«Рыбаки костьми легли, чтобы справиться»

«Рыбаки костьми легли, чтобы справиться»

Нынешняя лососевая путина стала рекордной за всю историю наблюдения промысла (а это неполные 120 лет). Даже в период развитого социализма Камчатка не давала такие удивительные и неожиданные показатели. Итоговые цифры говорят не только о небывалом подходе рыбы, но и эффективности рыбопромышленных предприятий Камчатки, сумевших освоить такие объемы.

О ходе путины и ее результатах рассказал журналистам заместитель председателя Правительства Камчатского края – министр рыбного хозяйства Владимир Галицын

Рекордные цифры

«По пальцам можно пересчитать года, когда вылов лосося по всем регионам Дальнего Востока составил свыше 100 тысяч тонн, – рассказал Владимир Михайлович. – В этом же году Камчатка одна поймала 500 тысяч! Постарался не только запад. На восточном побережье при стартовом объеме в 60 тысяч тонн горбуши взяли почти 105 тысяч. Никто не верил, что ее будет так много. Максимальный зафиксированный процент возврата горбуши на Камчатке (и по Дальнему Востоку в целом) обычно составляет не больше 1%. В урожайном 2009 году зафиксировали 8% возврата. В этом, по словам ученых, он достиг 30%. Это значит, что из тысячи мальков в реки вернулось не 2–10, а примерно 300 экземпляров. Если в прошлом году доход от путины составил почти 6,5 млрд рублей, то, уверен, сейчас цифра будет выше. А это и зарплата рыбаков, трудившихся на путине, и окупаемость предприятий, и приобретение нового оборудования, и инвестиции в развитие фирм. Хорошо, что рыбная промышленность Камчатки идет на подъем. Спасибо рыбакам!»

Сказывается системная работа рыбохозяйственных предприятий по развитию береговой переработки в течение последних 10 лет. Если в 2008-м рыбаки Камчатки могли за путину «пережевать» 5–6 тысяч тонн, то сейчас объем вырос до 16 тысяч тонн в сутки. 21 новый завод, 30 млрд официально вложенных рублей.

«Камчатка в этом первая, – констатирует министр. – Кстати, в рамках федеральной программы (20% долей квот в обмен на инвестиции в строительство судов и береговых заводов) из 21 проекта, участвовавшего в первой заявительной кампании, 12 были с Камчатки. Так что сейчас мы – бесспорные лидеры не только по лососю. Отрадно отметить, что недавно процедуру перерегистрации прошла сахалинская компания почти с 60 тысячами тонн квот, она обосновалась на Камчатке в группе компаний «Норебо». За последние годы край пополнился долями квот до 400 тысяч тонн водных биоресурсов. Сейчас в территориальных водах РФ мы вылавливаем количество рыбы, сопоставимое с объемами добычи Камчатки в СССР».

Проблемы логистики

Основной проблемой, по мнению Владимира Галицына, стала транспортировка и выгрузка рыбы во Владивосток: «Как ни прискорбно, наши предприятия направили часть рыбопродукции для хранения в Китай, Корею». Оказывается, это гораздо выгоднее, чем хранить ее в холодильниках Владивостока. К тому же в одном только Пусане поместится 1 млн 200 тысяч тонн рыбопродукции.

«Будем пытаться решить эту проблему через Севморпуть, – отметил министр. – Главное, что рыбопромышленники не только справились с поставленной задачей, но и перевыполнили план на 200%».

Стоит ли увеличивать холодильные мощности на Камчатке?

«Это была нехарактерная путина, вряд ли она повторится, а значит, маловероятно, что наши промышленники будут вкладывать деньги в холодильники, – ответил Владимир Галицын. – Для нормальной рыбалки их достаточно. Хотя, возможно, кто-то и подумает об увеличении. Скажем, ООО «Тымлатский рыбокомбинат» за год построил современный завод с суточной переработкой 400 тонн готовой продукции и холодильником на 6 500 тонн. И отдельно маленький заводик для небольших подходов рыбы на 100 тонн суточной переработки разных видов продукции. Здесь задействовано малое количество людей, потребность в электроэнергии небольшая. Наверное, надо строить холодильники в Приморье, где скапливается огромное количество рыбы. Не только камчатской. Наши предприятия думают о строительстве холодильников во Владивостоке, хотя некоторые активно используют площадки Кореи, Китая».

Кто выбрасывал рыбу?

Журналисты не могли не вспомнить о скандальных видеороликах с выброшенной рыбой, которые, прошагав через интернет, вышли на центральные каналы.

