Невидимая клешня рынка

Невидимая клешня рынка

Когда-то Адам Смит ввел в экономическую науку понятие «невидимая рука рынка». А вот камчатским рынком давно правит «невидимая клешня». Все о ней знают, но официально ее не существует. Может, пора ей выйти из тени?

Откуда крабы?

В нашем крае краба можно купить на каждом углу: на городских рынках, на обочинах дорог, в СОТах. Объявлений о продаже деликатеса полно в социальных сетях, на различных сайтах. Им здесь торгуют и суровые сыны кавказских гор, и цыгане шумною толпой.

Откуда товар? Из «прибрежки». Правда, ни одна камчатская компания краба там не ловит. В силу несчастливых обстоятельств прибрежный лов краба закрыт для юридических лиц.

Зато для физических лиц «прибрежка» открыта. По правилам рыболовства граждане могут свободно добывать самцов краба всех видов в Восточно-Камчатской, Западно-Камчатской и Камчатско-Курильской подзонах в границах нашего края (самки – под запретом). Кроме того, не ограничен сбор крабов, которых выбросило на берег штормами.

В результате любительский улов краба растет как на дрожжах и скоро переплюнет по масштабам промышленный. За крабом идут и на катерах, и на резиновых лодках. По Петропавловску регулярно и не прячась гоняют «крузаки» с прицепами, которые загружены крабовыми ловушками. На берегу Авачинской губы ловцы членистоногих разбивают целые лагеря с кострами и палатками. Если вы не верите, что они добывают только самцов или собирают свой улов из штормовых выбросов, попробуйте доказать обратное.

Итак, допустим, этот краб добыт законно. Но законно ли его продавать?

Следствие покажет

По закону о качестве и безопасности пищевых продуктов запрещена продажа еды, если она не прошла ветеринарно-санитарную экспертизу. Чтобы ее пройти, кработорговец должен представить документ, который удостоверяет дату и район вылова. Таких бумаг у него быть не может. Стало быть, его товар продается без ветсанэкспертизы.

Можно ли на этом основании прекратить уличную торговлю крабом? До сих пор этого не удавалось. Максимум, что грозило продавцам крабовой продукции, не имеющей документов, – административный штраф 1,5 тысячи рублей, смешной при их доходах.

«Уголовка» – иное дело, однако и хлопот больше. Нужно доказывать факт реализации, злой умысел и т. д. А это совсем не просто. Но видимо, полиция устала выслушивать от граждан упреки в бездействии и наконец провела в 2016 году контрольную закупку.

В итоге под следствием оказался 46-летний житель Петропавловска, которому грозит обвинение по части 1 статьи 238 УК РФ («Производство, хранение и сбыт продукции, не отвечающей требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей»).

«По данным следствия, подозреваемый, не имея соответствующей регистрации в налоговом органе, разрешающей осуществлять деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от продажи, с апреля 2015 года по апрель 2016-го в акватории Авачинской губы на надувной лодке выловил краба-стригуна Бэрди. После чего сварил его и заморозил, то есть произвел в целях сбыта продукцию, не соответствующую требованиям законодательства. 7 апреля 2016 года мужчина прибыл на автомобиле на участок у автомобильной дороги, в 300 метрах от дома № 48 на Северо-Восточном шоссе, где продал более 4 килограммов краба мужчине, который действовал под наблюдением сотрудников полиции», – сообщила старший помощник руководителя следственного управления по краю Елена Матафонова.

Если суд признает задержанного продавца виновным, то штраф ему грозит уже не шуточный – до 300 тысяч рублей. Часть 1 статьи 238 предусматривает и более суровые кары, в том числе лишение свободы. Возможно, такой поворот событий заставит крабовых коммерсантов тормознуть свою деятельность. Но кто от этого выиграет?

В поисках легального пути

Не секрет, что крабы, которые добыты в российской экономзоне, идут по большей части на экспорт. На внутренний рынок попадает лишь около 10 процентов улова, при этом покупателей ищут в крупных городах с большими торговыми сетями. Петропавловск не в их числе.

Получается, что именно «рыбаки-любители» дают нам возможность купить свежевыловленного краба. Если бы они еще продавали его дешевле, то их труд мог бы считаться общественно полезным.

Можно ли придать этой деятельности законный вид?

В прошлом году один из камчатских магазинов начал продавать живых стригунов, добытых «по-любительски». В торговом зале был установлен специальный аквариум, в котором держали членистоногих. Продавались они по 250 рублей за штуку: с чеками, как положено. Спрос был, но риск нарваться на штраф заставил магазин свернуть крабовую «лавочку».

