Скандал в благородном семействе

Скандал в благородном семействе

Выборы ректора в КамчатГТУ закончились серьезным конфликтом, который разделил коллектив вуза на два лагеря. На чьей стороне правда?

Как мы сообщали,30 ноября в Камчатском государственном техническом университете состоялись выборы ректора. Основная борьба развернулась между двумя кандидатами: и. о. ректора Игорем Проценко и деканом факультета заочного обучения Юлией Морозовой. В результате произошло два события, уникальных для истории этого учебного заведения. Во-первых, впервые на выборах ректора победила женщина – Ю. Морозова (о ее победе сообщил сайт КамчатГТУ). Во-вторых, учредитель вуза (Федеральное агентство по рыболовству) фактически отказался заключить с новоизбранным ректором трудовой договор.

Сегодня университетом продолжает руководить Игорь Проценко, который не признал итоги выборов, а Юлия Морозова и ее соратники пишут во все инстанции обращения о «рейдерском захвате вуза».

Наша газета никого не поддерживает в этом конфликте (по крайней мере, сейчас). Мы решили предоставить слово обеим сторонам. Но, кто бы ни оказался прав в итоге, эта история, к сожалению, уже ударила по репутации уважаемого вуза, который на протяжении многих лет готовил кадры для рыбной отрасли Камчатки.

Игорь Проценко: «Выборы были проведены с нарушениями»

– Игорь Григорьевич, почему вы не признаете результаты выборов?

– Потому что подготовка выборов и сами выборы были проведены с нарушениями. Я подготовил аналитическую записку и направил ее учредителю.

– Правда ли, что после голосования вы требовали представить вам фотографии бюллетеней для тайного голосования, что организовали написание жалоб на результаты выборов?

– Это два совершенно разных вопроса. Никаких требований предоставлять мне личные данные о результатах голосования нет и не могло быть. Люди имеют право скрывать эту информацию, голосование было тайным. Люди имеют право объявить о своем решении. Никто не может их к этому принуждать. Никаких приказов и распоряжений я на этот счет не давал. Отдельные сотрудники умышленно распространяют ложную информацию об этом, запугивая людей увольнением, объявляют о якобы каких-то требованиях с моей стороны. Это ложь и ловкий ход для запугивания людей.

Совершенно другой вопрос – это организация жалоб. Что вы понимаете под организацией? Это опять измышления о том, что я заставляю людей какие-то жалобы писать? Никогда этим не занимался и заниматься не собираюсь.

– Правда ли, что ФАР издало приказ о проверке результатов выборов? Почему он не направлен в адрес университета?

– Ранее я подтвердил, что обратился в ФАР. Но указывать ведомству, что ему делать, как и когда проводить проверки, не имею полномочий, не хочу в силу своего образования, опыта работы, в силу личного понимания этики руководителя.

– Правда ли, что руководитель СВТУ вмешивался в избирательный процесс, навязывая вашу кандидатуру коллективу?

– Ну, конечно, это грубая ложь в отношении должностного лица ФАРа. В отношении руководителя СВТУ я могу с уверенностью заявить только одно. На протяжении всего периода моего руководства КамчатГТУ руководство СВТУ ФАР делало все возможное для нормального функционирования университета. Территориальное управление способствовало привлечению научных, инновационных, методических, организационных ресурсов университета к решению отраслевых и региональных задач.

В отличие от руководства Минрыбхоза Камчатского края, которое как раз вмешивалось в выборы, руководитель СВТУ ФАР вообще был в отпуске на материке.

– Каков ваш статус сегодня? Вы остаетесь и. о. ректора?

– Согласно приказу ФАР, изданному в феврале этого года, я приказом назначен ректором временно до избрания и утверждения ректора в установленном порядке. Это не формальные и пустые процедуры. Их нельзя грубо нарушать, к ним нельзя относиться нагло, попирая порядок и субординацию, без уважения.

– Правда ли, что в вузе уволены все проректоры, не выплачивается зарплата, заблокированы решения и деятельность, которые требуют права подписи ректора?

– Проректоры были уволены в связи с процедурой выборов. Я попросил их поддерживать порядок и на добровольной основе помогать мне обеспечивать нормальную работу вуза. В настоящее время практически все ректоры, кто согласился, восстановлены в должностях и продолжают работать.

Подстрекаемые к неповиновению приказу ФАР начальницей правового управления О.М. Блекловой руководители подразделений бухгалтерии, планово-финансового отдела, управления кадров в течение почти 2 недель не представляли мне согласованные документы на подпись, в том числе финансовые. Это поставило под угрозу выплату заработной платы и стипендий перед Новым годом. Эта попытка саботажа была решительно мною пресечена. О.М. Блеклова уволена, и на ее место взят опытный, грамотный юрист, офицер запаса. На место ушедшей в отпуск начальника управления кадров временно назначен наш опытный сотрудник, зав военной кафедрой, декан. На должность проректора по воспитательной работе назначена по многочисленным просьбам курсантов опытный наш работник, профессионал в работе с молодежью. Нормальная работа вуза восстановлена. Новый год коллектив будет встречать с зарплатой, с премией в хорошем настроении. Университет работал, работает и будет работать.

– Известно ли вам, что коллектив университета готовится выйти на митинг?

