Плыви, Кыся, плыви

Плыви, Кыся, плыви

Тюленя по имени Кыся, которого с июня выхаживали волонтеры и заведующий лабораторией морских млекопитающих КамчатНиро Сергей Корнев, 6 августа выпустили на острове Уташуд, расположенном на территории Южно-Камчатского федерального заказника. Здесь ларги образуют постоянную залежку и щенение. Как происходило спасение животного, что такое фиш-суп и почему с Кысей запрещали разговаривать — рассказали волонтеры Максим Красков и Александра Галдина.

Впервые Максим Красков увидел ларгу на фото в Facebook в профиле Александры Галдиной. Его очень удивило, что зверя удалось снять с такого близкого расстояния. Из переписки стало ясно: тюлень не старается спрятаться от людей или вовсе уплыть. Поскольку Максим уже имел опыт общения с тюленями (он был волонтером в первом российском реабилитационном центре для тюленей в Приморье), это его насторожило. Здоровое дикое животное никогда не подпустит к себе человека, на любой контакт со стороны людей естественная реакция зверя — убежать.

Спустя четыре дня Александра снова публикует фотографию. «Гуляем по пляжу, видим — за дюной снова лежит тюлень, но уже поменьше. Я опять его фотографирую и выкладываю в сеть. Позже мне звонит Максим и говорит, что этот тюлень скоро умрет. Мы сличаем две фотографии и понимаем, что это один и тот же зверь», — рассказывает Александра. Щенок обезвожен и сильно похудел.

Стоит отметить, что рисковый период у тюленей имеет ярко выраженную сезонность. Щенок рождается в бельковом наряде и первые два месяца находится с матерью, которая учит его ловить рыбу и помогает набрать жировой запас. После они расстаются. Если в этот период детеныш был разлучен с матерью — он обречен. Такая история произошла и с Кысей.

— Сначала я решил пригласить на полуостров Ларису Белоиван, основательницу Приморского реабилитационного центра, чтобы она поделилась опытом, научила волонтеров выхаживать тюленя. Я, несмотря на то, что был волонтером в этом центре, не знал особенностей работы с животными. Просто строил вольеры, помогал подержать или перенести тюленя, когда это нужно, — рассказывает Максим.

Вечером 7 июня друзья стали искать телефоны специалистов, которые могли бы хоть чем-то помочь. В девять часов они связались с ветеринаром, который согласился осмотреть животное. «У нас было три варианта действий. Первый — оставить все как есть. Второй — забрать тюленя и отвезти к ветеринару, и на этом наша помощь закончилась бы. И, наконец, полностью взять на себя ответственность и спасать зверя. Мы выбрали второй вариант, потому что возможности принести его к кому-то домой не было. Это все-таки тюлень», — вспоминает Саша.

За ларгой на Халактырский пляж друзья вернулись в десять вечера. Укутали исхудавшее животное в куртку и повезли к ветеринару.

— С врачом мы встретились на рынке «Северо-Востока». Выкладываем зверя на помост, врач надевает перчатки и прямо там делает ему уколы, — рассказывает Галдина.

Позже к спасению тюленя подключился заведующий лабораторией морских млекопитающих КамчатНИРО Сергей Корнев. Уже ночью ларгу привезли в институт. У Кыси появился шанс.

В первый месяц собралось 14 волонтеров, которые под руководством Сергея Ивановича выхаживали тюленя. 15 июня на Камчатку из отпуска прилетел и Максим Красков. И именно этот первый месяц был самым тяжелым. Как признается Александра, каждые два дня Кыся умирала.

— Мы приходим — ей плохо. Срываемся, ищем какие-то лекарства, откачиваем. И так по кругу, — вспоминает она. Когда ларга оказалась в институте, она весила всего 7,5 кг и у нее был поврежден один глаз. — Одно время мне казалось, что ларга вообще ничего не видит. Мы задумывались — отпустить ее на свободу или передать в дельфинарий. Но потом убедились, что со зрением у нее все в порядке. С одним глазом животные легко ориентируются, — рассказывает Максим.

