Каста

Каста

Врачи – особенная каста людей. Как часто от них зависит жизнь человеческая, как многого от них ждут, когда приходит недуг…

Медики часто повторяют: мы не боги. Однако в самых трудных случаях и они порой способны на настоящие чудеса. Таких лекарей издавна на Руси называли врачами от Бога. Но есть у нас медицинские работники, о которых и говорят редко, и хвалят нечасто, потому что они не на виду: они почти не бывают на берегу. Вся их жизнь и работа – в море, в промысловой экспедиции. Там они лечат, обучают основам первой медицинской помощи, проводят профилактические беседы и при этом, как и остальные члены экипажа, добросовестно несут вахты. Речь идет, конечно же, о судовых врачах. Сегодня они – герои нашей публикации. Накануне Дня медика они расскажут о специфике своей работы в море и о трудностях профессии.

***

Камиль Садыков – судовой врач рефрижераторного судна «Анатолий Ларин». В профессии почти 30 лет, но считает, что врачу всегда нужно учиться, чтобы при необходимости оказать качественную медицинскую помощь. От тебя зависит жизнь пациента – это большая ответственность. Поэтому доктор с большой благодарностью говорит о том, что в рыбодобывающей компании «Океанрыбфлот», где он работает, постоянно проходят специализации, и судовых медиков отправляют на курсы повышения квалификации. На счету Камиля несколько экстренных полостных операций, сделанных в море, и он не считает это чем-то из ряда вон выходящим. Он же – врач, он должен спасать жизнь.

«Я рад, что очень серьезных медицинских случаев в моей практике не было, – рассказывает Камиль. – Все-таки море – это море, и лучше сложные операции делать на берегу. Конечно, если такое случится, сделаю все возможное, чтобы предотвратить беду, а пока лечим стандартный набор – простуду, инфекции, зубную боль, иногда переломы и ушибы. На транспортном судне коллектив небольшой, все на виду, производства нет, как на БМРТ, поэтому неожиданностей обычно не бывает. А чтобы экипаж во время переходов был занят – у нас есть тренажерный зал, что я как врач приветствую. Там штанга, велосипед, шведская стенка, боксерская груша. Люди занимаются с удовольствием, даже делимся на смены, кому когда тренироваться. Я на пароходе по возрасту старше всех, но стараюсь вести здоровый образ жизни и активно заниматься спортом. Можно сказать, подаю пример молодым».

***

С давних времен женщина на корабле – плохая примета. Но если женщина – врач, доисторические суеверия отступают. Ей ведь предстоит всю долгую промысловую экспедицию следить за здоровьем каждого члена экипажа, какие уж тут принципы. На БМРТ «XXVII Съезд КПСС» трудится судовой врач Татьяна Антонова. Медицинские кабинеты на судах ослепительной белизны, чистота идеальна на всех БМРТ, и все-таки сразу чувствуется, что здесь хозяйка – представительница прекрасного пола. Даже врачебный кабинет у нее какой-то более уютный, чем у других. Умеют дамы «Океанрыбфлота» создать домашнюю атмосферу даже на промысловом траулере. О трудностях работы врача в море Татьяна говорит так: «Специфика работы у нас заключается в том, что на берегу каждый врач работает по своей специализации, а здесь ты один, и ты должен быть специалистом широкого профиля. Поэтому приходится постоянно учиться, получать знания в разных областях медицины, ведь ты же не просто врач, ты – судовой врач, на тебе большая ответственность, от тебя ждут многого. Особенно если родной берег далеко и вокруг никого. Если что случится – надежда только на тебя, и ты не имеешь права ее не оправдать. Еще нужно быть готовым работать круглосуточно, в любое время дня и ночи от тебя может потребоваться помощь, ведь в море может быть все что угодно. Вот и вся специфика».

***

На большом морозильном рыболовном траулере во время рыбацкой путины находится около 100 человек, ведь это огромный завод, где ловят и перерабатывают тонны рыбы. Производство хоть и безопасное, но человеческий фактор никто не отменял. Зазевается рыбак, забудет о технике безопасности – и становится пациентом судового врача. Чтобы максимально этого избежать, медики принимают ряд профилактических мер. Об этом и о многом другом рассказывает судовой врач БМРТ «Борисов» Сергей Мокиенко.