– 17 декабря в корпусе № 7 административного здания КамчатГТУ была совершена попытка незаконного сбора людей для отстаивания прав Ю.С. Морозовой на место ректора. Я разрешения на подобного рода собрания не давал и давать не собираюсь. Не позволю экстремистски настроенным гражданам втягивать в их политические игры курсантов, студентов, преподавателей и на их глазах призывать к борьбе за места и должности. Без моего разрешения на территорию университета проникли незнакомые люди с видео- и звукозаписывающим оборудованием, с призывами бороться. Это недопустимо, и я подал свой протест СВТУ и ФАР.

Что касается организации митинга вне стен университета, в городе, – то я подаю протест и предупреждаю, что разжигание розни между преподавателями, курсантами, студентами и менеджерами, управленцами, экономистами может привести к непредсказуемым последствиям.

Юлия Морозова: «На работе мне дают понять, что я персона нон грата»

– Юлия Сергеевна, вам объяснили, почему учредитель отказывается заключить с вами контракт?

– Нет. Несмотря на то, что я направила уже несколько заявлений в адрес руководителя с просьбой объяснить причины отказа, объяснений я не получила.

Мне остается только предполагать, что учредитель заинтересован в другом кандидате, который, по его мнению, должен занять эту должность.

– Вы, конечно, имеете в виду и. о. ректора Игоря Проценко. Почему вы приняли решение составить ему конкуренцию на выборах? Вас не устраивает его руководство?

– Я приняла участие в выборах именно потому, что меня не устраивает его руководство. И не только меня. Игорь Проценко управляет университетом уже десять месяцев. За это время и я, и мои коллеги смогли оценить его работу. В итоге коллектив уговорил меня участвовать в выборах. Меня выдвинуло 14 структурных подразделений в качестве кандидата на должность ректора.

– Но вы не можете говорить от имени всего коллектива, ведь за Игоря Проценко тоже голосовали.

– За него отдали голоса 42 человека из 129. Я набрала 84 голоса – 65 процентов. Согласитесь, это серьезный перевес. Я считаю, что коллектив ясно выразил свое отношение к каждому из кандидатов.

– Ваш оппонент говорит, что допущены нарушения при подготовке и проведении выборов.

– Я с этим не согласна. Подготовка к процедуре выборов заняла почти полгода. Все необходимые документы были утверждены ученым советом, комиссией по выборам ректора, а в ряде случаев – и самим учредителем. Кроме этого, комиссию по выборам ректора возглавляла начальник нашего правового управления, а для нее это были уже пятые выборы ректора, которые она провела. Я убеждена, что никаких нарушений не было.

– Вы можете согласиться с тем, что учредитель вуза, который финансирует учебное заведение, имеет право предложить свою кандидатуру на должность ректора и отстаивать ее?

– В уставе нашего вуза и в федеральном законе об образовании прописано, что должность ректора является выборной. Ректора должен выбирать коллектив. Выборы – демократическая процедура, которая проводится не под диктовку.

– Выступая на выборной конференции, вы упрекнули и. о. ректора в провале кампании по набору абитуриентов. Разве он виноват в том, что молодежь не хочет учиться морским профессиям?

– Я работаю в вузе более 15 лет. В свое время я руководила приемной кампанией. Это такой процесс, которым нужно управлять. Это два месяца каждодневной непрерывной работы. Но летом 2015 года я наблюдала абсолютное отсутствие такой работы. Люди просто открыли двери вуза и ждали, что к ним придут поступать. В результате набор абитуриентов провалился.

– Ваши соратники обвиняют И. Проценко в том, что руководитель местного управления ФАР Александр Христенко вмешивался в избирательный процесс в его (Проценко) интересах. А ваш оппонент, в свою очередь, заявляет, что в процесс с вашей стороны вмешивался министр рыбного хозяйства края.

– Владимир Галицын присутствовал на выборах только как приглашенный без права голоса. В течение всей выборной процедуры он лишь наблюдал за процессом, никак в него не вмешиваясь. Со стороны Проценко в зале также присутствовало его доверенное лицо без права голоса, но помимо этого на выборной конференции от имени Христенко было зачитано обращение к коллективу, в котором он просил поддержать кандидатуру Проценко.

– Какова цель митинга, который ваши соратники собираются провести у здания управления ФАР?

– Цель – высказаться в защиту прав трудящихся. Речь не только обо мне. После выборов в университете последовали увольнения, выговоры. Были изданы приказы, ограничивающие нахождение работников в вузе. Мы хотим выразить свое несогласие с этой политикой руководства.

– На вас оказывается давление?

– Да. На работе мне дают понять, что я персона нон грата. И я понимаю, что это не пустые угрозы. Предполагаю, что до конца года меня уволят.

– У вашего руководителя есть основания для вашего увольнения?

– Нет. Но когда нашему юристу грозили увольнением, мы тоже думали, что для этого нет оснований. Однако они вдруг возникли: ей объявили выговор за то, что она отказалась выполнять распоряжение и. о. ректора. На основании этого выговора сотрудника уволили. А распоряжение заключалось в требовании предоставить пофамильные списки делегатов выборной конференции.

Вопросы задавал Кирилл МАРЕНИН

24.12.2015 04:00
842

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...