УТРФ, я тебя никогда не забуду

УТРФ, я тебя никогда не забуду

В январе исполнится 80 лет со дня образования одного из старейших предприятий нашего края – Управления тралового и рефрижераторного флота. Хотя камчатского тралфлота уже не существует, его до сих пор помнят и чтут.

Своими воспоминаниями о работе в УТРФ с нами делятся технологи Нина Рябинина, Николай Тимохин и Валентина Логинова

В начале пути

Прародитель УТРФ – База активного опытного лова (БАОЛ) – был создан 19 января 1936 года приказом начальника АКО Адамовича. Эта дата считается днем рождения камчатского тралфлота. Технологическая лаборатория в УТРФ появилась только в 1966 году, в том же году, когда на Камчатку пришла знаменитая плавбаза «Ламут». Первыми сотрудниками этой лаборатории стали Валентина Фёдоровна Симонова и Вера Силовна Фрезовая. Это был уже совершенно новый уровень работы предприятия. Кроме заморозки технологи солили рыбу и выпускали пресервы.

К моменту, когда УТРФ насчитывал уже 12 плавбаз и 4 плавзавода, компания была известна на всю страну благодаря качеству выпускаемой продукции.

Нина Алексеевна Рябинина была одной из первых выпускников рыбного техникума. Она попала в тралфлот по распределению, когда ей было всего 23 года. «Технологии на предприятии были очень примитивными, практически вся работа выполнялась вручную», – вспоминает она. Свой первый рейс Нина Алексеевна работала на минтае. Интересно, что в те времена минтай считался мало съедобной рыбой. У него брали только икру и печень, а мясо перемалывали в фарш и пускали на корм животным. Со временем технологии совершенствовались, проводились экспертизы и выяснилось, что мясо минтая является диетическим. В скором времени ассортимент продукции УТРФ начал расширяться. Технологи стали выпускать пресервы тихоокеанской сельди и иваси, обрабатывать лосося и морозить минтая.

«Было сложно: спрос и требования шли вперед, а оборудование отставало. Но мы не отчаивались, пробовали разные виды разделки, экспериментировали», – улыбается Нина Рябинина.

В 1969 году, когда на предприятие пришла плавбаза «50 лет Октября», сотрудников отправляли в рейс на 12 месяцев. На мой вопрос, страшно ли было уходить на целый год в море, Рябинина смеется: «Страшно было в первый раз пресервы в банке на 5 килограммов выпускать, а год в море – привыкаешь».

Работа на плавбазах кипела. «Сначала выходишь в рейс, народу много, всех и не упомнишь. Потом в штормовые дни все собирались в кают-компании, лепили пельмени, знакомились», – рассказывает Нина Алексеевна. «А по воскресеньям булочки пекли», – добавляет Николай Тимохин. Именно по запаху свежих булочек определяли день недели. «Обычно ставишь маркировку, число и месяц, а что это за день, никогда не помнили. И только воскресенье было особенным», – смеется Рябинина. В 1971 году УТРФ наградили орденом Ленина за качество выпускаемой продукции. Этот же орден получила и сама Нина Алексеевна.

Технологов УТРФ постоянно отправляли на выставки продукции во Владивосток, Москву, Германию. Они часто ездили и по так называемым «забраковкам», ведь в браке всегда винили именно технологов. Тогда они брали образцы, проводили исследования и отстаивали свою правоту. «Однажды нам попалась бесструктурная горбуша. Вроде готовишь ее, все хорошо. Но через какое-то время консистенция мяса напоминала яичный белок. Посчитали, что это наша ошибка. Как потом выяснилось, у рыбы было заболевание, которое можно заметить только после разморозки», – вспоминает Валентина Фёдоровна Логинова.

Из рейса в рейс

Николай Васильевич Тимохин пришел в УТРФ в 1971 году. Уроженец Украины попал по распределению на Камчатку и остался здесь до самой пенсии. В это время предприятие уже насчитывало четыре плавбазы. «Помню первый рейс. Пошел помощником мастера. Блуждаешь по судну, ищешь, где первый трюм, где пятый», – смеется он. Тогда на флоте был хорошо развит опыт наставничества. Из рейса в рейс мастера профессионально росли и через некоторое время занимали руководящие должности.

«Коллектив был очень сплочен. Не было текучки. Вроде 7 тысяч человек на одном предприятии, но как большая семья. Даже после отпуска кто-то приезжал – встречали как родных», – вспоминает Валентина Фёдоровна. До сих пор многие бывшие коллеги, работавшие на траловом флоте, созваниваются, делятся новостями и время от времени собираются вместе.

Однако трудности преследовали предприятие и в лучшие годы. Случалось, на судне не хватало тары, не было соли или топлива. «Вот так стоим в открытом море, ждем танкер или какую-нибудь плавбазу, чтобы нам соли дали хоть немного. Из-за этих неприятностей пропадал весь рабочий настрой», – рассказывает Нина Рябинина. Тем не менее состав всегда выполнял все рейсовые задания и с судна сходил на берег под торжественную музыку оркестра.

Почему, несмотря на эти проблемы, специалисты все равно оставались верны тралфлоту?

