Смертельный рейс

Смертельный рейс

На прошлой неделе Камчатку всколыхнула новость об отравлении рыбаков спиртосодержащей жидкостью на шхуне «Изумруд». Пятеро погибших, четверо пострадавших – таков итог мимолетного расслабления перед рабочей сменой

Морозильное судно «Изумруд», принадлежащее ООО «Звезда Востока», вышло на промысел 11 марта. Шхуна должна была принимать улов от добытчика – рыболовного сейнера «Донец» (этот сейнер тоже «прославился» в 2011 году, когда чуть не протаранил атомный подводный крейсер «Святой Георгий Победоносец»).

В 22:30 13 марта поступило сообщение о том, что судно следует в Петропавловск-Камчатский из бухты Моржовой. Сначала капитан сообщил, что на борту находится два трупа и двое пострадавших. В 5:20 14 марта, когда «Изумруд» причалил к пирсу компании «Акрос» в микрорайоне Сероглазка, погибших уже было четверо. Прибывшие на вызов медицинские бригады госпитализировали пять человек. Одного мужчину в крайне тяжелом состоянии доставили в реанимацию краевой больницы, но врачи не смогли его спасти.

Отравление метиловым спиртом – такова причина трагедии.

Остальных членов экипажа доставили в реанимационное отделение Петропавловск-Камчатской городской больницы № 2. На следующий день их перевели в терапевтическое отделение. Сейчас они в нормальном состоянии.

Всего на судне находилось 27 человек. Из 9 пострадавших трое – жители Петропавловска-Камчатского, остальные – из других регионов страны.

По факту смерти членов экипажа СРМС «Изумруд» в Дальневосточном следственном управлении на транспорте СКР возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 238 УК РФ «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц».

По словам пострадавши моряков, находящихся в терапевтическом отделении городской больницы № 2, они не знают, где погибшие члены экипажа взяли спиртосодержащую жидкость.

«Откуда взялась эта емкость с суррогатом, мы и сами не знаем. Когда еще в городе стояли, работали на перегрузе, народ употреблял. Но потихонечку, стопочку выпил – и пошел дальше работать. А потом вышли в рейс», – рассказывает один из членов экипажа.

В море перед очередным перегрузом кто-то пошел спать, а кто-то ждал своей рабочей смены. Трое из погибших жили в четырехместной каюте, которая располагалась на корме. Четвертый погибший, который занимал на судне должность боцмана, жил в каюте напротив моего собеседника.

«Он умер самый первый. Мы не сразу это поняли. Его каюта была открыта. Мы проходили по коридору, заглядывали – лежит человек с закрытыми глазами. Думали, что спит. Позже к нему зашел капитан по какому-то вопросу, толкнул, а тот уже «готовый», – рассказывает рыбак.

Члены экипажа не стали выяснять причину гибели боцмана, поскольку думали, что у мужчины не выдержало сердце из-за большого количества выпитого алкоголя. «А вот когда уже остальные «пошли», сразу стало понятно, в чем дело», – говорит рыбак.

Он работал в одной бригаде с погибшими. В тот вечер перед началом рабочей смены мой собеседник зашел в каюту к морякам, чтобы позвать на вахту. Мужчина увидел, что рыбаки находятся в плохом состоянии, но подумал, что это обычное похмелье. Один из них все же вышел на смену, остальные отказались от работы, сославшись на плохое самочувствие.

«Я сразу доложил капитану о том, что у меня три человека в бригаде не выходят на вахту. Чуть позже он пошел к ним и понял, что это отравление суррогатом», – говорит мой собеседник.

Позже в каюту вернулся моряк, который решился выйти на смену. Он также пожаловался экипажу на плохое самочувствие и уже ночью скончался в своей каюте.

«Нас, возможно, спасло то, что мы чуть-чуть выпили. Боцман, скорее всего, ходил к ним, они ему налили. Я уже у боцмана выпил символически стопку. Но на всякий случай поехал с парнями в больницу. Мы ночью втроем пролежали в реанимации, нас хорошо откапали. А четверо в тех каютах основное на себя приняли, потому и умерли», – говорит рыбак.

Как отметили в следственном отделении на транспорте СКР, об ответственности членов экипажа или судовладельца по данному ЧП говорить рано.

«Пока вопрос об ответственности каких-либо лиц не ставится, поскольку в настоящее время проводится предварительное расследование. Юридическая оценка действий судовладельца будет дана по его результатам», – сказала старший помощник руководителя следственного управления на транспорте СКР Дарья Немцева.

Однако нарушения, связанные с техникой безопасности и охраной труда, что называется, налицо. «Согласно уставу на судах запрещено употребление любой алкогольной продукции, поэтому ответственность лежит в первую очередь на тех, кто ее потреблял. А откуда возникла эта емкость, кто ее пронес – это выяснит следствие. Судовладелец должен принять меры, чтобы не допустить нахождения алкоголя на судне», – прокомментировал ситуацию помощник прокурора Камчатской транспортной прокуратуры Иван Нецвет.

Случившимся заинтересовалась и Государственная инспекция по труду в Камчатском крае. Этот инцидент в ведомстве квалифицировали как групповой несчастный случай.

Председатель профсоюза работников рыбного хозяйства Елена Казанцева считает, что причины трагедии кроются в первую очередь в систематических нарушениях в сфере охраны труда на предприятии.

«Не умаляя вины погибших и пострадавших, все-таки считаю, что основным виновником является именно руководство предприятия, поскольку здесь прослеживается отсутствие системы охраны труда или контроля этой сферы со стороны руководителей и ответственных лиц. На сегодня такое происходит не так часто, как раньше. Крупные предприятия ответственно подходят и к отбору персонала, и к организации службы охраны труда и обеспечения безопасности мореплавания. Но, как мы видим, на среднем и малом флоте это все еще слабые места», – сказала Елена Эдуардовна.

По информации SeafarersJournal, за последние пять лет количество отравлений и несчастных случаев (в том числе и летальных), на борту судов возросло в 7 раз. Журналисты SeafarersJournal провели специальный опрос среди членов экипажей судов на алкогольную тему.

По его результатам выяснилось, что 88,5% моряков употребляют алкоголь как в рейсе, так и дома. Чаще всего они выпивают именно в море. По словам опрошенных, на это влияет замкнутое пространство, отсутствие общения с родными, а также невозможность расслабить организм другими способами. Интересно и то, что из тысячи опрошенных рыбаков 769 назвали себя «хроническими выпивохами», а 104 – сказали, что употребляют алкоголь лишь «за компанию».

«На вопрос, употребляли или готовы ли употребить технический спирт из-за отсутствия альтернативы алкоголю, 617 респондентов ответили, что их не остановит даже опасность и последствия от употребления метилового спирта, лишь бы расслабиться», – пишут в издании.

Ни для кого не секрет, что работа в море далеко «не сахар». Изнуряющие вахты, постоянная опасность, отсутствие рядом семьи, замкнутое пространство. На несколько месяцев главным вопросом для моряков становится преодоление столь сильного психологического напряжения. На судах ответ на него находится быстро в виде заветной емкости. А что, если бы в момент искушения морские волки задумались о тех, кто ждет их с моря, и ради кого они отправились на заработки, – женах, сыновьях и дочках, своих матерях? Тогда трагедии можно было избежать?

Яна ГАПОНЮК

23.03.2017 07:00
1193

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...