«Основных событий надо ждать в 2019 году»

«Основных событий надо ждать в 2019 году»

На вопросы «Рыбака Камчатки» отвечает президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков

– Александр Павлович, как прошел этот год для членов вашей ассоциации (если оставить за скобками новость о вероятном возвращении аукционов, которую мы обсудим отдельно)?

– Если говорить о ситуации на промысле и на рынке, о технических аспектах, то год прошел для нас штатно, без потрясений и проблем. Нельзя не отметить завершение кампании по перезаключению договоров на доли квот, появился новый горизонт планирования, что будет способствовать стабильному развитию отрасли и росту инвестиций. В этом году в Санкт-Петербурге будет спущено на воду первое краболовное судно, построенное в России. Оно построено по заказу ООО «Антей». С точки зрения государственных интересов надо сохранять эту стабильность, создавать дополнительные условия для инвестиционной активности.

Единственное, что пока существенно осложняет нашу работу, – это неразбериха в нормативно-правовом регулировании. В следующем году отрасль начнет жить по новому законодательству, но главный для нас подзаконный акт – правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна – все еще не приведены в соответствие и находятся в процессе разработки. Мы даже не видели окончательный проект новой редакции правил, не обсудили их. Если новые требования закона вступят в силу, а правила не выйдут, то рыбаки окажутся в трудной ситуации, они же и останутся крайними.

Это упрек, прежде всего, в адрес Федерального агентства по рыболовству. Кроме того, агентство до последнего срока затянуло издание приказа о распределении ресурсов между компаниями (а ведь еще надо выписать разрешения в рамках данного приказа и доставить их в районы промысла). В предыдущие годы этот документ оперативно принимался в начале декабря, в прошлом году приказ был выпущен 26 декабря, и в этом году обещают это сделать только в последний день отведенного срока.

Такие действия федерального органа исполнительной власти в области рыболовства не способствуют эффективной работе.

– Сколько краба добыли российские рыбаки в 2018 году?

– Год еще не завершен. Итоги будут подведены в 2019-м. Если говорить примерно, то общероссийский вылов превысил 90 тысяч тонн. Осталось еще добыть небольшие объемы. Так, увеличен допустимый улов краба в Петропавловск-Командорской подзоне на 150 тонн. К слову, это увеличение было обосновано давно, но утверждено очень поздно, рыбакам придется освоить данный объем в последние дни декабря.

– Для рыбаков (прежде всего, добытчиков краба) самая важная тема сегодня – угроза аукционного распределения ресурсов. 6 августа вышло распоряжение правительства № 1697-р, которое предусматривает продажу 50 процентов квот краба с молотка. Минсельхозу, Росрыболовству и ФАС поручено разработать соответствующий правовой механизм. Вам известно, на какой стадии эта работа?

– Рыбацкому сообществу об этом ничего неизвестно. Законопроект, предусматривающий аукционы, никто из нас не видел. Он готовится в секретном режиме. В 2018 году он, скорее всего, не будет представлен. Не думаю, что данный законопроект внесут в Госдуму без какого-либо, хотя бы формального общественного обсуждения. Это было бы слишком вызывающе. Основных событий надо ждать в 2019 году.

Уверен, что, несмотря на распоряжение № 1697-р, в руководстве страны эту инициативу воспринимают неоднозначно. Если бы ее единогласно одобряли, она бы уже была принята. Все понимают, что так перекроить законодательство – это прерогатива Государственного совета. Но три года назад президиум Госсовета, обсудив вопросы рыбохозяйственного комплекса, поддержал исторический принцип. Если сейчас государство займет противоположную позицию, то это будет крайне непоследовательная политика.

– Насколько рыбный бизнес оказался сплочен перед угрозой аукционов? Насколько вас поддерживают представители других видов промысла?

– Нас поддерживает Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров. Мы видим, что инициатива вернуть аукционы беспокоит всю отрасль. И все же хотелось бы, чтобы рыбаки выступали более сплоченным фронтом, защищая общие интересы. Видимо, не все еще осознали, что в распоряжении № 1697-р речь идет не только о крабе, но и о других ресурсах.

