ДВНПС: итоги подведены, задачи поставлены

ДВНПС: итоги подведены, задачи поставлены

На прошлой неделе в Петропавловске заседал Дальневосточный научно-промысловый совет. Разговор начался с итогов лососевой путины. Затем представители отрасли обсудили другие, не менее важные темы

Беспрецедентная путина

Это уже второе заседание ДВНПС, посвященное красной путине, которое прошло на Камчатке в 2018 году. Наш регион заслужил право быть площадкой такого важного разговора, ведь именно он – главный добытчик лососей в России.

Как отметил на заседании глава Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков, Камчатскому краю не хватило всего лишь 4 тысяч тонн, чтобы достичь рекордного улова в полмиллиона тонн (в целом по стране добыли 675 тысяч тонн). Однако зампредседателя правительства края – министр рыбного хозяйства Владимир Галицын поправил московского гостя: на самом деле отметка 500 тысяч тонн пройдена, если учесть итоги не только промышленного, а еще традиционного и спортивно-любительского лова, а также улов гольцов.

«Путина этого года была беспрецедентной и по подходам рыбы, и по уловам, и по объемам переработки, – сказал губернатор Владимир Илюхин. – В ходе промысла максимальный суточный вылов достигал 16 тысяч тонн в сутки (в прошлые года этот показатель редко превышал 10 тысяч тонн)».

Камчатка не смогла бы освоить и переработать такой объем, если бы за предыдущие 10 лет не создала мощное береговое производство. За этот срок местные компании вложили в развитие переработки порядка 30 млрд рублей, построив более 20 заводов. В путину 2018-го больше половины улова (316 тысяч тонн) переработано на берегу. На западном побережье обработали 61 процент улова, на восточном – более 70 процентов. Лет 8–10 лет назад береговые мощности могли принять не более трети добытой рыбы.

Смелые инициативы Камчатки

Конечно, за такие итоги надо сказать спасибо, прежде всего, рыбакам. Но многое зависит и от управления промыслом. Необходимо отметить роль региональных комиссий по регулированию вылова анадромных видов рыб. Это своего рода штабы путин. Комиссия Камчатского края признана лучшей, она ставится в пример другим регионам. Но полномочия и состав комиссии нуждаются в доработке.

Хотя комиссию возглавляет высшее должностное лицо региона, возможность влияния регионов на принятые решения невелика. Представители федеральных ведомств составляют в комиссии две трети от общего количества участников. У них – большинство голосов. Мнение других сторон порой игнорируется.

Не хватает комиссии и полномочий. Если бы она могла регулировать использование видов орудий лова, то, вероятно, не возникла бы проблема жаберных сетей. Комиссия нашла бы ей компромиссное решение. Это, наверное, лучше, чем вносить в правила жесткие запреты.

Владимир Илюхин выдвинул смелую инициативу: в качестве эксперимента изменить (пока только на Камчатке) состав комиссии по регулированию вылова анадромных видов, уменьшив в ней представительство федеральных ведомств, а также наделить ее правом ограничивать использование тех или иных орудий лова.

«При формировании положительного опыта его можно будет использовать и в других регионах. В ином случае вернемся к прежней форме работы», – добавил глава Камчатского края.

По словам Ильи Шестакова, его ведомство готово обсуждать перемены в составе комиссии. Что касается дополнительных полномочий комиссии по регулированию орудий лова, к этой инициативе ФАР «подходит осторожно».

«Орудия лова должны быть обозначены на всю путину на год вперед. Рыбаки должны понимать, как это будет регулироваться, исходя не из решений комиссии», – считает Илья Шестаков.

Вердикт ВНИРО

Залив Камчатский – единственный район в нашем крае, где рыбаки остались недовольны результатом путины. Ряд компаний Усть-Камчатского района (добытчиков нерки) обвинили науку в том, что она ввела избыточное количество проходных дней, поэтому они не смогли освоить обещанные объемы (хотя улов в 9,4 тысячи тонн нерки не назовешь провальным). Наука, в свою очередь, винит отдельные предприятия в избыточном промысле, из-за которого не удается пропустить на нерест достаточное количество рыбы.

Головной институт отраслевой науки ВНИРО провел разбор полетов. Его представитель Сергей Марченко огласил на заседании ДВНПС вердикт: виноваты и те, и другие. Рыба не прошла на нерест в нужном количестве, вероятно, из-за того, что длина крыльев ставных неводов в заливе Камчатском выросла на 30–40 процентов. Рыбаки просто перекрыли путь лососю на нерест. А КамчатНИРО, видимо, недооценил угрозу, поэтому рекомендовал отменить проходные дни в июне, затем, спохватившись, ввел продолжительные пропускные периоды в июле. Но эта попытка компенсировать дефицит на нерестилищах производителей ранней формы нерки оказалась запоздавшей.

