Лосось уходит на север

Лосось уходит на север

Лососевая путина этого года будет для Дальнего Востока урожайной. Но дальнейший прогноз не радует: перемены климата ведут к сокращению улова и смещают промысловые районы на север

19 апреля замруководителя Федерального агентства по рыболовству Пётр Савчук провел в Петропавловске-Камчатском заседание Дальневосточного научно-промыслового совета. Главной темой стала подготовка к красной путине. Представители регионов, науки и контрольно-надзорных ведомств обсудили перспективы грядущей рыбацкой страды.

Урожайный 2018-й

В 2018 году отраслевая наука обещает Дальнему Востоку богатый улов лосося. По словам начальника управления науки и образования Федерального агентства по рыболовству Сергея Голованова, в эту путину дальневосточникам будет рекомендовано выловить более 490 тысяч тонн красной рыбы, из них 338 936 тонн горбуши. Главный куш получит Камчатка: порядка 290 тысяч тонн.

В четные годы камчатские рыбаки традиционно ждут наибольшего улова на западном побережье полуострова. 2018-й, несмотря на четность, обещает хорошие показатели и востоку: не менее 60 тысяч тонн горбуши.

Что касается Охотского моря и западного побережья Камчатки, здесь ситуация более чем благополучная. Как отметил заместитель гендиректора ТИНРО-Центра Игорь Мельников, результаты исследований в Охотоморье удивили ученых: «Численность горбуши – 2,7 млрд экземпляров при биомассе 356,6 тысячи тонн. Таких больших величин мы еще не наблюдали при проведении подобных съемок в Охотском море».

«При пиковых подходах лосося на Западной Камчатке нам придется перерабатывать до 15 тысяч тонн рыбы в сутки. Хотя с 2008 года там построен ряд новых заводов, их общая максимальная мощность – не более 8 тысяч. Кроме того, основная переработка сосредоточена на юге западного побережья. А севернее есть участки, где заводов относительно немного. Поэтому нам не обойтись без перерабатывающих мощностей флота», – сказал заместитель председателя Правительства Камчатского края, министр рыбного хозяйства Владимир Галицын.

Одна из главных задач Камчатки на ближайшее время – урегулировать отношения с Сахалином: промысел на Северных Курилах негативно влияет на путину соседних регионов, ведь сахалинские рыбаки перехватывают транзитного лосося, идущего к Западной Камчатке и Магадану.

«На Северных Курилах ведется интенсивный промысел малочисленных стад западнокамчатских популяций в период, когда они идут на нерест. В результате мы можем потерять их, – отметил Владимир Галицын. – В 2011 году наши регионы заключили соглашение, в котором были оговорены объемы и сроки промысла. Но в 2014-м Сахалин в одностороннем порядке вышел из него».

В апреле этого года губернаторы Камчатского края и Сахалинской области договорились возобновить соглашение. Но, судя по выступлению на заседании ДВНПС руководителя Агентства по рыболовству Сахалинской области Андрея Горничных, переговоры могут затянуться. По его мнению, проект договора, предложенный Камчаткой, существенно отличается от соглашений, которые были раньше. Он призвал придать договоренностям «взаимоприемлемую форму».

Еще одна проблема – новая система оформления ветеринарно-сопроводительных документов в электронном виде. Как сказал президент Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки Сергей Тимошенко, у маломерного флота и рыбопромысловых участков не было времени апробировать эту систему. Она «накроет» их как раз в разгар путины.

По словам Петра Савчука, в мае состоится совещание с участием заместителя руководителя Россельхознадзора Николая Власова. Регионам предложено направить информацию о готовности ветеринарных служб на их территориях к переходу на новую систему работы.

Градус растет

Увы, время благоприятных прогнозов подходит к финалу. В долгосрочной перспективе наука призывает готовиться к худшему.

По словам директора ТИНРО-Центра Алексея Байталюка, после рекордного 2009 года, когда рыбаки Дальнего Востока добыли 550 тысяч тонн красной рыбы, началось снижение ежегодного вылова лососевых. Районы активного промысла смещаются в северном направлении. Сначала это почувствовали японцы. Потом пришла очередь Сахалина, реки Амур.

«Это природный процесс, действие циклических изменений климата с периодом 50–60 лет. Началось региональное мощное потепление, которое затрагивает всю северную часть Тихого океана и негативно влияет на численность популяции лососей. Если процесс потепления будет продолжаться, не исключено, что запасы горбуши будут деградировать. Оказать влияние на изменение климатических условий нельзя, но в наших силах поддержать запасы лососей в стабильном состоянии за счет оптимизации промысла», – сказал Алексей Байталюк.

Для снижения промысловой нагрузки предложен ряд изменений в правила рыболовства (новая редакция этого документа начнет действовать уже нынешним летом). Ряд ограничений предусмотрен для отдельных регионов и орудий лова, таких как сети.

На заседании ДВНПС представитель малых и средних рыбацких компаний Камчатки, которые живут сетным ловом, пытался возразить против новых мер: есть ли смысл ограничивать использование сетей на Камчатке сейчас, когда регион ждет обильные подходы рыбы?

