герой, трудились даже в выходные дни и праздники. «Рыба горячего копчения пользовалась большим спросом, поэтому пока остальные люди отдыхали, мы разделывали, солили и коптили».

Удалось Владимиру Рязанову поработать и на пароходе. От завода специалисты работали на судне «Советская Арктика» на промысле сельди в районе Магадана. Удивительно, но береговой технолог очень воодушевленно рассказывает об этом периоде.

«Мне очень понравился этот рейс. И хотя он был короткий, всего 3–4 месяца, но это смена декорации как-никак. Условия были тяжелые, график работы 12 через 12, но в сравнении с рыбодобывающим флотом мы находились в привилегированном положении. Я смотрел на рыбаков и диву давался».

На мой вопрос, что он больше всего любит в своей профессии, Владимир Николаевич задумывается. «Мне нравится то состояние, когда идешь после работы и понимаешь, что выполнил весь план работы, который намечал. Нас так учили работать. Кроме того, когда видишь на этикетке фамилию мастера, который изготовил эти консервы, а там твоя фамилия – испытываешь непередаваемое чувство. С одной стороны, гордость, потому что знаешь, что ты сделал качественный продукт, с другой стороны, ответственность, потому что нельзя опускать планку», – говорит Рязанов.

В 1990-х годах на заводе начались первые сокращения. Медленно одно из самых главных предприятий полуострова стало разрушаться. В 2000 году Владимир Николаевич устроился на работу в компанию «Ваям». В 2004-м его пригласили в рыболовецкую артель «Пенжинская», где он трудится и сейчас.

«Конечно, после петропавловского завода с его огромными цехами, когда меня привели на снежный пустырь, где стояли два контейнера и был только каркас здания, я задумался, мягко говоря, о том, куда попал. Я, конечно, знал, что есть такая точка на карте – село Апука, но что это так далеко, даже не представлял себе», – говорит Владимир Николаевич.

Со временем «Пенжинская» стала развиваться, не только благодаря своему председателю, который не жалел ни сил, ни средств на завод. Весомый вклад в становление рыболовецкой артели вносит и наш герой в роли заведующего производством. Но Владимир Николаевич отмахивается от похвал: «Еще есть, куда расти, работы много».

Яна ГАПОНЮК

19.04.2017 07:00
410

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...