«Иногда случается травматизм, здесь же сплошные механизмы, все крутится-двигается, ведь у нас завод конвейерного типа. Поэтому мы всегда обращаем внимание экипажа на то, что необходимо соблюдать технику безопасности во имя собственного благополучия. И накануне рейса объясняем правила поведения, и во время рейса постоянно напоминаем. К тому же у нас есть хорошая практика: мы обучаем экипаж умению оказывать первую медицинскую помощь, у нас на капитанском мостике, камбузе, на заводе обязательно есть аптечка, чтобы в экстренном случае быстро отреагировать, когда каждая секунда на счету. У врача есть такой «тревожный чемоданчик», в котором есть все необходимые препараты для оказания срочной помощи в любое время суток.

Производство у нас серьезное, большая нагрузка на человека, поэтому медкомиссия и осмотр накануне рейса обязательны, но случиться может всякое. В принципе, мы в любое время можем оказать амбулаторно-поликлиническую помощь. Если более серьезное заболевание – на пароходе есть лазарет. Могу отметить, что препараты у нас современные, в нужном количестве, а честно говоря, даже больше закупаем. На всякий случай. Для сердечно-сосудистой диагностики на всех БМРТ есть электрокардиограф. Главная трудность – это, конечно, именно диагностика. Ты один, опираешься только на свои знания и опыт, но есть возможность проводить консультации с другими судовыми докторами. Врачебная взаимопомощь в компании очень развита».

***

В начале мая траулеры рыбодобывающей компании «Океанрыбфлот» вернулись из Охотоморской минтаевой экспедиции. БМРТ «Хотин» на этой рыбацкой путине вновь оказался в лидерах по объемам промысла и производства. Но не только это обстоятельство заставило сейчас о нем упомянуть. На «Хотине» отличился и судовой врач с редким именем – Мстислав и вполне известной фамилией – Завьялов. На предприятии он работает чуть больше года, на «Хотине» был его второй рейс, и сразу экстренный случай.

Как все происходило, он рассказывает сам: «Когда я шел в море, то был готов ко всему. Понимал, что там не будет привычных условий. Я – хирург, но как судовой врач обязан знать и смежные специализации, поэтому изучал все серьезно. Однако почему-то наивно полагал, что ждет меня довольно рутинная работа: простуды, ушибы… Не думал, что в первый же год мне придется показать, на что я способен как врач.

На БМРТ «Иртышск» заболел человек, врач осмотрел и поставил правильный диагноз. Требовалось хирургическое вмешательство, необходимо было удалить аппендицит. Меня вызвали в радиорубку для консультации, и после разговора с врачом стало понятно, что операцию нужно делать срочно. И вот швартовка к нашему БМРТ, больной вместе с врачом, который его наблюдал во время болезни, пересаживается на наш траулер. Быстрый визуальный осмотр, сбор данных анамнеза и операция. Судовая операционная – это не стационарная больница, где профессиональная медсестра подаст тебе нужный инструмент и где твой ассистент – тоже хирург. Времени потребовалось в два раза больше, чем на берегу. Но мы все сделали, операция прошла удачно, больной поправился уже. Такой вот первый морской опыт».

***

Судовые врачи – герои нашего времени. В их заботливых руках здоровье, а порой и жизнь экипажа. Когда вокруг ревут волны и берег далеко, болеть особенно страшно. Вся надежда в этот момент – на профессионализм доктора. А ведь он так же, как и остальные члены экипажа, после основной работы несет подвахты на заводе, но при этом всегда должен быть на связи, и даже среди ночи его могут поднять для оказания неотложной медицинской помощи. И если на берегу доктор может отправить пациента на дополнительную диагностику, судовому врачу нужно полагаться только на собственные знания и опыт. Берегите судовых врачей, моряки, – они могут когда-нибудь спасти вам жизнь.

Валентина БОКОВИКОВА

08.06.2016 07:00
826

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...