«Мы ограничиваем промысловые усилия по всем регионам, понимая, что происходит с климатическими особенностями. По жаберным сетям в дальнейшем будут еще более серьезный контроль и регламенты», – ответил Пётр Савчук.

О «трех хвостах» и «одном хозяине»

В свете этих тревожных ожиданий рыбацкие регионы обновляют стратегии промысла. На заседании ДВНПС их представители рассказали о своих наработках, которые будут учтены в общей бассейновой стратегии использования запасов лососей.

Наибольшую дискуссию вызвало выступление уже упомянутого Андрея Горничных.

Кризис лососевого промысла коснулся Сахалинской области раньше остальных на Дальнем Востоке (и не только в силу природных условий). Это заставляет ее искать порой нетривиальные решения. Чего стоит, к примеру, инициатива бесплатно выдавать гражданам путевки для добычи лосося, так называемых «трех хвостов».

«Это снимет социальное напряжение в Сахалинской области, связанное с ограниченным доступом населения к побережью. В основном все занято участками для прибрежного и промышленного лова. Даже в период массового хода лососей цена на рыбу в рознице высока», – сказал Андрей Горничных.

Однако большинство участников ДВНПС скептически отнеслись к такому новаторству. Представители рыбоохраны считают невозможным контролировать и регулировать лов в случае, если инициатива Сахалина станет законом. Кроме того, ради «трех хвостов» из рекомендованного улова будет изъято почти 30 тысяч тонн лосося, а это существенный «минус» для других видов рыболовства на Сахалине. При этом отдельные граждане явно нацелены на объем больший, чем «три хвоста».

«Не надо создавать условия для браконьерства. Это путь популизма. Пока не будет понимания того, как контролировать этот процесс, мы его не можем принять», – подвел итог обсуждения Пётр Савчук.

Другая идея Сахалина еще больше встревожила рыбацкое сообщество. Речь идет о принципе «одно стадо (одна единица запаса) – один пользователь» (более упрощенная формулировка – «одна река – один хозяин»). Это предложение впервые прозвучало еще 10 лет назад. Однако в 2008 году государство выбрало другой путь, распределив рыбопромысловые участки на 20 лет по итогам конкурсов. Но вот Сахалинская область вновь выносит эту инициативу на обсуждение. Фактически предложено изменить законодательство и досрочно изъять из пользования ряд участков, выданных компаниям на период до 2028-го.

На апрельском заседании ДВНПС эта идея впервые прозвучала официально с трибуны из уст все того же Андрея Горничных. По его словам, инициатива касается (пока?) только Сахалинской области, где предлагается распределить горбушевые стада по одному стаду на одну компанию или ассоциацию.

«Сложно представить, что, например, на Западной Камчатке пользователи рыбопромысловых участков добровольно откажутся от своих объемов вылова и перспектив в пользу единого, пусть даже самого уважаемого пользователя», – высказал свою точку зрения Владимир Галицын.

«Если рыбаки будут не в состоянии объединиться, то надо выставлять такую зону на аукцион», – ответил Андрей Горничных.

Его поддержал зампредседателя Правительства Сахалинской области Анатолий Макоедов. Именно Анатолий Николаевич одним из первых выдвинул идею «одна единица запаса – один пользователь», еще будучи директором департамента рыбохозяйственной политики Минсельхоза России. По его словам, не все компании, выигравшие участки, пользуются этим ресурсом рационально и оставлять его в их руках пагубно.

«У нас на Сахалине ситуация сложилась грустная. Если на востоке предприятия работают неплохо, то на западном побережье полная разруха. Там вообще никакого промысла нет, хотя традиционно был, а участки закреплены до 2028 года», – сказал Анатолий Макоедов.

«Распределение участков на Сахалине состоялось наихудшим образом, – согласился Пётр Савчук. – Но даже если распределим ресурс заново так, как вы считаете необходимым, рыбы все равно больше не станет. Результат будет тот же. Здесь подошел бы опыт Японии: там, когда не приходит лосось, перестраиваются на иваси, скумбрию».

Главный вывод состоявшейся дискуссии: добытчиков лосося ждут тяжелые времена. В какой год или 10-летие потепление сменится похолоданием, наука, к сожалению, пока сказать не может.

Кирилл МАРЕНИН

25.04.2018 11:00
879

1 комментарий

Семён Семёнович Горбунков
26.04.2018 12:35
Несколько раздражает этот посыл рыбоохранных органов — раз у нас не хватает сил и средств, чтобы контролировать вылов в рамках программы «три хвоста», то это надо запретить. Но люди разве виноваты, что у вас чего-то не хватает? Раз не хватает, наращивайте и дайте народу, который по конституции является носителем суверенитета и источником вашей власти возможность воспользоваться природными богатствами своей страны. Богатства эти по той же конституции должны служить основой жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующих территориях.
Разблокировать
Передвиньте кнопку со стрелкой вправо
Загрузка...