Диагноз «Пограничное состояние»

Диагноз «Пограничное состояние»

В 2014-м рыбакам разрешили пересекать границу без лишней волокиты, просто уведомляя об этом пограничников. Однако постановление № 243, если не убьет наповал всю прелесть уведомительного порядка, то значительно ее уменьшит. По крайней мере для маломерного флота

До 2015 года неоднократное пересечение границы между терморем и экономзоной России изводило рыбную отрасль как зубная боль. В отличие от остального гражданского флота рыбацкие суда должны были получать особое разрешение на «неоднократку» в рамках постановления правительства № 560.

Несколько лет рыбаки боролись за то, чтобы снять с себя эти ограничения. Наконец, в декабре 2014-го им разрешили пересекать границу без многочисленных бюрократических процедур с одним условием – заранее уведомлять об этом пограничников.

1 января 2015-го на смену постановлению № 560 пришел временный порядок уведомления о намерении пересечь госграницу. Окончательно он был утвержден 29 марта 2016-го, когда премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление № 243 о внесении изменений в некоторые акты Правительства РФ.

Этот документ имеет свои плюсы. Но враг не дремал и успел заложить в него несколько мин, которые могут доконать рыбаков не хуже, чем 560-е постановление.

Призыв в систему ОСДР

Обратим особое внимание на новые обязанности по передаче данных в пограничные органы о местоположении флота, неоднократно пересекающего госграницу.

Для тех судов, которые входят в отраслевую систему мониторинга, постановление № 243 почти ничего не меняет. Они продолжат передавать данные через свои технические средства контроля (ТСК) в центры мониторинга, которые подчинены Федеральному агентству по рыболовству (ФАР).

Но как быть маломерщикам? По закону о рыболовстве флот валовой вместимостью менее 80 тонн не входит в отраслевую систему мониторинга. Его освободили от обязанности ставить на борту технические средства контроля, что было справедливо, ведь эти суда работают всего лишь 3–4 месяца в году.

Теперь же, исходя из постановления № 243, владельцы маломерок обязаны купить и установить ТСК. Перечня ТСК, допустимых к использованию для обеспечения правил пограничного режима, не существует. Конкретные модели этого оборудования нужно согласовывать с пограничниками, которые сами вряд ли в нем разбираются.

При этом маломерный флот загоняют не в отраслевую систему мониторинга, а в систему опознавания судов и слежения за ними на дальнем расстоянии (ОСДР).

Международная система ОСДР была создана для безопасности мореплавания. В России ее курирует не ФАР, а министерство транспорта. Многие маломерщики впервые столкнутся с данной системой и ее требованиями, что сулит им нежданные хлопоты. Кроме того, непонятно, как отреагирует международное сообщество на тот факт, что система ОСДР в России используется в чуждых для нее фискальных целях (для охраны режима госграницы).

Важный вопрос: а будет ли эта система в данном случае работать бесплатно? Если нет, то отправка одного сообщения стоит порядка 10 центов без НДС. А пограничники требуют сообщать о местоположении судна не реже чем раз в два часа.

Успеть за 6 часов

Далее постановление № 243 ставит следующее условие. Если в «соответствующий центр» перестают поступать данные о местоположении судна, центр сообщает об этом судовладельцу по электронной почте. Последний должен в течение 6 часов решить проблему (а раньше давалось 48 часов).

Что касается флота, который входит в отраслевую систему мониторинга, здесь все понятно. Для него «соответствующий центр» – это ФГБУ «Центр системы мониторинга рыболовства и связи» (ЦСМС). С ним можно держать связь через его региональные филиалы (в частности, в Петропавловске).

«Соответствующим центром» для маломерного флота становится российский центр опознавания, который введен в эксплуатацию на базе ФГУП «Морсвязьспутник». У него нет филиалов, аналогичных филиалам ЦСМС. То есть, судовладельцу придется иметь дело с Москвой?

