Иногда они возвращаются

Иногда они возвращаются

Еще недавно аукционы по продаже квот считались худшим кошмаром рыбной отрасли, который после 2001–2002 годов не должен вернуться. Но аукционы вернулись. И теперь рыбакам надо решать, как с этим жить.

В экспресс-режиме

О том, что квотные аукционы – снова в тренде, рыбаки узнали в ноябре 2017-го, когда на столе у президента оказалась некая служебная записка о ситуации в рыбной отрасли. Ее авторы предлагали в целях «усовершенствования законодательства в рыболовстве» продать на аукционе 100 процентов квот на краба (порядка 60 тысяч тонн).

Сам факт, что такую инициативу протолкнули на вершину властной вертикали, свидетельствовал: за этим могут стоять очень влиятельные люди, задумавшие переделить крабовый бизнес. Их имена были названы на IV Съезде работников рыбного хозяйства 26 февраля 2018 года: это акционеры Русской рыбопромышленной компании (РРПК) – сын бывшего министра транспорта, зять могущественного бизнесмена Геннадия Тимченко Глеб Франк, а также сын одного из создателей МЧС, брат губернатора Московской области Максим Воробьёв (позже Максим решил продать Глебу свою долю в РРПК).

Началось жесткое продавливание аукционов в жизнь при поддержке отраслевого регулятора, силовиков и центральных телеканалов. Несмотря на протесты рыбацких предприятий, их обращения и выступления против аукционов, 16 августа 2018-го скандальная инициатива обрела вид официального документа: Правительство России утвердило план мероприятий по развитию конкуренции в экономике. План как бы предлагал компромисс: на аукцион пойдут не 100, а только 50 процентов крабовых квот. Но для рыбаков это стало слабым утешением.

До последнего момента отрасль не знала, по каким принципам правительство намерено продавать квоты. Вся информация, связанная с будущим законопроектом, скрывалась от общественности. Гриф ДСП с него был снят только 1 февраля, когда он представлял собой уже готовый документ.

Этот законопроект имеет крайне важное значение для всей отрасли и занятых в ней людей, однако ему присвоили только «среднюю» степень регулирующего воздействия. На обсуждение и оценку был отведен минимальный срок. Порядка 30% предложений и вопросов по законопроекту остались без ответа. На остальные даны формальные отписки.

Важно, что документ получил отрицательное заключение об ОРВ. В таких случаях регламент Правительства России требует провести согласительное совещание. В нашем случае эта процедура пошла по боку.

Более того, законопроект не направлялся в регионы, хотя такие документы должны быть рассмотрены в местных исполнительных и законодательных органах власти. А это уже нарушение Конституции, которая декларирует, что природные ресурсы – предмет совместного ведения федерации и регионов.

Дальше законопроект на всех парах прибыл в Государственную Думу, где его за неделю приняли сразу в трех чтениях: 4, 9 и 10 апреля. На очереди – Совет Федерации. Надо полагать, что с той скоростью, которую ему придали в Госдуме, документ проскочит и в СФ.

Как теперь будет

Что же представляет собой новый закон? Как сообщает сайт «Открытая отрасль», этот документ вводит новый вид квот – квоты вылова крабов в инвестиционных целях. Данный механизм распространяется на промышленное и прибрежное рыболовство.

Договоры на новый вид квот будут заключаться с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями по результатам электронных аукционов. При этом пользователь должен быть зарегистрирован в прибрежном регионе, относящемся к рыбохозяйственному бассейну, в котором выделена квота.

На торги предполагается отправить 50% промысловых квот по крабу. Размер и количество лотов для торгов должно установить правительство (как стало известно, в этот список предложено включить основные промысловые виды крабов в Дальневосточном и Северном рыбохозяйственных бассейнах).

Победители аукционов, которые состоятся до 1 ноября 2019 года, смогут приступить к освоению новых квот уже с 2020 года. Срок использования ресурса составит 15 лет.

Договор, который будет заключаться с пользователем, предусматривает реализацию проектов по строительству объектов на территории России. Срок реализации этих проектов не должен превышать 5 лет. Действие разрешения на вылов может быть приостановлено досрочно, если будут найдены основания.

Предполагается, что закон обеспечит поступление в бюджет 82 млрд рублей от аукционов в 2019–2020 годах. Однако методика расчета этой цифры не была представлена.

Финансово-экономическое обоснование законопроекта не содержит расчетов и оценок того, как закон отразится на доходах компаний и работников, занятых в отрасли. Авторы законопроекта не могут сказать, вырастет или упадет поступление налогов и других обязательных платежей в результате проведения аукционов. Они не дают прогнозов социально-экономических последствий.

