Полная засада

Полная засада

Их служба и опасна, и трудна, и на первый взгляд как будто не видна. На второй и третий взгляд – тоже. Потому что они 1,5 месяца сидят в засаде, наблюдая, как на их глазах нарушается режим госграницы, и копят статистику

Предыстория

«Пересечение госграницы – это головная боль и геморрой в одном флаконе», – невесело шутят рыбаки. Речь в нашем случае – о границе не с другим государством, а между терморем России и экономзоной России. И там и там – российские воды. Но если судно вынуждено пересечь эту невидимую линию для промысла или для каботажного плавания, оно должно выполнить некий ритуал. С годами этот ритуал становился все труднее, порой угрожая остановить работу флота.

Вопросы, связанные с самой процедурой пересечения границы, тяжело, но решаются. С января 2015 года рыбацкие суда вправе неоднократно пересекать границу, просто уведомляя об этом погранслужбу, что стало итогом многолетней борьбы дальневосточных регионов и рыбацкой общественности.

Но остается проблема, которую гражданская власть решить не может. Заключается она в следующем. Как бы ни упрощалась процедура пересечения границы, всегда возможны ошибки со стороны капитанов. Пограничники, заметив, что капитан ошибся в формальностях, не спешат его поправить, а ждут, когда эта ошибка приведет к нарушению. При молчаливом бездействии пограничных властей капитан, сам того не подозревая, может совершить несколько нарушений к ряду. Лишь когда он возвращается в порт, ему сообщают, что он злостный нарушитель и должен платить штраф. Штрафуют и судовладельца.

Срок давности привлечения к административной ответственности по ч. 1 ст. 18.1 КоАП (нарушение режима госграницы) – два месяца. В течение этого времени пограничники ждут, сколько могут, чтобы «накопить» побольше нарушений. Если бы им давался на это год, они бы ждали год. Но и за 1,5 месяца можно намотать неслабый штраф.

Рекордсменом по таким делам считается БМРТ «Данко». Летом 2011-го судно принимало лосося у восточного побережья Камчатки и выходило в экономзону для сброса отходов, как требует закон. Капитан извещал об этом пограничников. Те же считали, что он, кроме того, должен был оформлять каждое пересечение границы в порту. Но они ему об этом сказали, когда «Данко» уже 30 раз пересек границу. Общий штраф за 30 «эпизодов» составил 900 тысяч «рэ». Это только для капитана. Для судовладельца штрафы на порядок выше.

С тех пор подход пограничных властей к «выявлению нарушений» не изменился.

День сегодняшний

Наша газета уже рассказывала об административном деле капитана СТР «Кишинёвка» (ООО «Рико»). Напомню его суть. В январе 2016-го судно собиралось в рейс. Пограничников уведомили о том, что траулер пересечет госграницу. По их мнению, уведомление было неполным, но они молча приняли документ.

Экипаж со спокойной душой вышел в море, не подозревая, что уведомление признано недействительным, а в недрах пограничного управления закрутилась служебная переписка: там уже готовились к возбуждению многообещающего административного производства.

За месяц судно пересекло границу четыре раза, а пограничники сидели ровно и считали. В итоге капитан был оштрафован за каждое пересечение на 30 тысяч рублей, а судовладелец – на 400 тысяч. Общая сумма штрафа превысила 1,7 миллиона рублей.

Другой свежий пример – дело капитана СТМ «Одоевск» (ООО «Санрайз»). 7 февраля 2016-го капитан подал в погранслужбу уведомление о намерении пересечь границу. Пограничники посчитали, что оно не отвечает установленной форме. Но по традиции никаких мер не приняли, отпустили судно на все четыре стороны, а сами стали ждать, когда оно пересечет границу 11 раз. Так сходу появилось 22 административных дела: 11 – в отношении капитана, 11 – в отношении судовладельца.

Правда, дальнейшие события несколько выбились из привычного для пограничников сценария: и в случае «Кишинёвки», и в случае «Одоевска» суд общей юрисдикции пришел к выводу, что ни капитаны, ни судовладельцы закон не нарушали. Но говорить, что рыбаки нашли защиту в лице Фемиды, рано, так как арбитражный суд продолжает считать их виновными. Похоже, от административных дел о нарушении границы судебная система впала в состояние когнитивного диссонанса.

А как оценивают действия пограничников военная прокуратура и Следственный комитет?

Засада продолжается

«Рико» обращалось в военную прокуратуру с жалобой на должностных лиц, которые привлекли эту фирму и ее капитана к ответственности. По мнению «Рико», упомянутые должностные лица сами виновны. Ведь если они считали, что режим госграницы будет нарушен, но ничего не предприняли (вопреки задачам своей службы), то это как минимум халатность.

Жалоба была переадресована прокуратурой в военный следственный отдел по гарнизону Петропавловску-Камчатскому. Следователи опросили представителей погранслужбы, имевших отношение к этому делу. Полагаю, вам будут интересны их ответы.

Итак, почему они сразу не уведомили капитана и судовладельца, что уведомление о намерении пересечь госграницу содержит неполные сведения?

Цитата: «В виду отсутствия ответственности, предусмотренной законодательством о госгранице РФ за неполное указание информации в уведомлении о намерении пересечь госграницу РФ, и отсутствия состава административного правонарушения в действиях капитанов и принимая во внимание возможность корректуры капитаном судна ранее поданного уведомления, решение о направлении в их адрес сообщений о выявленных признаках нарушения законодательства не принималось».

Почему после первого нарушения границы пограничники сразу не поставили об этом в известность капитана и фирму, а ждали следующих нарушений?

Цитата: «В связи с тем, что данное судно находилось на промысле в Охотском море и возможность немедленной проверки поступившего сообщения отсутствовала, было принято решение о проверке судна по прибытии в порт».

(Чтобы установить факт нарушения границы, не обязательно проверять судно в порту. Благодаря отраслевой системе мониторинга погранслужба точно знает, когда и где оно пересекло границу.)

В итоге Следственный комитет не нашел никаких противоречий и нарушений в действиях пограничников. Так что они могут и дальше сидеть в засаде.

Что дальше?

Мы привыкли думать, что задача пограничной службы – охранять государственную границу, а не создавать условия для ее нарушения. Но подобные представления уже устарели. Видимо, сейчас главное – копить статистику.

А что если перенести эту стратегию на другие сферы деятельности погранслужбы? Например, зачем сразу хватать вражеских шпионов и диверсантов, когда они проникают на нашу территорию? Надо подождать, когда они совершат какую-нибудь диверсию, потом вернутся домой, потом опять проникнут к нам, и только после этого их брать. Ведь так будет интересней.

Кирилл МАРЕНИН

(Автор благодарит камчатскую коллегию адвокатов «Защита» за предоставленные материалы.)

24.08.2016 07:00
927

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...