И. Проценко: «Пора задуматься, к какой жизни мы готовим наших детей»

И. Проценко: «Пора задуматься, к какой жизни мы готовим наших детей»

В высших учебных заведениях идут вступительные экзамены. Много ли желающих среди выпускников камчатских школ получить морскую профессию? С этого мы начали разговор с Игорем Проценко, ректором Камчатского государственного технического университета

– Игорь Григорьевич, сколько молодых людей поступило в ваш вуз на обучение морским специальностям? Стало ли абитуриентов больше или меньше, если сравнить с прошлыми годами?

– Прием документов на первый курс не закончен. Точные цифры будут позже. Пока могу сказать, что на обучение морским специальностям от абитуриентов поступило 150 заявлений. При этом в 2015–2016 годах на данные специальности выделено 210 бюджетных мест по программам высшего и среднего профессионального образования. В прошлом году на морские специальности было зачислено 200 человек. Идет явное снижение числа молодых людей, готовых связать жизнь с главной отраслью Камчатки. Мы уже не выбираем студентов, а набираем их фактически без конкурса и все равно не можем заполнить бюджетные места.

То, что абитуриентов становится меньше, – болезненный вопрос для многих университетов. Сегодня школа работает против нас. Старшеклассников уговаривают не сдавать профильную математику. Это привело к тому, что обманутые молодые люди огромным потоком вынуждены идти не в высшие учебные заведения, а в средние специальные, где нет таких высоких требований. Это проблема не университета, а государства. Это проблема всех взрослых. Пора задуматься, к какой жизни мы готовим наших детей.

– А есть ли уверенность, что молодые люди, которые все-таки пошли к вам учиться, после окончания университета будут работать в рыбной отрасли?

– Количество наших выпускников, получивших морские специальности, полностью отвечает потребностям рыбохозяйственного комплекса Камчатки. Однако молодые специалисты не могут устроиться на работу сразу, так как 80 процентов из них после окончания университета подлежат призыву в Вооруженные силы. После демобилизации никто из них не испытывает проблем с трудоустройством на предприятия рыбной промышленности. Выпускники работают на судах, на береговых заводах, эксплуатируют холодильные установки, занимаются судоремонтом и охраной водных биоресурсов.

Только 10–15 процентов ребят, получивших морские специальности, идут работать в другие отрасли.

– В кадровых службах рыбацких компаний, где ваши курсанты проходят практику, нередко слышу упреки в их адрес: мол, пассивны, к практике относятся формально. Справедливо ли это?

– Необходимо понять, с каким поколением мы сейчас работаем. Это поколение демографического спада. У них не было конкуренции в детском саду, в школе. У них нет конкуренции при поступлении в вуз. У них не будет конкуренции при поступлении на работу. Это не способствует формированию сильного характера, активной жизненной позиции.

Но я не соглашусь с тем, что наши ребята полностью лишены дисциплины, настойчивости, упорства. У них есть эти качества. Курсанты не боятся черной работы. Многие из них сейчас на путине, работают на береговых заводах. Мы нацеливаем их на серьезное отношение к практике, которая является основополагающим фактором формирования специалистов.

К сожалению, условия практики зачастую не стимулируют желание проявить себя. Большую долю практики наш курсант тратит не по прямому назначению. Допустим, он учится на судоводителя. Постоял судоводителем подвахту, а потом его начинают уговаривать идти на обработку рыбы. Я понимаю, что на судне каждый человек дорог, что на обработке заняты почти все члены экипажа. Но разве это практика для будущих капитанов или штурманов?

– На предприятиях называют и другую проблему – несоответствие сроков практики времени работы флота. Крайний срок выход судна на летнюю путину – середина мая, а практика у вас начинается на месяц позже. Можете ли вы корректировать учебный график, чтобы он совпадал с планами рыбаков?

– Практику по морским специальностям мы подстраиваем, прежде всего, под летние рейсы «Паллады». Что касается практики на судах рыбной промышленности, то здесь возможны варианты, индивидуальные решения. Мы готовы их обсуждать.

– Рыбацкие компании Камчатки активно привлекают на практику будущих моряков из вузов Санкт-Петербурга, Калининграда, Астрахани. С этого года сюда приезжают практиканты из Крыма. На предприятиях говорят, что приезжие более активны и самостоятельны, чем камчатские ребята. Вы готовы к такой конкуренции?

