С морем лицом к лицу

С морем лицом к лицу

Продолжаем знакомить читателей с победителями конкурса «Лучший по профессии» в рыбной отрасли, который ежегодно организует министерство рыбного хозяйства края. Героем этого номера стала лучший ихтиолог – Оксана Михайлова. Она рассказала, за что полюбила морских ежей во время учебы в университете и почему ученым-гидробиологам нельзя отдаляться от воды

Оксана Михайлова – кандидат биологических наук и сотрудник КамчатНИРО. В институте изучает северную креветку, которая обитает на Западно-Камчатском шельфе Охотского моря. Хотя в 2005 году, когда Оксана Геннадьевна только прилетела с мужем на Камчатку, планировала изучать морских ежей.

«Еще на биологическом факультете ДВГУ (ныне – ДВФУ) во Владивостоке руководитель моей дипломной работы Владимир Андреевич Павлючков предложил заниматься изучением этого объекта. Начала я свое исследование с ранних этапов жизни морских ежей, с личиночного периода. Личинки морских ежей (плутеусы) невероятно красивые, и работать с таким объектом эстетически приятно», – говорит моя собеседница.

Владивосток – родной город Оксаны Михайловой. Любовь к морю в ней воспитали родители. Папа был военным моряком, и все летние каникулы она проводила с родителями на кораблях. Вместе они путешествовали по Приморскому краю: ходили на острова, изучали подводный мир с маской и трубкой. Самое большое впечатление детства – поездки на остров Папенберга. Этот один из уникальных островов Приморья находится в бухте Новик во «внутреннем море» острова Русского и похож на Рыбу-кит.

«Помню поездки в морской заповедник, вода там настолько прозрачна, что на глубине четырех метров видно дно. Весь подводный мир как на ладони. Акватория была закрыта, в этом тоже была своя изюминка», – вспоминает она.

В школе Оксана ходила в туристический клуб. Ген исследователя в ней проявлялся все больше и больше. Учась в 10 классе, она поступила в Малую академию биологии моря при ДВГУ. Выбор профессии случился сам собой. Просто однажды она решила, что будет морским биологом.

«Когда я только поступала, еще не знала, что станет объектом моего исследования. Но знала точно, что буду гидробиологом. Меня интересовала прикладная наука, которая работает в области рационального использования и сохранения морских биоресурсов. Никогда не сомневалась в своем выборе, и с каждым годом я все больше понимаю, что двигаюсь в правильном направлении», – говорит моя собеседница.

В 1997 году Оксана Михайлова поступила на биологический факультет ДВГУ. Полевая гидробиологическая практика – еще один запоминающийся период ее жизни, тесно связанный с морем. Будучи студенткой, Оксана начала собирать материал по личинкам морских ежей в заливе Владимира и в бухте Прогулочной Японского моря. А после университета устроилась на работу в сектор по изучению морских ежей ТИНРО-Центра. Через три года у нее с мужем появилась возможность переехать на Камчатку. В лаборатории промысловых беспозвоночных КамчатНИРО владивостокских коллег приняли с большой радостью.

«С Камчаткой я была знакома не понаслышке: здесь раньше жили и работали мои бабушка и дедушка. Решила, что и я смогу здесь жить. Конечно, до сих пор не хватает рядом близких нам людей, но мы не жалеем о сделанном выборе», – говорит Оксана Геннадьевна.

Попрощаться пришлось не только с родными и близкими, но и с объектом исследования – морским ежом. Оксане Михайловой доверили изучать северную креветку. Через несколько дней после прилета нашу героиню отправили на рыбопромышленное судно для сбора данных.

«Раньше я ходила в рейсы, но на небольших судах и с заходом на берег. А здесь мы провели 4 месяца в море. Конечно, было тяжело, прежде всего психологически. Но было много работы, и время проходило быстро. Ближе к Новому году уже очень хотелось домой. Сейчас это время вспоминается с долей романтики», – говорит Оксана Геннадьевна.

– Это был ваш первый Новый год в море? Как он прошел?

– Да, первый. Знаете, как и везде. Судовой повар приготовил разные вкусности. Я помогала украшать кают-компанию. Была какая-то развлекательная программа. Одним словом, нам удалось воссоздать домашнюю атмосферу.

– А не было страшно идти в рейс на такой долгий период?

– Нет, что вы. Компания-судовладелец надежная. Тем более в интересах рыбопромышленников предоставить научным работникам все условия для работы на борту судна. Ведь, не имея данных, мы не сможем подготовить прогноз общего допустимого улова.

– Как собирается материал по креветке?

