Наука и жизнь Эдуарда Шагиняна

Наука и жизнь Эдуарда Шагиняна

Наша газета продолжает рассказывать о победителях конкурса «Лучший по профессии в рыбной отрасли», который ежегодно проводит Министерство рыбного хозяйства края. Сегодня наш гость — ведущий научный сотрудник КамчатНИРО Эдуард Шагинян, победивший в номинации «Лучший ихтиолог».

Эдуард родился в Тбилиси, в семье военнослужащего. Кочевая жизнь забрасывала семью на турецкую и китайскую границы, на Кавказ и Дальний Восток. За время учебы Эдик поменял несколько школ. Наконец, семья остановилась во Владивостоке. «Нахлебавшись такой жизни, мои родители не настаивали, чтобы я шел по стопам отца. Не настаивали на престижных или выгодных профессиях, как тогда считалось, а советовали поступать туда, куда я сам захочу» — вспоминает Эдуард Рудольфович. Правда, будущий научный сотрудник особенно не задумывался, кем стать. Единственной страстью для него был спорт. А в юности его увлекали фильмы про океан. «Были потрясающие кинокартины «Тихий океан» и «Большой барьерный риф». Последний снимала команда Жака Кусто. Какие там съемки, цвет, как мастерски они показали удивительный подводный мир! Эти фильмы сыграли определённую роль в выборе профессии», — рассказывает Эдуард Рудольфович.

Сначала он пробовал поступить на медицинский факультет. Однако с первого раза не удалось — не хватило всего-навсего полбалла. Для юноши это было большой трагедией. В те времена абитуриентов сразу после зачисления отправляли на картошку в колхозы. А по возвращении тех, кто увлекался спиртным на полях, отчисляли. На их место проходили «недоборщики». Узнал об этом Эдуард, когда пришел забирать документы. На пороге в деканат его встретили вопросом: «А ты почему не на лекциях?». Восстанавливаться было уже поздно. На следующий год он-таки решился и поступил биологический факультет.

«Были очень интересные морские экспедиционные работы. Я даже ходил на СТР «Витязь». С тех пор начал изучать всякую морскую нечисть» — улыбается Эдуард.

На Камчатку он попал студентом, прилетел на преддипломную практику в КОТИНРО. Той специализации, которой занимался Эдуард, в институте не было, но сотрудники пообещали подобрать для него что-нибудь интересное. И в качестве «чего-нибудь интересного» студенту предложили изучать планктон. «Я чуть не плакал. Это было настолько непривычно, незнакомо и трудно. Но спасибо коллегам, которые мне очень помогали. Я быстро влился в коллектив. Была литература, в конце концов», — рассказывает Шагинян.

После того, как Эдуард собрал нужный материал и отчитался перед лабораторией, он улетел обратно во Владивосток — защищать диплом. Но институт такого специалиста отпускать не захотел и пригласил после защиты на работу. Так уже сложившийся специалист вместе с женой-биохимиком переехал на Камчатку.

Первый рабочий день был пафосно-торжественным. Новоиспеченный специалист не знал, что его ждет, что предстоит делать, чем заниматься, что изучать. А потом потихоньку круг интересов определился. Не одну монографию пришлось перечитать Эдуарду, не одну тысячу вопросов задать коллегам прежде, чем он стал чувствовать себя в науке увереннее. С особым теплом он вспоминает своих коллег-наставников: Людмилу Демьяновну Адриевскую, заведующую лабораторией морских исследований лососей в КОТИНРО, и Марию Сергеевну Кун, известного планктонолога, руководителяЭдуарда Рудольфовича по аспирантуре в ТИНРО. «Мария Сергеевна рассказала мне столько всего, чего я не мог найти в специальной литературе. Она научила меня строить карты распределения планктона. Это оказалось чертовски просто и очень эффективно», — рассказывает Шагинян.

На мой вопрос «Жалеете ли вы о чем-то?» Эдуард Рудольфович смеется: «Покажите мне человека, который не сожалеет!». И признает — недоделок хватает. Да, грешен. Где-то лень сказалась, где-то не хватало жесткого руководства. Сожалеет и о том, что не защитил диссертацию, которая была полностью написана. Но тогда грянули «лихие 90-е», и было, в общем-то, не до того.

Когда Эдуард Рудольфович только начинал работать в институте, основным объектом изучения была только рыба. Лаборатория беспозвоночных появилась всего лишь 20 лет назад. За короткое время она стала самой авторитетной среди региональных НИИ.

Задача лаборатории — оценить запас того или иного объекта промысла, в данном случае — краба, разработать меры по его сохранению и рациональному использованию. По материалам исследований специалисты лаборатории подготавливают обоснованную норму ОДУ (общий допустимый улов).

Сейчас промысел регламентирован сроками. Это положительно отразилось на численности всех видов краба. Состояние запаса этого объекта оценивается Эдуардом Рудольфовичем как удовлетворительное. В 2012 году были утверждены меры по регулированию минимального суточного вылова. Именно это способствовало регламентированию промысла. И сейчас суда осваивают выделенную квоту вылова в отведенные сроки. Как признается Эдуард, промысел стал «умнеть». Институт КамчатНИРО уже три года активно работает в тесном контакте с промышленниками. «Работая на промысловых судах, мы получаем качественный первичный материал, а это более качественная оценка запаса объекта, прогноз, и, конечно, более обоснованная величина ОДУ» — рассказывает Шагинян. Взаимовыгодное сотрудничество промышленников с учеными — это уверенность первых в завтрашнем дне.

По роду своей деятельности специалисты проводят немало времени в море. Как он сам признается — когда только начинал ходить в рейсы, разлуки переживались легче. А с годами понял: с морем пора «завязывать». Жена — его большая гордость. Они вместе уже 36 лет. «И терпит же меня такого!» — смеется Шагинян.

Сегодня институт очень нуждается в молодых кадрах. Но Эдуард Рудольфович признается, что его очень огорчает уровень подготовленности нынешних студентов. «В наше время большой проблемой было дождаться заказанных книг. Это тормозило любую работу. Помню, приезжали в разные города с целью поработать с литературой. Торчали в библиотеках сутками, обложившись книгами. Читали, заучивали. Сейчас же, в эпоху Интернета, должного облегчить жизнь студентов, глобальная сеть «развратила» их. И те курсовые работы, которые сдают сейчас, в наше время не прошли бы первоначальную читку руководителя. Поэтому оставлять то, что создано и наработано за долгие годы, таким специалистам я не желаю. Хочу, чтобы дело лаборатории перешло в надежные руки», — сетует Эдуард Рудольфович.

Яна ГАПОНЮК

01.09.2015 04:00
516

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...