Такие прогнозы приводят эксперты отрасли. По их мнению, изъятие части квот у действующих участников промысла и неспособность новых пользователей быстро наладить производственный процесс грозят сокращением вылова и, соответственно, заработной платы рыбаков, налоговых поступлений, рабочих мест.

Такое развитие событий можно подтвердить уже существующими примерами. Так, в мае 2017 года одна из компаний, входящих в группу РРПК, впервые получила квоту на вылов 2,4 тысячи тонн краба. По итогам первого года она освоила только 23% квоты, а на второй – 65%.

Если сейчас из промысла изъять 50 процентов квот и выставить их на аукцион, то общие потери бюджетов прибрежных регионов, по усредненным оценкам, могут составить 3,2–3,6 млрд рублей в год или 32–36 млрд рублей на горизонте 10 лет.

Потеряв часть ресурсной базы, многие рыболовецкие компании не смогут дальше осуществлять свои инвестиционные программы, которые рассчитывались в те времена, когда планы вернуть аукционы еще были тайной для рыбацкого сообщества.

Потери инвестиций в отрасль оцениваются в 155 млрд рублей до 2027 года (прогноз комиссии РСПП по рыбному хозяйству и аквакультуре).

«Раскулачить» всех!

Одним из главных приверженцев закона о «крабовых аукционах» в Государственной Думе считается председатель комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев. Именно этот комитет стал трамплином, с которого законопроект попал на процедуру принятия.

Хотя еще совсем недавно Николай Николаев осторожно высказывался о перспективе введения аукционов. Вспомним его интервью журналу «Эксперт» в ноябре прошлого года. Вот цитата: «Когда-то, 15 лет назад, были распределены квоты, причем на аукционе. Их получили более или менее мощные на тот момент компании, которые захотели эти квоты закрепить за собой надолго, и поэтому в дальнейшем было принято решение перейти на исторический принцип распределения квот. Мы сейчас видим, что благодаря этому решению и появившимся затем инвестиционным квотам в отрасль пошли инвестиции. Были заложены корабли под строительство – порядка 40 судов, 15 перерабатывающих фабрик было построено и строится, а вылов за последние 10 лет увеличился с 3 до 5 млн тонн…»

Однако 5 апреля 2019 года в интервью одной из радиостанций Николай Петрович высказал уже несколько иное мнение, оставив за скобками инвестиции, строящиеся корабли и другие преимущества существовавшего порядка распределения квот: «Это бизнес, который приносит колоссальные прибыли, рентабельность бизнеса зашкаливает за сто процентов, но государство от этого ничего не получает. Если нефтяники минимум 30 процентов отдают государству, лес около 10 процентов, с крабом ситуация парадоксальная. Оборот отрасли 60 млрд рублей в год. А государство от этого объема получает меньше одного процента».

Увы, Николай Николаев и его единомышленники, говоря о «высокомаржинальности» крабового бизнеса, забывают упомянуть о высоких затратах, которые этот бизнес несет. Здесь надо учесть не только налоги, но и фонд оплаты труда (крабовый промысел крайне тяжел, никто за мизерные зарплаты на него не пойдет), социальные отчисления, инвестиции в строительство судов, включая обслуживание кредитов (крабовые квоты зачастую выступают в качестве залога).

Причем даже сейчас Николай Николаев признает, что нельзя всех пользователей ресурсов огульно причислять к нарушителям, вредителям, уклонистам от налогов. Да, признает депутат, есть добросовестные компании, к которым у государства претензий нет. Но он не поясняет, почему решено «раскулачить» всех – и добросовестных тоже. Зато на вопрос, почему на аукцион планируется выставить только 50 процентов крабовых квот, он отвечает: «Я бы вот прямо сразу сто отдал».

Завершая интервью, Николай Николаев сказал: «Когда мы обсуждали законопроект, было много вопросов, а не получится ли так, что сейчас крабовую отрасль реформируют, а потом примутся за рыбу. Но правительство нас официально заверяет, что на том рынке, который приносит большой доход и государству, и людям, никаких изменений не будет».

К сожалению, ситуация с квотами на краба заставляет скептически оценивать заверения официальных лиц. Как оказалось, государство может обнулить свои обещания. И если нам обещают, что никто «не примется за рыбу», то это значит, скорее всего, что аукционы в интересах упомянутой выше компании вернутся и в рыбный промысел.

Алексей ПЛАТОНОВ

17.04.2019 07:00
211

1 комментарий

Семён Семёнович
18.04.2019 13:41
Посмотрел интервью Николаева. Самое интересное, что в качестве «эксперта отрасли» к разговору был приглашен гендиректор РРПК Федор Кирсанов, который предложил увеличить срок обязательств по постройке судов за купленную на аукционе квоту. Вот тут и кроется весь их замысел: обещай построить судно пять лет и лови пять лет, а там либо ишак копыта откинет либо падишах.
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...