«Этот вопрос, к сожалению, затмил все положительные стороны путины, – отметил министр. – В нашумевшем ролике человек, указывающий на кучи горбуши, со знанием дела говорит «самки даже непоротые», а потом кто-то комментирует, что это дело рук рыбопромышленников. Затем вСоболевском районе в зоне осушки оказалось около 300 тонн рыбы. Лично наблюдал, как в пределах акватории предустьевой части реки Пымта одномоментно стояло около 50 тысяч тонн горбуши. Рыба там шла месяц и даже больше. Погибшая на прибрежной полосе горбуша не имеет отношения к рыбопромысловой деятельности. Это явление довольно распространено при массовых подходах лососей в сочетании с неблагоприятными погодными условиями (ветер, шторм). Не понимаю, зачем это связали с рыбопромышленными предприятиями. Кто из них будет рисковать своим бизнесом, если за выброс отходов в несанкционированных местах деятельность предприятия могут остановить на 90 суток? Во время путины это означает крах компании вплоть до полного прекращения ее деятельности».

У законопослушных предприятий есть возможность вывозить отходы своего производства за трехмильную зону и выбрасывать в территориальное море. Так делает большинство. Кроме того, мощности по переработке отходов, которые есть в крае, позволяют «перемолоть» до тысячи тонн в сутки.

Если говорить о рыбе, которая была явно кем-то добыта и выброшена, то речь скорее о недобросовестных водителях, которые рассыпали часть улова по дороге, о фирмочках, которые работают с браконьерским сырьем, о тех, кто не смог провести «нелегалку» без документов и регистрации в системе «Меркурий» через пост сотрудников УМВД и Россельхознадзора.

Кроме того, есть подозрение, что одна из компаний, которая оказывает услуги по утилизации отходов, просто вываливала их в лес. Нашумевшие свалки в районе Чапаевки, Радыгина, видимо, ее рук дело. По словам министра, эти территории уже рекультивированы, земля обеззаражена.

«Видимо, такие вещи зрителю интереснее, чем работа рыбаков, которые костьми легли, чтобы справиться с непростой задачей», – считает Владимир Галицын.

Кто-то уверен: рыбопромышленники намеренно выбрасывали свежую рыбу, чтобы не допустить падения цены. Но это вряд ли. Вспомним: на Камчатке добыли 500 тысяч тонн! Кучи в лесах не сопоставимы с этими объемами и никак не могли отразиться на ценах.

Кстати, сегодня во Владивостоке килограмм непотрошеной горбуши стоит 95 рублей. В Петропавловске-Камчатском качественную икру можно взять за 1 300 рублей.

О качестве прогноза и «Меркурии»

Можно ли упрекнуть науку в том, что она изначально нацелила рыбаков на другие, меньшие объемы вылова? Ведь от научного прогноза во многом зависит, как предприятия подготовятся к путине.

«Прежде у рыбохозяйственной науки Камчатки были научные квоты. Деньги от них шли на развитие и поддержку института, реализацию проектов. Когда Андрей Крайний (бывший руководитель Росрыболовства) предложил изъять квоты и компенсировать это финансово, выполнил только часть обещаний. Квоты действительно изъяли, а вот финансирование систематически урезают. Ученым приходится, мягко говоря, непросто. Рыба (тем более горбуша) – объект труднопредсказуемый. На ее возврат влияют десятки факторов. Я благодарен ученым, что при прогнозах они допускают минимум ошибок. Наука сделала все, что возможно», – уверен Владимир Галицын.

Верно ли, что, не будь системы электронной ветеринарной сертификации «Меркурий», рыбаки смогли бы освоить и легализовать больше рыбы на благо отечественного рынка?

«Эта система не имеет отношения к освоению или недоосвоению ресурсов, – ответил Владимир Галицын. – Ее задача только в том, чтобы нелегально добытая продукция не прошла через официальные каналы поставки».

Хотя такие каналы еще остаются. Браконьеры вывозят свой товар даже «Почтой России». Это колоссальная проблема. Чтобы ее решить, нужно внести изменения в несколько нормативных документов. Но аккуратно. Еще два года назад Россельхознадзор предлагал запретить вывоз продукции животного происхождения почтой. Но ведь так отправляют не только рыбу, но и масло, мед, сало… Да и почему бы не отправить на материк пару хвостов чавычи?

«Согласен, нужна какая-то норма, порядок вывоза икры, но пока неясно, как это сделать технически и юридически, – считает Владимир Галицын. – Когда «Меркурий» заработает в полном объеме, это будет замечательная система, необходимая каждому жителю России, который хочет быть уверенным, что покупает дальневосточного минтая, а не китайского пангасиуса».

Дарья КОЖЕМЯКА

17.10.2018 07:00
678

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...