Гори, гори, моя икра!

Гори, гори, моя икра!

Интернет облетела серия шокирующих фотографий с Камчатки, на которых в огонь летят 168 куботейнеров красной икры. Впрочем, жители нашего края к такому зрелищу давно привыкли.

Местные правоохранители регулярно «радуют» нас съемками того, как они давят изъятую икру бульдозерами, а крабов сжигают в печи. Но для многих жителей Центральной России кадры, на которых икру сгребают в яму, смешивают с грязью и поджигают, – это шок.

«Мой кот и я, глядя на это безобразие, плакали. Это ж такое богатство!», «Лучше бы старикам отдали или в детдома отвезли», – пишут они в интернете.

А Россельхознадзор браво рапортует: мол, все делается ради блага народа, ведь изъятая продукция не обладает должным качеством. Но кто проверяет ее на качество? Да и в качестве ли дело?

Вообще-то рыбную продукцию изымает не только Россельхознадзор, но и пограничники, полиция, инспекторы ФАР. То, что они изымают, тоже идет «в топку». Однако не по санитарным требованиям, а по постановлению правительства № 367 от 31 мая 2007-го. Документ предписывает уничтожать наиболее ценные морские и речные деликатесы (осетровые, лососевые, крабы) не из-за их качества, а потому что государство не нашло иных путей прекратить махинации с конфискатом.

А до 2007 года эта продукция спокойно продавалась. При советской власти все было просто. Инспектор поймал браконьера, рыбу изъял и сдал в ближайший магазин. Если нелегальный улов изымался в море, его сдавали на плавбазы по средним закупочным ценам.

В 1990-х Государственная морская инспекции использовала похожий метод. Она изымала продукцию и сама занималась ее продажей. Чем дороже продаст, тем выше вознаграждение. Махинации с конфискатом не имели смысла, ведь можно было честно заработать. И стимул к работе высокий.

В 2002 году был создан Российский фонд федерального имущества (РФФИ). В его ведение перешли изъятые водные биоресурсы. И понеслось!

РФФИ продавал конфискат по откровенно заниженным ценам. Скандал следовал за скандалом. В один прекрасный день президент отправил работников РФФИ всех разом в отставку, упразднив этот фонд. Потом появилось то самое постановление № 367. Фактически государство признало, что не может навести порядок в сфере реализации изъятого имущества.

Если дальше развивать эту логику, то надо уничтожать все, что изымается из незаконного оборота, – валюту, золото, произведения искусства. Ведь эти ценности тоже могут стать предметом махинаций.

Однако уничтожение икры и крабов не «выбило экономическую основу» из-под ног преступности, а только укрепило ее. Эту продукцию стали просто красть на этапе хранения. И по закону вроде как ущерба нет, ведь украденные деликатесы все равно подлежали уничтожению, а значит, никакой стоимости формально не имели.

Когда нам по ТВ в очередной раз показывают, как красиво бульдозеры утюжат изъятую икру, всегда невольно закрадывается подозрение, что часть икры была «спасена».

Может, вернуть РФФИ? Пусть среди его сотрудников были жулики, но хоть какая-то копейка перепадала государству. Все лучше, чем дразнить народ картинками сжигания дорогостоящей еды.

А если руки чешутся что-нибудь уничтожить, уничтожайте изъятые у браконьеров средства производства – суда, орудия лова. Но это имущество как раз не уничтожается, а посредством торгов возвращается прежним владельцам. И где же тут логика?

Кирилл МАРЕНИН

05.04.2016 04:00
725

1 комментарий

Крабоед
06.04.2016 13:30
Так значит вот в чем дело! в качестве! Япония 20 лет импортировала браконьерского краба из России и не знала, что он некачественный. Сколько же японцев зазря потравилось! Не догадались они этого краба уничтожать
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...