«Я просто не могла изменить УТРФ. Да и мы как-то верили, что нас не сломят эти трудности, что впереди светлые времена», – говорит Нина Алексеевна.

«Я просто любила свою работу. Поскольку я была еще химиком и бактериологом, я обучала людей. Когда в каждого вкладываешь частичку души, а потом видишь, как человек растет, невозможно остаться равнодушной», – подхватывает Валентина Фёдоровна.

Своих руководителей технологи вспоминают с теплотой. «Они знали, что от производственников многое зависит. Нас поддерживали, но и наказывали, если того требовала дисциплина», – говорит Валентина Фёдоровна.

«Тралфлот воспитал в нас чувство ответственности. Я благодарна ему за это. Мы знали, что в нас верят, и очень дорожили этим доверием», – подхватывает Нина Алексеевна.

Несмотря на такие трудности, как медленное обновление технологического оборудования, перебои со снабжением судов всем необходимым, в УТРФ работали с удовольствием. Как уверяет Николай Васильевич, в этих проблемах не всегда было виновато руководство. «Раньше ведь за всем следило министерство рыбного хозяйства, а этому министерству подчинялось приморское предприятие «Дальрыба», которому, в свою очередь, подчинялись мы. Если у приморцев на судах все по последнему слову техники, нам доставалось по остаточному принципу», – рассказывает мой собеседник.

Клетчатый лосось

Валентина Логинова пришла в тралфлот также в 1971 году. В первый же рабочий день ее отправили в командировку химиком на плавбазу «Северный полюс» налаживать контроль выпуска лососевой икры. «Когда Виталий Тихонович Сирота сказал собирать вещи, у меня слезы навернулись. Мама с папой только улетели, я одна с мужем и годовалым малышом. Но только и промолвила: «Когда?» – смеется Логинова.

Выходя на лососевую путину со сменным экипажем на СРТМ и плавбазы, штаб экспедиции на флагманской плавбазе проводил обучение и подготовку людей к работе на лососевом промысле. Специалисты рассказывали основные моменты выпуска качественной продукции, показывали, как выглядит рыба с нерестовыми изменениями, как правильно ее разделывать, как солить икру и определить степень солености.

«Помню, в первый раз вышли в экспедицию. Пока совершаем переход, готовимся к лекции. Нашли на плавбазе плакаты членов правительства и рисовали свои схемы на обратной стороне. Мне Кривошеев говорит: «Рисуй рыбу!» – а я не умею рисовать. Не растерялась, положила руку, обвела и говорю: «Вот вам рыба!» Вывесили эту красоту на иллюминаторы, ждем. Приходит начальство, смеется. А мы понять не можем, что не так. Оказалось, плакаты просвечивали и видно было только портреты», – смеются технологи.

Таких юмористических историй у ветеранов тралфлота хоть отбавляй. Однажды на одну плавбазу попал необычный лосось. «Помню, ночью звонит мне Нина Алексеевна с соседнего судна и говорит, что им лосось пришел весь в клеточку. Я выхожу на линию, у нас нормальный лосось. Ничего понять не можем, отчего он такой. Выяснилось, что они зашли в экспедицию в места, где японцы ставили свои электрические сети, чтобы рыба шла к ним. Так на борт попала целая сеть с обожженными рыбинами», – рассказывает Валентина Фёдоровна.

Последний день

Какой день считать последним в истории УТРФ – вопрос спорный. ОАО «Ордена Ленина УТРФ» было ликвидировано после признания его банкротом и 2-летней процедуры арбитражного производства 5 марта 2004 года. Однако продолжало жить ОАО «УТРФ-холдинг», которое неофициально считалось его наследником, так как в него перешли коллектив и основные средства производства обанкроченной компании. А холдинг прекратил существование 31 марта 2005 года, также став банкротом. Пожалуй, эту дату и можно считать последней для тралфлота.

Как уверяют меня технологи, развал УТРФ начался еще раньше – в 1993 году. Все началось с тотальной невыплаты зарплат, потом пошла первая волна сокращений, потом вторая…

«Это было очень болезненно. Все переживали. Приходишь на работу и думаешь, что будет сегодня», – говорит Нина Рябинина.

«Не передать, как это было больно и несправедливо», – говорит Валентина Фёдоровна.

«Главное, чтобы вам не пришлось через это проходить», – желает мне Николай Васильевич.

Все, что осталось от тралфлота, – несколько грамот, знамя, которое коллективу предприятия вручили в 1967 году в честь 50-летия Октябрьской революции, «За заслуги в деле социалистического строительства» и орден Ленина.

В 2003 году реликвии УТРФ были переданы в фонд хранения Камчатского объединенного музея. Уже 12 лет они хранятся именно там.

Яна ГАПОНЮК

22 января сотрудники УТРФ соберутся вместе, чтобы отметить юбилейный день рождения любимого предприятия и поделиться воспоминаниями. Приглашаются все желающие. Дополнительная информация о времени и месте проведения мероприятия по телефонам: 30-37-93, 8-924-586-13-04.

24.12.2015 04:00
733

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...