В 2016-м на Сахалине пытались легализовать продажу улова, добытого гражданами по лицензиям. Однако законность нормативных актов, которые принятые в Сахалинской области в этой сфере, поставлены под сомнение.

Во многих странах считается обычным делом, когда простые рыбаки торгуют на улице свежим уловом. У нас же путь морепродуктов до потребителя настолько тернист, что купить парную или живую рыбу почти невозможно. Не пора ли это менять?

Председатель правления камчатской региональной общественной организации охотников и рыболовов-любителей «Авача» Сергей Асанов не видит ничего зазорного в том, чтобы продавать любительский улов.

В «Авачу» входят члены одноименного гаражно-лодочного кооператива, который пограничники зовут «браконьерским городком» и нередко изымают там лодки, орудия лова. Сами «авачинцы» браконьерами себя не считают и видят ситуацию иначе.

«Для многих дальневосточников рыбалка – не просто хобби, но и возможность прокормить себя, свои семьи», – говорит Сергей Асанов.

Он обращался в правительство края с предложением организовать легальные точки для торговли уловом для рыбаков-любителей, что, по его мнению, могло бы пополнить местный бюджет. Но этот проект был отклонен. Может, зря?

«Спортсмен-рыболов не допустит избыточного лова рыбы»

В прошлом году на Камчатке в сети WhatsApp была создана общественная группа «Браконьерство». Ее участники фиксируют факты незаконного промысла либо продажи улова камерами своих мобильных телефонов, а затем передают данные в правоохранительные органы. Именно они завалили полицию сообщениями о нелегальной торговле крабом.

Я беседую с администратором этой группы Вячеславом Смородиным.

– Полиция наконец задержала одного из продавцов крабом. В его отношении возбуждено уголовное дело. Можно ли сказать, что вы и ваши соратники добились своего?

– Говорить об этом рано. Во-первых, у нас не было цели пополнить ряды осужденных в стране. Во-вторых, в данном случае гражданина привлекли за уклонение от налогов и прочую «шелуху». Мне это напомнило случай с Аль Капоне, которого упекли в тюрьму по схожим мотивам, и это лишний раз говорит о беззубости системы.

Я в курсе, насколько тяжело провести контрольные закупки. Я знаю о наличии огромного количества препон для деятельности правоохранительных органов. Но я не увидел даже попытки размотать весь клубок: организатор, ловец, обработчик, продавец. Чисто технически это не трудно. Организаторов не так много. По точкам развозят товар одни и те же люди на транспорте, который легко отслеживается. Но такой задачи никто не ставил.

У членов нашей группы порой опускаются руки, когда они видят, что после наших обращений в правоохранительные органы те ограничиваются передачей материалов по подведомственности без изъятия браконьерской продукции и наложения какого-либо значительного штрафа. Причины, на которые ссылается полиция, одни и те же который год подряд – отсутствие мест для хранения изъятого.

– Вы в принципе против того, чтобы улов, добытый в рамках любительского спортивного рыболовства, мог быть продан? Допускаете ли вы, что для кого-то это – единственный источник дохода, а для потребителей – единственный путь приобрести по-настоящему свежий (и даже еще живой) улов?

– Я категорически против. Попытки пойти этим путем в Сахалинской области считаю популизмом на грани нарушения закона. Я не собираюсь собой или нашей группой (а мы все занимаемся спортивным любительским рыболовством) подменять функции государства по наполнению бюджета за счет поступления налогов с продажи водных биоресурсов. В моем понимании спортсмен-рыболов, если он ловит ради спорта, не допустит избыточного лова рыбы. Согласитесь, ведь всегда можно применять принцип «поймал – отпустил».

Если же речь идет о добыче для удовлетворения собственных потребностей в качественном белке, то, сколько бы ты ни поймал, все разойдется по родне, соседям и друзьям и не останется для реализации на рынке. За всех говорить не могу, но среди моих единомышленников хапанье и ртом, и, простите, противоположной точкой тела, мягко говоря, не приветствуется.

– Но в других странах это обычная практика – рыбак вышел на лодке в «прибрежку», добыл улов и сразу везет его на продажу. Разве это плохо?