– Ваши оппоненты, оправдывая аукционы, говорят, что добытчики краба не оправдали ожиданий государства, что вы зациклены на экспорте, не заботитесь об отечественном потребителе. Может, вам изменить свою политику, чтобы лишить эти упреки почвы? Следуйте призыву Федерального агентства по рыболовству: краба – на внутренний рынок.

– А президент ставит задачу перед бизнесом повышать экспорт в стоимостном и в натуральном показателях.

Отечественному потребителю не хватает краба? Давайте пойдем на ближайший рынок и убедимся, что краба в продаже хватает, очередей за ним нет. Насколько цена оправданна – это вопрос дискуссионный. Но надо смириться с тем, что рыба, особенно ценные виды, и крабы никогда не станут дешевле курицы.

– Но краб, который мы видим на рынке, добыт в основном не членами вашей ассоциации.

– А какая разница потребителю? Члены нашей ассоциации тоже поставляют краба на внутренний рынок и в живом виде, и в виде готовой продукции. Но мы не можем конкурировать по цене и по свежести продукта с теми, кто ловит краба, креветку, гребешков в небольших объемах частным порядком, в рамках спортивно-любительского рыболовства. Именно эти добытчики должны обеспечивать уловом рынки прибрежных территорий, как во всем мире, что они и делают. Их промыслу просто надо придать цивилизованную форму. Такие попытки делаются в Приморье, на Сахалине, в Магадане. Этот процесс должен быть управляемым. Когда появятся ясные правила игры, рыбаки сами помогут навести порядок на промысле. Так было и с промышленной добычей краба. До определенного момента здесь процветали и браконьерство, и коррупция. Но как только государство предложило прозрачные и честные правила, которые позволяют планировать бизнес на годы вперед, на промысле установился порядок.

– Рынок какой страны сегодня представляет наибольший интерес для российских компаний, которые добывают краба в промышленных масштабах?

– Рынок Китая. Он постоянно растет. Если в России общий допустимый улов краба сократится, то наши рыбаки уменьшат поставки в США, Японию, Южную Корею. Еще недавно эти страны считались основными рынками сбыта краба, но сегодня они не могут предложить за этот товар больше, чем КНР. В Китае культура потребления краба развивается очень активно.

– С подачи Федерального агентства по рыболовству мы привыкли думать, что продукция дороже сырья: чем глубже переработка, тем выше добавленная стоимость и цена. Получается, что живой краб, который ценится на международном рынке выше, чем любая продукция из него, нарушает этот закон экономики?

– Это не закон, а стереотип. Далеко не всегда переработка сырья делает его дороже. Краб – только один из примеров. Эффективность промысла для бизнеса и для государства надо измерять не в тоннах, не в степени переработки, а в деньгах. Если, например, в 2017 году товарной продукции продали на миллион долларов, а в 2018-м – на миллион двести тысяч, то эффективность выросла. А какую продукцию произвели и в каком объеме – это не первостепенный вопрос. Пусть производитель сам решает, какое производство для него наиболее выгодно.

Кирилл МАРЕНИН

Фото с сайта antey.group/

P. S. Когда верстался номер, на одном из федеральных каналов вышел «разоблачительный» сюжет о крабовой, да и всей рыбной отрасли, в котором смешались правда и вымысел, слухи и предположения на грани фантастики. Цель ясна – опять смешать рыбаков с грязью, чтобы оправдать готовящийся передел бизнеса. По нашим сведениям, в начале 2019 года сюжеты аналогичного содержания появятся и на других ведущих телеканалах. Но мы надеемся, что эта провокация не принесет ее заказчикам ожидаемого результата.

26.12.2018 12:00
387

1 комментарий

Александр Кужим
27.12.2018 08:57
Какие уж тут провокации? Это политика. Те, кто её проводит, спокойно и уверенно идут к цели.
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...