Теперь представим такую ситуацию. Российский центр опознавания зафиксировал отсутствие данных о местоположении одного из камчатских маломерных судов днем по московскому времени. Он отправляет судовладельцу электронное письмо, но тот еще спит, потому что на Камчатке – ночь. И письмо он увидит только под утро. Да и связаться с судном, которое находится где-нибудь в районе Крутогорова, он оперативно не сможет. Время будет упущено. А кто станет крайним?

Позвони мне, позвони

Вопросы вызывает и такое требование: капитан судна, которое возвращается в порт или морской терминал, должен сообщить по телефону, факсу либо электронной почте в ближайший пограничный орган о времени прибытия судна, а потом еще проверить по телефону, получена ли его информация адресатом.

Должностное лицо, подписавшее постановление № 243, видимо, считает, что скоростной интернет существует в любой точке мира, а с моря можно спокойно звонить по айфону. Но мы, простые смертные, знаем реальность. Нам трудно представить, как капитан маломерного судна будет по телефону, факсу или электронной почте сообщать на ближайшую пограничную заставу о своем приближении.

Теоретически при помощи ТСК можно отправлять электронные письма. Хотя ТСК, которые отвечают требованиям системы ОСДР, работают с электронной почтой в непривычном для большинства из нас формате.

Допустим, капитан МРС или КЖ с его средним образованием освоит эту систему (заметим в скобках, что помощника по радиоэлектронике у него нет). Но вот как ему звонить с моря? Можно, конечно, купить «Иридиум». Но как-то слишком накладно получается: сама трубка – недешевая, плюс абонентская плата 60 тысяч рублей в год, плюс 2,2 доллара за каждую минуту разговора. И все только ради того, чтобы перезванивать пограничникам и спрашивать «Вы получили мое письмо?»

Насколько было бы проще, если бы капитан, как и раньше, общался с берегом по радиосвязи. Ведь на каждой пограничной заставе есть радиостанция УКВ, существуют специальные радиоканалы. Но коллектив авторов, работавший над постановлением № 243, почему-то забыл об этом изобретении человечества.

Шпионам без ТСК вход запрещен

Требования, перечисленные выше, наводят на вывод, что пограничники технически или профессионально не готовы контролировать отечественный флот, работающий под самым берегом, поэтому переложили свою работу на контролируемых: они обязаны постоянно сигналить и разными способами указывать свое местонахождение.

А как же нарушители границы, шпионы, диверсанты? Получается, они тоже должны иметь при себе ТСК и заранее звонить на ближайшую пограничную заставу, предупреждая о своем приближении, иначе их просто не увидят.

Но зачем ловить диверсантов, когда в ловушки, расставленные постановлением № 243, попадет каждый второй рыбак, а значит, будут административные дела, показатели и видимость кипучей работы?

Очевидно, что в шоколаде окажется и «Морсвязьспутник» (провайдер услуг системы ОСДР, он же российский оператор спутниковой системы «Инмарсат»), который теперь фактически царь и бог для российских маломерщиков. Правда, он рискует захлебнуться в потоке информации. Скорее всего, эта фирма поступит так: трафик оставит за собой, а обработку данных и остальные функции отдаст в ЦСМС, который, будучи бюджетным учреждением, начнет оказывать владельцам маломерного флота платные услуги. Прейскурант у ЦСМС уже готов.

В общем, постановление № 243, если не убьет наповал всю прелесть уведомительного порядка, то значительно ее уменьшит (по крайней мере для маломерного флота). История повторяется: 560-е постановление тоже ведь принимали на благо рыбаков, а вышло совсем наоборот.

Кирилл МАРЕНИН

10.05.2016 07:05
870

1 комментарий

radioman
11.05.2016 14:23
А вот имеет ли право ЦСМС, получая бюджетное финансирование, оказывать платные услуги рыбакам, чем оно уже сейчас и занимается? И в чей карман идут средства, заработанные таким путем?
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...