– Ссылка на опыт других стран, на мой взгляд, несколько не корректна. Я таких стран не знаю. Знаю страны, в которых добыча водных биоресурсов является семейным бизнесом. Это неплохой вариант для снабжения населения парной рыбой хоть прямо с лодок. В случае с Россией это невозможно из-за зарегулирования законодательства. В частности, из-за закона, защищающего права потребителей на предоставление ему товаров и услуг надлежащего качества. Отмени сейчас этот закон, вообще ничего не будет сдерживать торговцев ворованной рыбой.

Пора нашим законодателям наконец-то начать оправдывать свои зарплаты и разработать нормативные акты, регулирующие эти вопросы. Ну а пока у нас крабом начали заниматься уже цыгане. Пройдет пара лет, и они начнут отстаивать свои права на «традиционные» виды деятельности. А законопослушным гражданам останется покупать рыбопродукцию у браконьеров, что лишний раз подтвердит, кто в крае хозяин!

Кирилл МАРЕНИН

22.06.2016 07:00
1720

5 комментариев

Макс
23.06.2016 21:59
Вячеслав Смородин! Непонятна ваша позиция. С одной стороны вы говорите что семейный бизнес по добыче рыбы неплохой вариант для нашей страны для снабжения населения парной рыбой хоть прямо с лодок, но плохой закон о качестве не дает этому бизнесу развития. А с другой стороны из ваших слов, этот закон не плохой, а хороший, потому что сдерживает торговцев ворованной рыбой. Так что такое хорошо и что такое плохо, дядя Слава? И почему наше население не заслужило покупать свежую парную рыбу прямо с лодок?
Вячеслав Смородин
24.06.2016 18:00
Племянник, Макс ко мне пришёл, и спросила кроха: «Что такое хорошо и что такое плохо?
— У меня секретов нет,-слушайте, детишки....»
Уважаемый Макс, если серьёзно, то я не вижу вообще никаких противоречий в том, что я сказал Кириллу. Прочитайте внимательнее. Я с пониманием отношусь к добыче ВБР представителями КМНС, живущими традиционно. Меня не бесит, когда человек пошёл и поймал для собственного пропитания рыбу, краба, водоросли или хоть кита если больше нечего. Тем более с уважением отношусь к труду рыбака (не важно работает он на государство или на себя). Но при одном условии — если он не ворует и не пытается нажиться на мне. Коряк, заготавливающий рыбу для еды и собак и хоть на дрова мне не враг.
Что касается законодательства- я его не комментирую. Тема более, не даю ему оценку типа «хорошее» или «плохое».
Кстати, я не помню где я говорил, что население чего-то не заслуживает! Идите и покупайте у того кто этим занимается на законных основаниях, а не продаёт ворованнное. А если таковых нет, то вопросы не ко мне. Согласитесь, племянник?!
AC
25.06.2016 10:55
Краб который продают в городе частные лица — не ворованый, а добытый по закону. Читайте внимательно правила рыбо ловства. Так зачем вы травите этих людей?! Зачем их фото графируете, зачем пишите на них в полицию?! Чего добиваетес? Добиваетесь, чтобы житель Камчатки не смог купить свежую рыбу и краба? Пусть жрут тухлятину и перемороженую рыбу. так что ли по вашему? Не согласен, когда говорят что только те кто сам ловит, может выловленое потреблять. А если у человека нет лодки, нет умения к лову, ему куда податься?
Вячеслав Смородин
25.06.2016 21:25
Г-н АС. Смею Вас уверить, что Правила рыболовства я знаю лучше Вас. Не потому что я умнее кого-то, просто так случилось. Если. Вы не поняли сразу, то повторюсь — мы не ставим своей целью затравить людей. Тем более, не заставляем «жрать тухлятину». Чтобы Вам стало понятнее, поясню на несколько отвлеченной аналогии. Представьте, что вы живете в коммунальной квартире и туалет с ванной ( в нашем случае это ВБР) общие. Но тут находится кто-то очень «одаренный» и не даёт всем остальным пользоваться этими благами цивилизации (в нашем случае браконьеры с сетями не дают любителям ловить). Эти «умники» начинают предлагать купить право искупнуться и сходить в туалет. И тут коммуналка взрывается и делится на два лагеря. Одни кричат, что это ребята умно придумали и они предприниматели. Вторая половина платить им не хочет и кроме этого возмущена тем, что право на использование общим имуществом кто-то монополизировал.
Так понятнее будет?
XXX
25.06.2016 18:09
Кто кого травит? Че то торговцы крабом на затравленных не особо похожи. Ряшки такие, сами кого хочешь затравят
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...