– Начну с того, что наш университет всегда сопровождает вниманием своих студентов и курсантов. Мы интересуемся, как проходит их жизнь, чем они занимаются. Они везде остаются под нашей защитой. А как обстоит дело с приезжими практикантами? Их ректоры и преподаватели знают, где находятся их студенты? Если знают, то почему не предупреждают нас, почему направляют сюда своих ребят в обход КамчатГТУ? Ведь так не принято: придя в гости, не представившись, не получив приглашения, сразу бежать на кухню.

Вы сказали, что на предприятиях считают приезжих более активными. А где примеры их активности? В отличие от наших курсантов они не участвуют в жизни города, в общественном движении, в субботниках.

Я обращаюсь к молодым людям, которые едут сюда на практику из других городов, с предложением дружбы. Приходите, познакомимся. Мы примем вас в свою семью, окажем поддержку, вовлечем вас в общественную работу. Давайте соревноваться, но – открыто.

Пока этого нет, я не могу рассматривать приезжих как конкурентов. Пока они просто гастарбайтеры, которые приехали заработать.

– И все-таки надо признать, что без приезжих сегодня невозможно решить кадровый вопрос, в том числе в рыбной отрасли. Кстати, вы ведь тоже приезжий.

– Я приехал на Камчатку почти 20 лет назад. Не на время. Не для быстрых заработков. У меня здесь родились дети. И я переживаю за будущее полуострова не меньше коренных жителей.

Да, без приезжих кадровый голод не утолить, но все должно быть продумано, сбалансировано. Когда на российских судах в качестве технологов работают филиппинцы, такая политика мне непонятна.

Сегодня Украина готовит по морским специальностям до 5 тысяч человек ежегодно. У себя на родине работу они не находят и ищут ее по всему миру. Едут в Россию, на Дальний Восток. Некоторые дальневосточные компании делают ставку исключительно на них. Если так пойдет дальше, мы рискуем потерять собственную школу. А Украина скоро поймет, что за свой счет готовит специалистов для других стран, и прекратит их подготовку в таком количестве. На кого тогда будем рассчитывать? На филиппинцев?

– В этом году на базе КамчатГТУ сформирован отряд общественных инспекторов рыбоохраны «Сапсаны Камчатки». Его костяком стали ваши курсанты. Вы не считаете, что молодым людям, не имеющим ни опыта, ни полномочий, опасно заниматься охраной рек от браконьеров?

– Мы благодарим всех, кто предупреждает об опасности таких мероприятий. Хотя, если разобраться, это не опаснее, чем совершить сплав по реке или восхождение на вулкан. Но мы отбрасываем всякую беспечность и относимся к вопросу безопасности самым серьезным образом.

Создание отряда «Сапсаны Камчатки» мы приурочили к марту, что дало достаточно времени на подготовительную работу. Мы провели тщательный отбор добровольцев по здоровью и возрасту. С ними проведен курс лекций по ихтиологии, правилам рыболовства, безопасности на воде.

Далеко не все мероприятия, в которых участвуют общественные инспекторы, связаны с охраной водных биоресурсов от браконьеров. А для выхода на реки вместе с государственными инспекторами мы выбираем ребят, наиболее крепких физически и морально. Они проходят дополнительный инструктаж по технике безопасности. Мы выдаем им обмундирование, обеспечиваем питанием, транспортом, сопровождаем их.

Все мероприятия, связанные с задержанием, освидетельствованием, составлением протокола, ведет исключительно госинспектор. Общественник выполняет функцию наблюдателя. В случае опасной ситуации госинспектор сразу вызывает оперативный отряд.

Наши ребята даже тяготятся, по их мнению, излишней заботой об их безопасности. Они хотели бы показать себя в настоящем деле. Но им это еще предстоит.

Нужно отдать должное руководителям территориального управления Росрыболовства, которые грамотно расставляют силы. «Сапсаны» оказывают поддержку рыбоохране в соответствии со своей подготовкой. Это позволяет освободить часть инспекторов от рутинной работы и направить их в «горячие точки», где нужны профи.

Со всех сторон обезопасив наших волонтеров, мы начинаем видеть, как слабо организована безопасность молодых людей на Камчатке. Это можно исправить, используя полученный нами опыт. Под брендом «сапсанов» формируется целая система воспитания, которая поможет молодым людям стать более самостоятельными, ответственными, получить необходимые навыки взрослой жизни, снизив весь связанный с этим риск.

«Сапсаны Камчатки» – не флешмоб, а «школа молодого бойца». Я верю, что у этого проекта большое будущее.

Кирилл МАРЕНИН

04.08.2015 04:10
528

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...