У браконьеров – всё о’кей!

У браконьеров – всё о’кей!

Камчатка освоила уже две третьих рекомендованного улова лосося (почти 110 тысяч тонн из 150 тысяч). Это официально. А неофициально? Судя по состоянию таких водоемов, как о. Начикинское и р. Паратунка, браконьеры снова бьют рекорды

Озеро Начикинское считается водоемом рыбохозяйственного значения. Здесь воспроизводится крупное стадо нерки. Хотя об этом можно говорить уже в прошедшем времени. Такое предположение основано на событиях прошлого года и подтверждается свежими наблюдениями.

Напомним, о чем рассказала наша газета почти год назад. 3 сентября 2015-го егерь Сергей Бабарыкин во время обхода охотугодий обнаружил в районе о. Начикинского большое количество мертвой нерки. По приблизительным и самым скромным оценкам, на берегу с северо-восточной стороны озера лежало около 10 тонн лосося, который явно не сам выбросился на сушу.

Полиция и следственный комитет, которые проявили интерес к этому ЧП с большим опозданием, так и не смогли ответить на главные вопросы: когда и кто погубил рыбу? насколько пострадало нерестилище? виновата ли рыбоохрана? Впрочем, на последний вопрос мы можем ответить сами.

Начикинское находится не в труднодоступных уголках Камчатки, а в Елизовском районе, в нескольких часах езды от Петропавловска. Достаточно прислать сюда одного инспектора и двух полицейских, чтобы обеспечить охрану озера. Браконьеры, зная, что нерестилище – под защитой, туда не сунутся. Раньше так и было.

Но после смены руководства северо-восточного территориального управления Росрыболовства подходы к рыбоохране изменились, причем не в лучшую сторону. Результат такой работы (или ее отсутствия) наблюдался в прошлом году не только на Начикинском, но и на многих других водоемах. А как обстоит дело нынешним летом?

25 июля 2016-го на о. Начикинское прибыли представители общественности, чтобы оценить уровень его охраны. Но оценивать было нечего. В период, когда в предыдущие годы наблюдался пик нерестового хода нерки в Начикинское, озеро оказалось пустым.

При осмотре традиционных мест нереста нерка была обнаружена только в реке Табуретке. Рыба была представлена тремя группами с ориентировочной численностью до 30 экземпляров. Пару раз встречались единичные особи.

Об этом нам рассказал Вячеслав Смородин, который побывал на озере в числе общественников. Наш собеседник – ихтиолог, имеющий многолетний опыт в оценке численности лососей. Так что его оценки вполне профессиональны.

«Как в воде, так и на берегу не было отмечено ни одной отнерестившейся особи, что позволяет утверждать об отсутствии нереста как такового, – говорит В. Смородин. – По результатам нашего обследования можно сделать вывод о том, что в данное время суммарное количество производителей нерки не превышает 100 экземпляров. Производители отмечены исключительно на нерестовых площадях реки Табуретки».

Стоит добавить, что стадо нерки о. Начкинского формируется из двух популяций: весенней и летней. Похоже, браконьеры близки к тому, чтобы прикончить обе. Если в прошлом году они «долбили» нерку прямо на озере, то в нынешнем – рыбе даже не дали дойти до нерестилища.

Сообщения членов социальной группы «Браконьерство», которую создали неравнодушные камчатцы в приложении «Вотсап» для сбора сведений о нелегальном промысле, не добавляют оптимизма. Люди, которые рыбачат в разных уголках нашего края, видят везде одно и то же: безнаказанное браконьерство, кучи поротой рыбы.

Вот одно из типичных сообщений на эту тему: «Браки трудятся, особо не опасаясь: неторопливо сплавились до острова на слиянии, причалили, выпутали рыбу (самцов в реку, самок на берег), из лодки достали еще пару мешков с самками, тут же всю перепороли (икру в мешок, рыбу в реку), помыли лодки и, загрузившись в машину, удалились».

На р. Паратунка Вячеслав Смородин наблюдал несколько лодок, оснащенных мощными двигателями, с людьми в масках.

«При подходе непосредственно к устьям обнаружили забытую сеть, — рассказывает он. — Когда поднялись чуть выше, на первом же плесе увидели рыбу. Ее еще не успели пошкерить. Тени в кустах метнулись в разных направлениях. Проследовав за ними, мы сходу наскочили на кучи уже поротой рыбы. Ее количество составляло около 2-3 «Камазов». И это на территории 100х100 метров. Дальше были еще кучи рыбы различной степени «свежести»: от парной до разложившейся. Деятели, все это совершившие, смиренно ждали нашего ухода с места преступления. Им предстоял долгий день. Непоротая рыба ждала своей участи».

Официальные итоги путины будем, как всегда, подводить осенью. А вот неофициальный итог уже очевиден: у браконьеров – все о'кей!

Сергей НИКОЛАЕВ

Фото Вячеслава СМОРОДИНА

10.08.2016 07:00
723

2 комментария

SNS
10.08.2016 17:30
если читать Рыбак Камчатки, то может сложиться впечатление, что на Камчатке остался один единственный но зато выдающийся ихтиолог В. Смородин. Спешу вас заверить, что в Камчатниро работают ихтиологи не хуже, которые могут высказать даже более профессиональное мнение о состоянии популяции нерки в озере Начикинское и по другим вопросам. Вы бы их просили хотя бы ради разнообразия.
Вячеслав Смородин
11.08.2016 08:07
Таки читаете «Рыбак Камчатки», SNS!? Поэтому, наверное, только у вас и сложилось впечатление обо мне как о «выдающемся ихтиологе». Больше меня так никто не называл.
Никто не ставит под сомнение наличие грамотных специалистов в КамчатНИРО. Но пока вы будете стесняться подписаться собственным именем, не у кого будет узнать конкретные имена и фамилии тех, к кому обратиться. Если вы готовы поспорить со мной — wellcom! Только открой личико, Гюльчитай. А из кустов ногу задирать не надо.
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...