Волонтеры приезжали к ней посменно, 6 раз в сутки, кормили через зонд фиш-супом (пюре из перемолотой рыбы), давали лекарства. Утром Кысю нужно было мыть, убирать вольер и стирать ее простыни, а после кормления перекладывать в заранее подсоленную воду в бассейне. Когда тюлень подрос, волонтеры кидали рыбу в бассейн, чтобы он учился ее ловить. В среднем на уход за зверем у одного волонтера уходило чуть больше часа. В день тратили 3 куба воды и почти 3 кг сельди. Расходы на необходимые лекарства и питание шли исключительно за счет личных средств участников волонтерской группы

Главная задача работы волонтера — быстрее откормить зверя и выгнать обратно в море. Чем быстрее это произойдет, тем лучше для животного. Привыкание к человеку неизбежно, но его необходимо минимизировать. Ассоциативная цепочка — приходит человек, и тут же появляется еда — формируется у тюленя сразу. Но, находясь в своей среде, он быстро отвыкает от человеческого присутствия.

— Мы старались избегать с ней контакта. Конечно, эта милая мордочка с большими глазами провоцирует на сюсюканье. А когда гладишь тюленя по пузу, он опрокидывается набок и трясет ластами — ну как не умиляться! Конечно, если бы мы готовили ее к дельфинарию, то позволили бы себе играть с ней. Но нашей задачей было спасти животное, что мы и делали. Я даже распечатал объявление: «С тюленем не разговаривать! Ему будет не с кем разговаривать в море!» — рассказывает Максим.

В июле ларга начала набирать вес и на момент отъезда Сергея Корнева в командировку весила уже 20 кг. С 13 июля по 1 августа координационную работу участников вел Максим Красков. Из 14 волонтеров осталось 4 человека, а процесс ухода становился все сложнее из-за быстро растущего веса животного. Но здесь помощь подоспела с другой стороны: Колхоз имени Ленина привез 100 кг сельди, а директор КамчатНиро Олег Лапшин давал волонтерам деньги на соль для воды.

После того, как ларга окончательно поправилась и подросла, волонтерам нужно было разбудить в ней охотничьи инстинкты и посмотреть, как она будет добывать пищу. А так как живую рыбу на рынках Камчатки не купишь, ловить ее пришлось Максиму самостоятельно. Первая рыбалка закончилась четырьмя камбалами, которые для этой цели не подходили. Во второй раз он отправился на реку Авача — и вечером в ведре с водой привез Кысе двух гольцов. Ларга, правда, не сразу поняла, что делать с такой странной рыбой. Наигравшись вдоволь с первым гольцом, она убила его, но есть не стала. Рыба оказалась для нее слишком маленькой. А вот второй жил в институте два дня и попал к зверю в желудок только после того, как был обмазан селедкой.

Наконец, наступил день выпуска тюленя. Местом прощания с ларгой был выбран остров Уташуд, куда научная группа института отправлялась на плановые исследовательские работы. «В море нас очень качало. Сильные волны и ветер мешали спустить лодку с вольером на воду. Подбираемся к острову — и тут я понимаю, что нас окружает больше ста тюленей. Было такое ощущение, что они все куда-то плыли и остановились посмотреть, что мы будем делать», — смеется Александра.

Кыся осторожно вылезла из вольера, не понимая, где она находится, подошла к воде. В этот момент ее окатила волна, и ларга уплыла. «Мы привыкли со временем к мысли, что она может погибнуть в любой момент. И, конечно, испытали облегчение, что она все-таки выжила и все это кончилось. Это было действительно тяжело», — рассказывает Александра Галдина.

Как адаптируется животное в дальнейшем — неизвестно. Но неравнодушные люди подарили ему 2 месяца жизни.

Яна ГАПОНЮК

КамчатНИРО выражает огромную благодарность всем, кто помогал Кысе: Александре Галдиной, Максиму Краскову, Алексею Буевичу, Марии Стрелковой, Анне Евстратовой, Полине Азаркиной, Евгению Владимирову, Евгении Давыдовой, Светлане Евстратовой, Марине Коровяковской, Александру Маханову, Владиславу Меркулову, Елене Стреляевой, Марии Стреляевой, Инге Сурковой, заместителю начальника Елизовской инспекции СВТУ Андрею Усикову за оперативную выписку разрешения на доставку тюленя с Халактырского пляжа в здание КамчатНИРО

01.09.2015 04:00
691

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...