– Первичный материал – это выборка из улова. Мы просчитываем всю креветку, проводим ее полный биологический анализ: взвешиваем, определяем размер, пол, стадии созревания яиц и др. Фиксируем величину улова, температуру воды. Нужны и такие показатели тралений, как их координаты, глубины. После полный анализ и интерпретация всех данных происходит в лаборатории на берегу.

– Что показал анализ после долгой работы в море?

– В то время запас креветки находился на низком уровне. Мы связываем это в том числе с тем, что применяемая в тот период модель расчета запаса не позволяла использовать полный набор входных характеристик для прогноза. Мы уже внедрили модель, учитывающую максимальный объем входных данных, в том числе и промысловые показатели. Результат такого подхода не заставил ждать: сейчас мы наблюдаем улучшение состояния биоресурса.

Модель расчета и прогноза запаса, о которой говорит моя собеседница, была разработана математиком института кандидатом физико-математических наук Олегом Ильиным несколько лет назад, и прогноз ОДУ на 2020 год готовится с ее помощью.

В ближайшее время научные сотрудники института с докладом по этой теме отправятся на международную конференцию PICES (Организация по морским наукам северной части Тихого океана) в Йокогаму (Япония). В этом году темой встречи станет комплексное понимание экосистемного разнообразия в северной части Тихого океана.

«Алгоритм у нас работает сравнительно эффективно, и хочется поделиться опытом прогнозирования, услышать мнение специалистов отрасли из других стран», – говорит Оксана Михайлова.

Лучший ихтиолог – 2018 не первый раз выступает с докладом на подобных мероприятиях. Научные конференции – лучшее место для обмена опытом. Кроме того, она признается, что на таких встречах, слушая доклады, понимаешь, насколько самоотверженно работают наши ученые.

«Я всегда удивляюсь, насколько они положительные люди. Я имею в виду то, что, несмотря на недостаток финансирования, кадров и других ресурсов, они все равно пытаются добыть материал и исследовать его. Они готовы договариваться с рыбопромышленниками и месяцами работать на судах, чтобы максимально глубоко изучить свой объект. Они открытие, контактные, интересующиеся. Это не может не вызывать гордость», – говорит она.

– Чем еще вы гордитесь?

– Даже не знаю. Я не могу особенно гордиться собой, потому что нет предела совершенству. Мне сложно ответить на этот вопрос. Но точно могу сказать, что мне удалось пронести сквозь время любовь к морю. Мне достаточно выйти на берег, почувствовать его неповторимый запах и снова вспомнить, что без него я не могу жить.

Моя собеседница признается, что в какой-то момент отдалилась от моря и совсем не ходила в рейсы. И это, пожалуй, самое страшное для любого исследователя, поскольку понять объект изучения по книгам просто невозможно – он останется чужим.

Недавно Оксане доверили еще один важный объект, ответственным исполнителем прогноза которого она является, – краб-стригун бэрди Петропавловск-Командорской подзоны. После долгого периода отсутствия промысла он возобновился и вот уже второй год ведется успешно. Скоро Оксана снова выйдет в море, но уже для изучения краба.

«Море дает возможность пообщаться с объектом вживую. Нужно работать собственными руками, увидеть собственными глазами, чтобы заинтересоваться и полюбить то, что делаешь, – считает моя собеседница. –Если бы я тогда не провела 4 месяца в Охотском море на борту судна, я бы не смогла так глубоко изучать креветку сейчас. Теперь пришла пора познакомиться с крабом. Поэтому, насколько возможно, я стараюсь не отдаляться от моря. Нельзя отдаляться».

Яна ГАПОНЮК

17.10.2018 07:00
212

4 комментария

А. Б.
17.10.2018 08:49
Яна, я вижу, Вы, давненько практикуете в рыбопромышленной тематике. Пора набираться профессионализма. Нет среди морских ракообразных членистоногих такого краба, как краб-стригун берди. А вот краб-стригун Бэрда есть. Профессионал, в своём деле, должен быть абсолютно точен. С пожеланием дальнейших успехов.
Вячеслав
31.10.2018 13:55
взял и девушку обидел! Ни за что! Новомодное написание «Бэрда» даже профессионалы от науки стали использовать не так давно. На мой взгляд это не правильно, но я не настаиваю и не слух и не глаз мне не режет.
17.10.2018 12:47
Александр Борисович, это моя вина как редактора, не доглядел. Каюсь.
КамчатНИРО
31.10.2018 14:40
КамчатНИРО: Правильное название — краб-стригун бэрди и краб-стригун Бэрда. Латинское название — Chionoecetes bairdi, во всех приказах Росрыболовства этот вид поименован как «краб-стригун бэрди». Поэтому ошибки в тексте нет.
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...