«Комплекс учетных работ свидетельствует о дисбалансе заполнения нерестовых площадей нерки реки Камчатки. Существенный дефицит производителей ранней формы – по всему бассейну реки. А поздняя форма нерки в близких к оптимальным значениям отмечена только в озере Ажабачьем», – отметил Сергей Марченко.

ВНИРО предлагает разработать для залива Камчатского отдельную стратегию промысла лососей, сократить до 850 метров длину крыльев ставных неводов, которые используются в заливе.

В поиске альтернатив

Увы, рекордная путина – это не только большие успехи, но и большие проблемы. Обильный подход рыбы показал, насколько слабо рыбацкая отрасль обеспечена логистикой.

По словам Владимира Илюхина, транспортных судов и холодильных мощностей этим летом не хватало. Инфраструктура хранения и транспортировки рыбы во Владивостоке, основного порта перевалки, ограничена. Очереди на хранение длятся по несколько недель. Независимые от РЖД владельцы подвижного состава, пользуясь ситуацией, поднимают тариф на перевозку условного килограмма продукции во время путины вдвое – с 15 до 30 рублей.

Илья Шестаков признал: сложности есть. Вот что предложено в качестве решения. В течение ближайших 4 лет во Владивостоке будет построено дополнительно порядка 80 тысяч тонн холодильных мощностей. Есть такие проекты и в Камчатском крае. Перспективной площадкой считаются причалы бывшего рыбного порта в Моховой. Ими управляет ФГУП «Нацрыбресурс», которое подчинено ФАР. Это предприятие завершает реконструкцию причальных сооружений. Готовность обновленного причального фронта – 64%. Нам обещают, что здесь будет размещено 200 рефрижераторных контейнеров, что обеспечит ежемесячную перегрузку не менее 20 тысяч тонн рыбной продукции. Ждем, когда ФАР своим примером покажет, как воплощать в реальность такие идеи.

Что касается альтернатив РЖД, в очередной раз прозвучала идея развивать Северный морской путь. Идея не новая. Рыболовецкие компании Камчатки впервые отправили партию лосося в европейскую часть страны по СМП еще в 2011 году. Все ждали, что руководство отрасли поддержит почин не на словах, а на деле. Ожидание пока продолжается.

Камчатка – Сахалин: на пути к компромиссу

Отдельный разговор – не очень добрососедское отношение к Камчатке со стороны сахалинских рыбаков. Речь о промысле на Северных Курилах транзитных лососей, идущих к западному берегу Камчатского полуострова. Правила рыболовства не регламентируют этот лов ни по орудиям, ни по срокам, что позволяет начинать добычу задолго до официального старта путины на Камчатке.

Урожай этого года сгладил остроту проблемы, но лето 2019-го уже не будет таким щедрым на горбушу для Западной Камчатки. Главными объектами промысла здесь станут нерка, кета, кижуч. В каких объемах они подойдут к камчатским берегам, зависит от сахалинских компаний.

«Если не найдем решения, последствия могут быть крайне негативными. Усложняется возможность прогноза подходов, снижается уровень запасов. Береговые производства, которые созданы на Камчатке, могут столкнуться с дефицитом сырья», – считает Владимир Илюхин.

Проект соглашения между Сахалином и Камчаткой по промыслу транзитных лососей обсуждается при участии ФАР. Но готовы ли сахалинские добытчики умерить свои аппетиты в пользу соседних регионов?

План Б от ФАР

Завершив разговор о путине, ДВНПС приступил к обсуждению других актуальных вопросов.

В ноябре – декабре 2018-го ряд предприятий рискуют прекратить промысел, так как в последних месяцах этого года у них истекает срок действия текущих договоров о закреплении долей квот, а новые договоры начнут действовать только в 2019-м. ФАР внесло в Госдуму законопроект, предусматривающий продление договоров до конца 2018-го. Хотя депутаты Госдумы одобрили документ в третьем чтении 21 ноября, он явно не успеет стать законом в нужный срок.

И все же, как заявил Илья Шестаков, ФАР не допустит, чтобы наши рыбаки на целый месяц остались без работы. Поэтому в ход пойдет план Б. Он заключается в том, что территориальные управления ФАР в рамках Гражданского кодекса пролонгируют договоры, которые не дотягивают до 31 декабря.

Что делать с МКУБ и СУБ?

Многих рыбаков беспокоит будущее «прибрежки». В 2019 году понятие «прибрежное рыболовство» канет в лету. Но государство обещает поддержать тех, кто продолжит доставлять рыбу на родной берег. Они получат прибавку к вылову (20 процентов). Однако здесь не все просто. Об этом говорил президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области Максим Козлов.

По его словам, с 1 января 2019 года «прибрежники» смогут добывать и доставлять на берег только 28 объектов промысла (первоначально рассчитывали на 200 с лишним). Многие объекты, которые раньше добывались в режиме прибрежного рыболовства, перейдут в промышленный режим. Если рыбаки захотят доставить такой улов на берег, то сейчас его можно привезти только в порт, а не на перерабатывающий завод, что сводит на нет сам смысл «прибрежки».

Впрочем, улов из тех 28 объектов, который оставлен «прибрежникам», тоже теперь может быть доставлен только в порт в силу новых требований транспортной безопасности. Данные требования вообще могут закрыть маломерному прибрежному флоту выход в море, ведь теперь все маломерные суда, включая моторные лодки и кунгасы, должны соответствовать МКУБ и СУБ (Международному кодексу и системе по управлению безопасной эксплуатацией судов). По словам Максима Козлова, на Сахалине уже нарабатывается судебная практика по наказанию «маломерщиков» за несоответствие МКУБ и СУБ.

Как сообщил заместитель руководителя ФАР Пётр Савчук, готовы нормативно-правовые документы, согласно которым судам длиной менее 12 метров будет дана отсрочка по МКУБ и СУБ до 2020 года.

«Эти плавсредства невозможно назвать судами. Мы должны разобраться, что делать с этой категорией», – подчеркнул Пётр Савчук.

Работа над ошибками

В 2019 году нас ждут обновленные правила по рыболовству для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна. Окончательный проект правил скоро должен появиться на официальном сайте regulation.gov.ru для обсуждения. Пока его там нет, а есть некий документ, обобщивший все предложения, который ходит из рук в руки. Если он появится на regulation.gov.ru именно в таком виде, то рыбацкое сообщество вряд ли примет этот вариант.

Увы, не в первый раз изменения в законодательство, которые долго обсуждались и получали всеобщее одобрение, утверждались в совершенно другой редакции – то ли намеренно, то ли в силу чьей-то некомпетентности.

«В последние годы сложилась негативная практика, когда решения, принятые на заседаниях ДВНПС, в итоге выходят в ином виде, носящем принципиально иной характер», – отметил Владимир Галицын.

Он напомнил печальные примеры, когда в результате таких действий компании не могли два года вести спецпромысел минтая в Камчатско-Курильской подзоне.

«Я принял критику, – ответил Пётр Савчук и перевел критические стрелы в адрес ВНИРО: – Если происходят такие моменты, значит вы плохо готовите. Кто-то из юристов посчитал необходимым так прописать, а вы не отследили».

Все же хочется, чтобы Федеральное агентство по рыболовству тоже проделало работу над ошибками.

Общественный совет заявляет

В обсуждении и одобрении поправок в законодательство о рыболовстве важна роль общественного совета при ФАР. Его председатель, президент ВАРПЭ Герман Зверев рассказал на заседании ДВНПС, какие вопросы стоят на повестке дня. Среди них – изменения в Налоговый кодекс по ставкам сбора за пользование водными биоресурсами.

«В целом мы поддерживаем концепцию законопроекта за одним исключением: в части, которая касается статуса градо- и поселкообразующих предприятий, – сообщил Герман Зверев. – Она вызывает сомнения».

Общественный совет рекомендует минсельхозу оставить прежними критерии отнесения рыбохозяйственных предприятий к градо- и поселкообразующим, сохранить для них льготную ставку сбора.

Чтобы подкрепить свою позицию живыми примерами, общественный совет обратился ко всем 45 градо- и поселкообразующим предприятиям отрасли с просьбой предоставить информацию о социальных расходах на поддержку городов и поселков. Ответило пока только 8 компаний.

«Необходимо, чтобы остальные предприятия в сжатые сроки передали нам эту информацию, – подчеркнул Герман Зверев. – Затягивать внесение законопроекта в правительство и Госдуму нельзя».

Что год грядущий нам готовит?

Завершая работу ДВНПС, Пётр Савчук напомнил о задачах, которые поставит перед рыбаками 2019-й. Общий допустимый улов следующего года определен на уровне 2,839 млн тонн. Основная часть этого объема придется на Дальний Восток.

Что касается «неодуемого» лосося, грядущая путина, как сказано выше, вряд ли порадует рыбаков уловами.

«Общий тренд как по горбуше, так и по остальным лососям идет вниз. Это неизбежно. Не может быть постоянно много рыбы», – сказал заместитель директора ТИНРО-центра Игорь Мельников.

Несмотря на это, работы предстоит немало. Причем выполнить ее придется в новых условиях, при новом законодательстве. Так что готовимся к новым, пусть не рекордным, но все же высоким уловам.

Сергей НИКОЛАЕВ

28.11.2018 12:00
242

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...